ЧТО-ТО МАНИЛО СЮДА ИЗНАЧАЛЬНО

0
334

Героя, о котором сегодня пойдет рассказ, по словам гидроэнергетиков ставили в пример многим сотрудникам гидростанции. Всегда опрятный и подтянутый – настоящий образец стиля. Поговаривают, что о «стрелки»  на его отутюженных брюках можно было пораниться, до того они казались острыми. Однако стильный образ – это лишь дополнение к высокому профессионализму. Более 30 лет он посвятил работе на Красноярской ГЭС,  большую часть из них был начальником смены центрального пульта управления. Итак, знакомьтесь: Николай Петрович Ким. Кстати, в минувшее воскресенье, 28 мая он отметил солидный 85­-летний юбилей, что послужило еще одним поводом для встречи с этим интересным человеком.

До пятилетнего возраста маленький Николай проживал с родителями  в Приморье. Как говорит он сам, мама и папа были чистокровными корейцами. В воспоминаниях о том времени сохранились яркие картинки о фруктовом саде, большой и дружной семье, в которой подрастало восемь ребятишек. Отец работал садовником у русских военных, которые были частыми гостями в доме. От них семья Ким переняла много рецептов русской кухни.

– Жили мы очень хорошо, – вспоминает Николай Петрович. – Но грянул 1937 год. По одной из версий, корейцев, проживавших в том регионе, признали японскими шпионами, по другой –  И.В. Сталин решил «перемешать» советскую нацию.

Корейцев переселили в Среднюю Азию. В памяти остался долгий путь по железной дороге. Однако для маленького мальчика он не был связан с чем­то плохим. Малыш Кит (корейское имя Николая Петровича) воспринимал его как захватывающее приключение: и почтовые вагоны, в которых ехали сначала, и  холодные «товарняки», в которые пересадили корейцев напоследок. В Узбекистане переселенцев разместили в   поселках, где жили русские немцы, выселенные незадолго до этого на Урал. Николай Петрович вспоминает, что от них досталось много предметов быта: топоры, посуда, сельхозтехника.

Во время войны старший брат стремился на фронт, но ввиду того, что он был выходцем из корейской семьи, на передовую его не взяли. Зато в 1944­м призвали в трудовую армию, откуда вскоре пришла домой похоронка… Мать, будучи сама женщиной малограмотной, всегда настаивала на том, чтобы все дети получили достойное образование. И, следуя ее слову, да и имея собственное огромное желание, дети учились.

– Школа была хорошая, предметы преподавались на русском языке, а еще учили узбекский, – рассказывает гидроэнергетик. – Отличными были взаимоотношения между разными нациями.  Узбеки очень благородный, порядочный и гостеприимный народ. Они никогда не позволяли себе никаких вольностей. Я захватил то время, когда женщины носили паранджу.
А еще  узбеки первыми протягивают руку помощи тем, кому она нужна. Во время войны многие из них брали в свои семьи осиротевших, эвакуированных детей. Один узбек  приютил 12  сирот и вырастил их достойными людьми. Грубое современное слово «гастарбайтеры»  к ним совсем не подходит, и мне очень не нравится, когда их называют еще более грубыми словами.

В Ташкентский политехнический институт наш герой поступил, преодолев большое конкурсное испытание: 30 человек на место. Изначально хотел быть электриком. Но однажды попал на лекцию  удивительного профессора (будущего декана  гидро­
энергетического факультета), который рассказал о великих стройках Советского Союза. Николай Петрович в буквальном смысле слова заразился идеей получить гидроэнергетическую специальность.  И учеба  парню нравилась, и практика, которую он проходил на разных гидростанциях страны, – тоже.

– Первую практику проходил на Иркутской ГЭС, – рассказывает наш герой. – Познакомился с холодной ангарской водой, впервые увидел шагающий экскаватор и даже будущего «Деда» Красноярской ГЭС – Андрея Ефимовича  Бочкина. Его громогласный голос раз и навсегда врезался в память. Когда ехал на поезде в Иркутск, вышел на станции Красноярск. И посмотрел по сторонам, огляделся. Словно чувствовал, что будущее будет связано с этим местом.  Красноярск запомнился деревянным, каким­то «низеньким».

Потом в практике была и Горьковская ГЭС, Нарвская ГЭС под  Ленинградом.  Богатейшая производственная практика сделала свое дело – вчерашний студент постепенно превращался в высококлассного специалиста. Помимо приобретения производственного опыта, наш герой не забывал и культурно просвещаться. Впечатлила его и поездка в Москву, на выставку ВДНХ. Признается, когда  в космическом павильоне увидел капсулу, в которой Гагарин облетел Землю, ему стало немного жутковато: в такой маленькой капсуле он облетел планету – один?..

После окончания института Н.П. Ким получил распределение на ГЭС на реке  Сырдарья. Надо сказать, место пришлось не по душе и оттуда  хотелось уехать.  К тому времени наш герой уже обзавелся семьей. Супруга Галина Дмитриевна неоднократно выговаривала мужу, что не стоит дергаться с места. Но он был настроен решительно и отправился в Сибирь, ознакомиться с обстановкой. Побывал на Братской  ГЭС, заехал на Красноярскую. И вот тут, что называется, сердце «екнуло».

– Здесь шел разгар строительства, – делится ветеран. – Мне очень понравилась его организация.  Чувствовалось, что руководит опытный начальник.

Произошел с нашим героем и еще один интересный случай. Когда он прибыл на дивногорскую землю и вышел из автобуса, чуть не утопив ботинки в грязи, к нему вдруг подошли школьники и, подумав, что перед ними самый что ни на есть настоящий строитель Красноярской ГЭС,  попросили рассказать о гидроэнергетике. Николай Петрович не растерялся и поведал о многих интересных вещах. Школьники, раскрыв рты, слушали бывалого профессионала. Стоит ли говорить, что и после разговора с руководством ГЭС  вновь прибывший специалист пришелся ко двору.

Николай Петрович вернулся на Сырдарью, оповестил родных, что нужно готовиться к переезду.  Признаться, домашние были не в восторге.  Однако жена прекословить мужу не стала. Тем более, на новом месте положительно был решен вопрос и с жильем, и с устройством дочерей в детский садик, и даже с работой для супруги.  Галина Дмитриевна Десятова известна многим гэсовцам как инженер ПТО, а еще как председатель городского общества блокадников Ленинграда и малолетних узников фашистских концлагерей.

На Красноярской ГЭС Н.П. Ким начинал  со стажировки в машинном зале и одновременно сдавал экзамены, был готов приступить к работе в любой должности. И уже весной 1966 года ему доверили пост на центральном пульте управления. Обилие всевозможных приборов и кнопок нисколько не пугало.

–  Главное для  работы на этом месте – в совершенстве знать все физические законы, – считает он. – Вся автоматика зависит исключительно от этой науки: генератор, трансформатор, разъединители, выключатели.  Все это завязано с электричеством. Подобные панели приборов есть и на морских кораблях, и на самолетах. Для профессионалов  разобраться в них труда не представляет.

За более чем тридцатилетний стаж работы на Красноярской ГЭС у нашего героя накопилось немало воспоминаний. Есть среди них веселые, есть и тревожные, связанные со случавшимися сбоями в механизмах машинного зала гидростанции.

Сегодня Николай Петрович  находится на заслуженном отдыхе. Он окружен заботой родных и близких, детей, внуков, правнуков. И мечтает, чтобы в нашей огромной державе как можно больше внимания уделялось молодежи, чтобы те в свою очередь могли в будущем продолжать прославлять Россию.

Подготовила Ольга ГАМАНОВИЧ


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ