СЛАБАКАМ НА СТРОЙКЕ МЕСТА НЕ БЫЛО

0
356

В «Огнях Енисея» в течение года выходит очень интересная, познавательная рубрика «Это наша с тобой биография», посвященная 50-летию пуска первых двух агрегатов Красноярской ГЭС.
С большим волнением читаю воспоминания ветеранов и мысленно говорю им спасибо, что сохранили память о тех людях, с которыми мы делили радость и беды трудовых будней.

Воспоминания В.П. Виноградова и сама тема очень близки мне по восприятию жизненных ситуаций, восхитили меня своей правдивостью и яркостью раскрытия темы трудовых подвигов людей, не познавших славы.
Я же хочу рассказать о тех людях, с которыми работала, о том, как и в каких условиях мы приближали празднование пуска Красноярской ГЭС в работу.
В Дивногорск я приехала в 1958 году после окончания торгового училища. Работала продавцом, а мечтала попасть туда, где бурлила жизнь молодых, задорных, – на стройку. И через два года это случилось, меня перевели на строящийся трехсекционный бетонный завод.
20 мая 1960 года состоялось знакомство с начальником цеха Александром Степановичем Белихиным, мастером Георгием Иннокентьевичем Ярославцевым, первыми работниками – Любой Курдюковой, Риммой Черновой, Ниной Зайцевой, Катей Поляковой, Галей Тарасовой, Ниной Белобородовой. У меня остались хорошие впечатления от этой встречи и надежда на взаимопонимание.
Все мы, приехавшие из разных мест, не имели строительных специальностей, но нас объединяло желание быть полезными на стройке.
Подходил к концу монтаж оборудования на первой секции завода, рос наш коллектив. Были и неквалифицированные работники, больше женщины, и опытные специалисты – электрики, слесари. Мы занимались уборкой территории от строительного мусора, очищали от пыли и грязи установленное оборудование. Начальник цеха и мастер вели с нами многочасовые занятия по изучению принципов работы оборудования, технологии изготовления бетона, его свойств, о правилах безопасности при проведении работ. Вместе со знаниями они прививали нам уважение к труду, дисциплине, учили взаимопониманию и взаимовыручке. Усвоив теорию, мы здесь же проходили рабочую практику: занимались приемкой и учетом инертных материалов (песок, гравий), цемента на уличные склады завода, заливали масло в редукторы, набивали масленки солидолом.
С другого участка к нам пришли две работницы, имевшие большой опыт работы на бетонном заводе и высокую квалификацию, – машинист бетономешалки Надя Павлова и оператор дозаторного отделения Зоя Лопатина. Штат работников одной смены был укомплектован, оборудование смонтировано, ждали команды пуска первой секции в работу…
Момент выдачи первого замеса бетона в августе 1960 года для нас, впервые участвовавших в этом процессе, остался в памяти навсегда. Шум работающих двигателей, пыль, грохот вращающейся бетономешалки, извергающей из горловины грязь, трясущейся от вибрации, повергли нас в шок. Померкла радость праздника, и мы увидели действительность, в которой должны работать. А.С. Белихин, увидев наше замешательство, подошел и строго сказал: «Слабакам нет места на стройке. Думайте!». И вышел.
Растерянно посмотрев друг на друга, разом бросились навстречу, обнялись, заулыбались. Все остались, выдали и первый куб бетона, и последний. Та минута слабости нас сплотила и помогла пережить все трудности, ожидавшие впереди.
А трудностей было много. Что-то не срабатывало в технологической цепочке, случались завалы цементом, гравием, песком. Не хватало отопления, на рабочих местах было холодно, песок и гравий смерзались в сплошной наст на складах. Приходилось этот наст разбивать кувалдами, ломать шуровками, не подозревая об опасности. Однажды расколовшийся наст рухнул в бункер, прихватив с собой одну из мотористок. Не видя и не слыша нашу работницу, мы кричали ей: «держись, держись! сейчас, уже скоро…», а руками раскидывали гравий из бункера на ленточный транспортер. И, наконец, вместе с лавиной выпала и она. К счастью, наша работница осталась жива, невредима и через два месяца родила здоровенького малыша. Еще один такой случай позже, через два года, произошел в другой смене. Там тоже все закончилось хорошо. Позже силами наших слесарей и сварщика над бункерами были установлены металлические решетки, опасность устранили и с ней просчет проектировщиков. Наверное, не ведали они о том, что у нас морозы под 50 градусов.
В зимний период перемерзал воздух в воздуховодах, оборудование останавливалось. Из-за холода в помещениях быстро замерзал бетон на стенках бункера выдачи, перекрывал его зев. Тогда нам приходилось спускаться в него, спиной упираясь в одну стенку, а ногами – в противоположную, и в таком положении очищать стены от бетона отбойным молотком. Однажды, проезжая мимо завода, А.Е. Бочкин увидел простаивающие машины, спросил у водителей, почему они стоят. А они указали ему на летящие куски бетона из бункера на землю. В это время я очищала бункер молотком, осталось совсем немного, и вдруг молоток замолк. Я жму, жму, а он молчит, воздух не шипит – тишина… Решила, что отключили воздух, «красиво» выразилась, начала вытаскивать отбойный молоток из бункера наверх. Увидела Андрея Ефимовича и чуть не выронила молоток из рук. Он его подхватил и еще помог мне вылезти, а я не знала, куда девать себя за «красивые» слова. Он спросил: «Ну что за цирк, что за номер?». Неожиданно для себя выпалила: «Танец с отбойным молотком» и заревела.
А он: «Давай поговорим, рассказывай все». Я все ему рассказала и закончила словами: «Вот теперь увольняйте» со злобой в голосе.
Но Андрей Ефимович на это ничего не ответил, долго молчал, а потом промолвил: « Будем что-то менять. А ты молодец». И ушел.
А вскоре на зев бункера наши слесари установили затвор пневматического действия. Летом устройство работало нормально, и опасности для нас не было, зев был закрыт. Зимой воздух замерзал в воздуховодах, приходилось ждать, пока их разогреют лампой. Время шло, завод терял время, кубы выданного бетона. Нашли выход сами: втихушку перекрывали вентиль к затвору, работали старым методом.
Еще наши слесари и сварщики изменили проектную форму лопастей бетономешалки и угол их установки. Меньше бетона прилипало к лопастям, реже стали внутрь лазить с отбойным молотком. Но это было уже в то время, когда укладывали последние тысячи кубов бетона…

Н.В. Сидоренко,
ветеран строительства Красноярской ГЭС
фото из архива автора


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ