АЛЕКСАНДР ФРИДРИХ: ТАРИФЫ НА ВОДУ НЕ ОКУПАЮТ РАСХОДОВ

0
473
Вид на Енисей с отметки «222»

МУП «Дивногорский Водоканал» – жизненно важное предприятие, без которого сложно себе представить жизнеобеспечение города. Более 10 лет предприятие находилось в частной собственности, в форме ООО, и лишь в текущем году стало муниципальным. Мы встретились с директором МУП «Дивногорский Водоканал» А.А. Фридрихом и поговорили о том, чем живет сегодня предприятие, о проблемах, планах и перспективах развития.

– Александр Александрович, расскажите о трудовом коллективе предприятия.

– Наш коллектив – очень профессиональный и слаженный, текучки кадров у нас практически нет. Конечно, коллектив постепенно обновляется, приходят молодые специалисты с желанием работать долгие годы на благо народа, ведь наше предприятие является предприятием жизнеобеспечения, и наша основная задача – качественное и бесперебойное водоснабжение.

Руководители подразделений, а также работники предприятия трудятся здесь много­много лет. Например, Татьяна Витальевна Помыткина уже более 35 лет работает в сфере водоснабжения. Пришла на работу в Водоканал совсем девчонкой. Она – наша «царица воды», возглавляет  насосно­фильтровальную станцию.

Конечно, для того чтобы водоснабжение и водоотведение было бесперебойным и качественным, нам приходится проводить ремонтные работы на сетях и сооружениях, что влечет за собой кратковременную приостановку водоснабжения. Но мы надеемся, что жители города это понимают и знают, что все делается для них. Пользуясь случаем, приношу извинения, если кого обидели.

 – Изменилась ли внутренняя структура предприятия с переходом в статус МУП?

– Да, она несколько видоизменилась. Это объясняется тем, что предыдущая схема была настроена на проведение большого количества ремонтных работ на магистральных инженерных сетях. За 10 лет работы ООО «ДВК» были заменены практически все магистральные водоводы. Около 120 млн рублей было вложено в ремонтные работы. Остались не замененными трубопроводы внутриквартальные и в частном секторе. После того как мы закрыли свободный доступ к колонкам, ужесточили контроль за отпуском воды, жители поселков стали активно проводить воду в свои дома.

– Почему вы закрыли колонки?

–  Дело в том, что вода – это тоже товар, и за нее нужно платить. Раньше разбор воды шел бесконтрольно, были большие потери.

– Какова протяженность наружных сетей, которые вы обслуживаете?

– По водоснабжению – 96 км сетей, канализации – 87 км. Это все инженерные сети, включая поселки. На канализационных сетях находится более 2,5 тысячи колодцев. Мы также обслуживаем порядка 208 пожарных гидрантов и пожарные резервуары в поселке Молодежном. Пожарные гидранты мы должны в зимний период постоянно очищать от снега, обеспечивать свободный доступ к ним и их работоспособность. Но в наших тарифах затраты на ремонт и содержание систем пожаротушения не закладываются.

– Какова штатная численность предприятия, средняя зарплата?

– В штате у нас – 225 человек, средняя зарплата персонала – 23 тыс. рублей.

– Сколько из них – административный персонал?

–  Административный персонал, включая директора, – 27 человек. Из них 4 контролера, 2 диспетчера, 2 специалиста по закупкам. Кроме того, бухгалтерия, производственный отдел, юристы… Основу же коллектива составляет  сменный персонал на наших объектах. Большинство здесь – женщины. В аварийно­диспетчерской службе работают четыре электрика, четыре слесаря – на водопроводном участке, столько же – на участке канализации, в дежурной смене – 3 человека плюс водитель. На участках работают бригады слесарей по 12 человек. Сокращать никого не планируем. Более того, нас вынуждают увеличивать штат в связи с нововведениями в законодательстве. Переход на прямые платежи населения тоже предполагает увеличение штата.

– Вы готовы к прямым платежам?

–  Мы уже ранее работали по прямым платежам, да и сейчас напрямую ведем расчеты с частным сектором, это порядка 1 100 абонентов.

–  Дивногорцев волнует тема постоянного повышения тарифов, в том числе и на услуги Водоканала. Почему растут тарифы?

–  При формировании тарифов на наши услуги мы закладываем в них рост тарифов на электро­
энергию. Как правило, по факту тарифы бывают выше, чем по нашим расчетам. Нам говорят, что тарифы вырастут на 5%, на деле же – на все 15, а то и 20%. Дело в том, что энергетики закупают электро­
энергию на рынке «Форэм» и могут покупать ее каждый месяц по разной цене. Их тарифы государством не регулируются.

Приведу динамику изменения тарифов на электроэнергию в прошлом и текущем году. Например, в июне 2016 года тариф на электро­
энергию СН2 от 150 до 670 киловатт составлял 3 руб. 8 коп., в июле – 3 руб. 28 коп., в сентябре – 3 руб. 40 коп., в ноябре – 3 руб. 72 коп.; в январе 2017 года – 3 руб. 82 коп., в феврале – 3 руб. 90 коп. Для нас такая непредсказуемость чревата большими проблемами. Водоканал же не может произвольно повышать тарифы, мы это делаем один раз в год. Плюс неплатежи населения, непредсказуемый рост стоимости ГСМ и многие другие факторы.

– В июле 2017 года тарифы на холодную воду и водоотведение выросли на 20%. В чем причина?

–  Дело в том, что мы сменили форму собственности, стали муниципальным предприятием. А для нового предприятия всегда устанавливаются новые экономически обоснованные тарифы согласно имеющимся затратам и объемам производства. Но РЭК нам все равно утвердила тарифы ниже экономически обоснованных, по канализованию – на 9%, по водоснабжению – на 3%.

– Потребление воды населением снижается, люди экономят. И не все вовремя платят за воду. Что для Водоканала хуже – неплатежи или снижение водопотребления?

–  Для нас плохо и то, и другое. По сравнению с прошлым годом водопотребление по городу снизилось на 12–15%. В этом году объемы реализации составляют порядка 10 тыс. кубометров, а лет пять назад было 15 кубометров. Летом потребление падает, так как не работают школы, детсады, люди выезжают на дачи, в отпуск. А в осенний период оно восстанавливается. Экономия потребления – это снижение объемов реализации, неплатежи – недополучение финансовых средств. Это не лучшим образом сказывается на деятельности предприятия. Приходится пересматривать планы по ремонту сетей и оборудования, искать, на чем можно сэкономить,  и т.д.

– Как быть с неплатежами? И с теми, кто пользуется водой из колонок, что называется, «на халяву»?

– Мы ведем постоянную претензионную работу. Ужесточили взаимоотношения с частным сектором, стали чаще отключать воду неплательщикам. Мы начали закрывать колонки, развешивать замки и раздавать ключи тем, кто имеет с нами договоры. Люди ломают замки, но такие случаи уже заметно реже. Некоторые водители специально подъезжают к колонкам, пользуются ими, чтобы мыть машины. Но этого делать нельзя! Ведем в этом направлении постоянную борьбу, следим, чтобы возле колонок люди не складировали перегной, строительные материалы и т.д. Наша головная боль – это септики в частном секторе. Есть опасность попадания их содержимого в водопровод, а повлиять на данную ситуацию мы пока не можем.

– Какие ремонтные работы были проведены за последнее время на объектах Водоканала?

–  Уже третий год предприятие получает средства на проведение ремонтов по краевой программе «Модернизация и устойчивость в коммунальной сфере». В 2015–16 гг. мы получили по 7 млн рублей на приобретение задвижек диаметром 600 мм – 3 шт., заменили стальные трубопроводы на полиэтиленовые от водозабора протяженностью 290 п.м. Также заменили  всю теплоизоляцию, поставили современный фольгированный утеплитель, укрепили конструкцию «чертова моста».

В текущем году предприятию выделили 4 млн рублей на закупку  нового насосного оборудования, было приобретено два насоса для насосной второй очереди 3­го подъема НФС. Старые насосы служили с 1962 года. К насосам мы приобрели частотные преобразователи –  для контроля их работы. Это обеспечивает плавный пуск и плавную остановку насоса, плюс регулируется давления в системе. Еще и экономия по электроэнергии выходит – примерно от 10 до 15%.

В 2018 году вновь заявляемся в программу и рассчитываем получить  25 млн рублей.

– В чем отличие Дивногорского Водоканала от предприятий вашего профиля в других городах?

–  У нас иная технология очистки стоков и водоподготовки. До сих пор мы используем биофильтры, а многие  предприятия  работают по другим технологиям. Наше предприятие – единственное в крае, где имеется работающий цех механического обезвоживания. Аналогичный цех есть в Красноярском Водоканале, но он до сих пор не работает. А больше в крае нигде такого нет.

Важная особенность нашей работы связана с тем, что перепад высот нижней и верхней застройки в Дивногорске составляет 120 метров, и мы постоянно подаем воду на верхнюю застройку – 24 часа в сутки. Из­за этого у нас высокое энергопотребление. В равнинных городах все проще. Там не нужен насос с мощностью 320 киловатт, и потому затраты существенно ниже. Наши инженерные сети и оборудование были рассчитаны на 36 тыс. кубометров потребления воды в сутки. А теперь город потребляет 8–10 тыс. кубометров, затратная часть выросла. Затраты предприятия необходимо покрывать, платить налоги, зарплату, оплачивать расходы на ГСМ и электро­
энергию, приобретение химических реагентов и многое другое.

– Сколько аварий происходит в год на инженерных сетях?

– Сейчас максимум 1–2 аварии в год на магистральных сетях. Бывают у нас аварии на межквартальных сетях, и мы стараемся сразу проводить замену стальных труб на новые полиэтиленовые. В этом году меняли участок коллектора в районе стелы «Дивногорск» на въезде в город.  Наша КНС­8 на Студенческом проспекте перекачивает 2/3 городских стоков, эти сточные воды поступают на очистные сооружения, к ним ведут два водовода, на одном из них и произошел порыв из­за длительной эксплуатации и большого износа. Его нижняя часть  была «проедена» взвешенными веществами и агрессивной средой сточных вод, осталось 1,0 мм вместо 9 мм. В следующем году планируем провести замену второго водовода.

– Водопотребление стало меньше, а изменился ли состав стоков?

– На сегодняшний день промышленных стоков стало намного меньше, в основном остались хозяйственно­бытовые стоки.

Основная проблема для нас – это стоки от населения. Современные химсредства хороши, но при дальнейшем движении стоков по трубам происходит отложение жиров на стенках и превращается все в подобие пенопласта, образуются жировые пробки. Приходится промывать трубы под большим давлением, разбивать жир на мелкие части. Количество засоров на канализационных сетях резко увеличилось. Люди выбрасывают в унитазы все  что ни попадя!  А уж ватные палочки, которых сейчас попадает в канализацию огромное количество, так забивают насосы, что приходится их разбирать, чистить… Бывают просто уникальные случаи. Один раз у дома № 28 на ул. Чкалова в канализации оказался самый настоящий будильник! Ну, и совсем экзотичный для Дивногорска случай – это… удав длиной около 1,5 м. Бывают и денежные купюры достоинством 500 руб., но довольно редко. Случаются и смешные ситуации. Однажды бабушка потеряла свои зубные протезы и решила, что они упали в канализацию. Сама полезла в колодец, потом вызвала наших работников… Они все промыли, профильтровали осадок, но ничего не нашли. Женщина расстроилась. А на третий день позвонила и радостным голосом сообщила: «Я их нашла!». Оказалось, что протезы просто на полотенце повисли…

– Спасибо за интересную беседу! И успехов в работе на благо города и горожан.

КАК ОЧИЩАЮТ СТОКИ?

Очистные сооружения – важнейшее звено в производственной цепочке Водоканала. О том, как оно функционирует, нам рассказал директор предприятия А.А. Фридрих.
– На наших очистных сооружениях мы используем четыре метода очистки: биологический, два механических и химический. Механические методы применяются на первичных и вторичных отстойниках. В первичных остойниках плавающие вещества собираются с поверхности сточных вод посредством илоскреба и откачиваются. В подводной части собирается сырой осадок, который через насосную станцию откачивается на цех механического обезвоживания, где посредством флокулянта из 130 кубометров сырого осадка превращается в 4 куба кека (т.е. сухого остатка). А отжатая вода возвращается на повторную очистку. Осадок же идет на утилизацию. В планах – строительство второй очереди цеха, и тогда кек мы будем перерабатывать в компост, который можно использовать, к примеру, для озеленения Дивногорска.
Сточные воды идут на очистку через биофильтры. Это специальные сооружения, в которых путем орошения и дренажирования при помощи микроорганизмов проводят очистку воды от вредных примесей.
После очистки на биофильтрах стоки попадают на химочистку. В контактной камере хлорная вода соединяется со сточной водой, и происходит процесс ее обеззараживания. Затем вода поступает во вторичные отстойники, проходит этап механической очистки. Биопленка отмирает, оседает во вторичных отстойниках и после поступает в цех механического обезвоживания, где проходит обработку и идет на захоронение. В Енисей уходит чистая вода. Лаборатория постоянно контролирует стоки. Раньше, когда был завод НВА, там было химпроизводство, в заводских стоках находили металлы, вплоть до цианидов. Сейчас этого нет, а СКАД практически не выводит вредных примесей. Пробы сточных вод берем постоянно, ежечасно, круглосуточно – контролируем присутствие остаточного хлора в воде.

Досье «ОЕ»
Биофильтры представляют собой сооружения, заполненные камнями на глубину от 2,5 до 4 метров. В этой среде живут микроорганизмы, которые питаются органикой из сточных вод. За сутки через самый большой биофильтр проходит 14 тыс. куб. м сточных вод. Тело биофильтра и сплинкерная система орошения периодически промываются чистой водой. Это позволяет исключать заболачивание и дает возможность содержать систему в чистоте и порядке.

Александр СПИРИН

Фото автора

 


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ