Дмитрий Силин: РЕАГИРУЕМ, ЕСЛИ НАРУШЕН ЗАКОН

0
233

Накануне профессиональных праздников принято подводить итоги. 12 января отмечается День работников прокуратуры. Мы встретились с прокурором города Дивногорска Дмитрием Алексеевичем Силиным, чтобы узнать, чем живет прокуратура нашего города, какими проблемами занимается и какие вопросы решает сегодня.

– Что для вас, прокурора города, значит профессиональный праздник?
– Как и для любого работника, который длительное время работает в своей профессии, профессиональный праздник – это повод оглянуться назад, посмотреть вперед. Я попал в нее не случайно, шел целенаправленно. И для меня это второй день рождения, потому что немалую часть жизни провожу на работе. В органах прокуратуры работаю с 2001 года, уже 16 лет, плюс учеба в вузе. Прокурором работаю 11 лет. В том числе в Дивногорске 4 года. До этого 8 лет трудился в Иркутской области. А начинал помощником прокурора в Омской области, откуда я родом. Женат, у меня двое детей.
– В этот день вы устанавливаете какие-нибудь привилегии себе и своим работникам?
– Что такое привилегии? Если речь идет о том, чтобы пораньше закончить рабочий день, то это на полчаса максимум. Потому что есть неотложные дела, например, судебные процессы. На этот раз праздник выпадает на пятницу, а день и так сокращенный. Но сокращения рабочего дня в праздник у нас никогда не было. Если вспоминать прошлый год, то как раз был наплыв жалоб, обращений граждан, связанный с ЖКХ. И мы принимали по 60-70 человек в день. Для нас это обычный рабочий день. Понятно, что есть ощущение праздника. Мы поздравляем друг друга, принимаем поздравления от руководителей и сотрудников тех учреждений, с которыми работаем.
– Какие изменения претерпела прокуратура за 2017 год? И что нового грядет в 2018?
– Существенных изменений в системе органов прокуратуры за истекший год не произошло. И в наступившем году тоже не предвидится. Задачи, приоритеты и направления остаются теми же самыми. Прежде всего, это защита таких социальных прав граждан как своевременная выплата заработной платы, защита прав пенсионеров, инвалидов. Если брать государственную политику, то это, конечно же, противодействие коррупции, устранение условий и возможных причин ее возникновения в органах государственного устройства, государственной и муниципальной власти, то есть мы занимаемся профилактикой. Когда выявлен факт коррупции – это уже рамки уголовного дела.
– Прокуратура является главным надзорным органом. А кто надзирает за прокуратурой? Кому подчиняется прокуратура муниципального уровня?
– Есть строгая система. Городское и районное звенья подчиняются прокуратуре края, а та, в свою очередь, – генеральной прокуратуре, генеральному прокурору. Он – президенту. Поэтому правильно будет говорить не о надзоре, а о ведомственном контроле. Испокон веков, с момента создания ведомства Петром I, прокуратуру называют «оком государевым». Прокурор всегда подчинялся главе государства.
– Что и когда проверять решает конкретный орган прокуратуры или есть какой-то план проверок, спускаемый вышестоящей организацией?
– Поскольку у нас имеется система подчинения, то и система планирования у нас многоступенчатая. Планы составляет генеральная прокуратура, анализируя данные о состоянии законности на всей территории России. Краевая прокуратура планирует, исходя из состояния законности в крае. Мы соответственно учитываем городской уровень. Таким образом мы исполняем и планы вышестоящих органов, и осуществляем собственные проверочные мероприятия. Планы берутся не с потолка, а составляются на основе анализа состояния законности на территории города. Мы анализируем обращения граждан, и, если происходит рост по тому или иному направлению, то уделяем ему особое внимание. Так же смотрим, с чем обращаются в государственные органы. Анализируем судебную практику, уровень преступности, если происходит резкий рост или снижение, разбираемся, в связи с чем это произошло. Это отдельное мероприятие. И, конечно, это мониторинг средств массовой информации. Мы изучаем газету «Огни Енисея» буквально с первой до последней страницы, интернет, телевидение. Вы же тоже работаете во взаимодействии с людьми, и нам важно знать, с чем они к вам обращаются. Если видим, что есть грубое нарушение закона, то мы незамедлительно реагируем. Либо какая-то информация у нас накапливается, тогда речь идет о систематическом нарушении, в этом случае предусматриваем плановую проверку. Планы составляются на полгода.
– О планируемых проверках вы предупреждаете проверяемые организации?
– В прошлом году в закон о прокуратуре внесли изменения. Они касаются порядка оформления результатов проверки, начала проверки. Перед выходом на проверку мы запрашиваем интересующие нас сведения, полученные данные анализируем, и если не находится нарушений, то дальнейших мер реагирования нет.
Если речь идет о проверке, в том понятии, в котором она существует в законе о прокуратуре, то выносится решение прокурором или заместителем, которое вручается проверяемому должностному лицу в день проверки. Можем предупредить заранее, если для проверки необходима подготовка документов. Все зависит от той сферы, которую проверяем.
– Редакция является неоднократным свидетелем нарушения вами трудового законодательства. Работаете в выходные, праздничные дни и нередко допоздна. Чем такое можно объяснить?
– В первую очередь это связано с очень большим объемом работы. Сфер жизнедеятельности, которые мы охватываем своим надзором, очень много. Практически все существующие. Но при этом мы не подменяем другие контролирующие органы. Подключаемся только тогда, когда, например, видим их бездействие. В этом случае сами принимаем меры к устранению нарушений и воздействуем на контролирующий надзорный орган. Кроме того, есть ежедневная системная работа. В администрации города, в городском Совете каждый день принимается масса нормативно правовых актов, каждый из которых мы проверяем на стадии проектов. Осуществляем надзор за работой полиции: поступило сообщение о преступлении, проверяем, возбудили ли они уголовное дело или отказали в возбуждении такового, вовремя или нет. И так по каждому уголовному делу, а их сотни. Это и ответ на ваш вопрос.
– Какое самое громкое нарушение вскрыла прокуратура за прошедший год?
– Есть дело, которое расследуется по результатам нашей проверки в отношении одного из бюджетных учреждений. Проводится большая исковая работа, например, в отношении 37 домов, которые администрация города не признала аварийными. Мы приглашали краевую Службу стройнадзора, выезжали в каждый дом. Суд первой инстанции нам отказал, мы пошли дальше, и сейчас решение за краевым судом. Это как раз работа, затрагивающая значительное число граждан.
– Каждая организация имеет свои плановые показатели. В чем эти показатели выражаются у прокуратуры?
– Если на территории города спокойно, значит, идет профилактика, хорошо работают правоохранительные органы, городская администрация. За прошлый год к нам поступило около 1300 жалоб. А так называемые показатели – это поданные протесты на незаконный правовой акт, представления должностным лицам, если есть нарушение закона, исковые заявления в суд. И ориентируемся мы не на их количество, а на качество. Чтобы в результате наших мер реагирования, были устранены нарушения закона и восстановлены нарушенные права граждан. Если мы пошли в суд с иском и получили решение суда, дальше мы контролируем его исполнение.

– До нас доходит информация, что прокуратура в рамках прокурорского надзора обязывает бюджетные учреждения установить то забор, то перила. Но зачастую, чтобы устранить нарушение, у органицации нет средств. В этом случае следует наказание, том числе и немалые штрафы руководителю. Разве это справедливо?
– Приведите пример, кого оштрафовали за забор. Не надо обобщать. Мы вносим представление, потому что есть закон о противодействии терроризму, есть законодательство о защите прав несовершеннолетних. речь идет о безопасности. При проведении любых массовых мероприятий перекрываются подъездные пути. Сама жизнь диктует необходимость этого. Стоят большегрузы, потому что в Европе были факты, когда террористы на грузовиках въезжали в толпу людей. Точно так же есть закон: детские учреждения должны быть ограждены. Никого сразу не наказываем, выясняем причины, какие меры приняла сама школа. Направлял ли директор заявки на финансирование. У нас нет учреждений без заборов. И больших средств для ремонта поврежденного забора не требуется. Нужно следить за сохранностью. Если есть проблемы с финансированием, решать их. Можно обратиться за помощью к главе города, в конце концов, к коммерческой организации. Но законы нужно исполнять. Мы разбираемся в ситуации. Если и после обращений руководителя ему не выделяют денежные средства, тогда мы идем в суд, чтобы обязать выполнить то или иное действие, предусмотренное законом. В то же время, тех, кто финансирует данное учреждение, мы привлекаем в качестве соответчика и обязываем выделить финансовые средства. Суд дает для этого время.
– Прокуратура проводит экспертизу практически всех правовых документов местных органов власти. Нередко бывает так, что прокурор выносит протест по тому или иному документу. Откуда работники прокуратуры черпают знания, чтобы быть компетентными в любых вопросах?
– Ведомственными приказами предусмотрено участие наших сотрудников на этапе предварительной подготовки документов. В Горсовете, например, мы участвуем в работе комиссий. Анализируем проекты решений, которые к нам поступают, каждый документ сверяем с действующим федеральным и региональным законодательством. У нас работают квалифицированные специалисты, все имеют высшее юридическое образование. Мы постоянносамообразовываемся, каждый день изучаем законы, судебную практику, информационные, методические письма, которые к нам приходят. Иначе человек не сможет у нас работать. Законодательство меняется постоянно, как и судебная практика, нам постоянно надо быть начеку. При подготовке к проверкам изучаем нормативную базу, судебную практику. С каждым днем нарабатывается свой собственный опыт, изучаем опыт работы наших коллег. Везде есть человеческий фактор. В администрации тоже работают грамотные специалисты, но человек не может все охватить.
– Как становятся работниками прокуратуры?
– У каждого свой путь. Наша система очень открытая. Особой разницы с тем, как устроиться на работу, например, в полицию не существует. Есть определенные требования. Если у человека есть желание, если он соответствует требованиям, которые изложены в законе, подаются документы, он проходит проверку и все.
­ Не секрет, что судей утверждает президент. А для работников прокуратуры чье решение является окончательным?
– Для первоначального звена, помощников прокурора приказ издается прокурором субъекта, для нас – прокурором края. Система очень централизована. Есть отдел кадров, который занимается подбором специалистов. После прохождения испытательного срока, 6 месяцев, проходит аттестация и первый классный чин присваивается уже через генеральную прокуратуру. А прокуроров городов и районов, их заместителей назначает генеральный прокурор. Прокуроры субъектов назначаются президентом.
– Что бы могли пожелать всем дивногорцам в свой профессиональный праздник?
– Я хотел бы пожелать гражданам, то есть всем, для кого я и работаю, в первую очередь спокойствия, благополучия и здоровья.

Подготовила Полина Орлова


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ