НА РАБОТУ – КАК НА ПРАЗДНИК

1
259

«Пусконаладочные работы– это заключительный, последний аккорд в симфонии строительства любой гидроэлектростанции, а наладочный персонал – это высокообразованные и преданные своему делу люди».
Александр Алексеевич Беляков,
Председатель Государственной комиссии по приемке гидроагрегатов, академик.

Моя работа на Красноярской ГЭС началась, когда я 22 апреля 1964 года приехал из Братска.
Самолетом прилетел в Красноярск, а до Дивногорска ходил автобус. Вылетал из Братска при минус 10С, в метель, а в Дивногорске уже +18С, жара.
Автобус с Набережной улицы ходил до котлована. С трудом нашел спецналадочную группу «Гидроэлектромонтажа», которая находилась в торце деревянного здания конторы ЗЖБИ.
Занимала группа четыре небольшие комнаты, руководитель группы Яков Николаевич Григорьев – высокий молодой человек с приятным интеллигентным лицом. В состав группы входили несколько человек. Алексей Алексеевич Наймушин – самый старший по возрасту, а также Стас Алпаткин, Филипп Фадин, Виктор Ларцев, Нинель Чекаль, Николай Крынкин.
Вскоре группа пополнилась еще одним человеком. Им стал Виктор Васильевич Мохов из города Горький с редкой по тем временам специальностью – электронщик.
Поселили меня в гостинице, состоящей из двух деревянных домов, построенных перпендикулярно друг другу. Это место, где теперь находится детский сад № 14. Через 2 месяца я получил квартиру во вновь построенном двухэтажном доме (улица Чкалова, 5а) с удобствами на улице. Вода привозная (утром и вечером подходила машина с водой). Вскоре приехала и моя Антонина с дочерью Людмилой. Кроватью нам служила сетчатая секция из ограждения подстанции с сеткой «рабица» и приваренными ножками.
При повороте с боку на бок на ней раздавался такой скрип, что было слышно в соседнем подъезде. Так что весь дом знал про наши ночные «шалости». Да, впрочем, у многих в то время были аналогичные удобства. Зимой обогревались ТЭНами и самодельными обогревателями с лампой 1 кВт.
Были молодые – грелись друг от друга. Работа была очень интересной: проверка, наладка и испытание вводимого электрооборудования согласно «объемам и нормам испытания». Так назывались требования по вновь вводимому электрооборудованию. А оборудование на стройку поступало, действительно, новое, которое еще нигде не применялось. По ходу дела мы всем коллективом собирались, спорили, обсуждали приемы и методику испытаний. У каждого из нас настольными книгами были «Теоритические основы электротехники» и «Электрооборудование станций и подстанций», а также и другие.
Половина группы были выпускниками Московского энергетического института (МЭИ), у остальных среднетехническое образование. Я окончил 4 курса Иркутского политехнического института. Поэтому мне вскоре пришлось экстерном осваивать в нашем Дивногорском гидроэнегетическом техникуме курс по специальности «Электрические сети и системы», а впоследствии и полный курс Красноярского политехнического института по специальности «Электроснабжение промпредприятий, городов и сельского хозяйства». Те, у кого было среднетехническое образование, все учились в вузах.
В свободное время мастерили самодельные приемники на полупроводниках, тогда их просто называли «транзистор».
Делали самодельные осциллографы, звуковые и высокочастотные генераторы, поскольку оборудование такого уровня еще не поступало, а эти приборы облегчали наладку оборудования.
На работу приходили как на праздник, с работы уходили поздно уставшие, но счастливые, дома нас ждали.
Зарплата была неплохая: кроме основного оклада мы получали командировочные 50% оклада, так как были прописаны по месту основной работы.
А центр наш – Спецналадочное управление треста «Гидроэлектромонтаж» – находился в Ленинграде на Петроградской стороне (ул. Плутанова, 8) и было нас в то время всего 350 человек на весь СССР. Кроме того, «КрасноярскГЭСстрой» оплачивал нам полностью жилье.
Душой группы был наш руководитель Яша Григорьев, добрейший и умный человек. Руководитель от Бога.
По выходным дням, когда позволяла работа, мы ходили в походы по незатопленным ещё местам будущего Красноярского моря, по рекам Бирюса, Соржакова. Ходили на Красноярские столбы. Сплавлялись по Сисиму, Бирюсе.
А вскоре начало поступать основное оборудование для Красноярской ГЭС. Мы все с большим удовольствием вникали во все новое. Я углублял свои знания и опыт в релейной защите и уже считался одним из лучших релейщиков. Коллектив наш стал понемногу пополняться новыми, но грамотными кадрами. Одни прибывали из столичных вузов, некоторые пришли из КрасноярскГЭСстроя: это Николай Мартынович Котенёв – умный, грамотный электрик и Алексей Михайлович Величко – инженер, впоследствии ставший начальником Сибирского наладочного участка спецуправления «Гидроэлектромонтаж», куда входили наладочные группы на Красноярской ГЭС, строящихся Вилюйской и Хантайской ГЭС, Якутской ГРЭС, Зейской ГЭС, Норильска и многих других объектов Сибири и Дальнего Востока.
Человеком Алексей Михайлович был грамотным, обладал тщеславием, напористостью, но в отношениях бывал резок. С инспекцией к нам приехал начальник Спецуправления Николай Алексеевич Воскресенский, доктор технических наук, профессор Ленинградского политехнического института, специалист по технике высоких напряжений.
После 8-ми часового экзамена у него, без перерыва на обед, я был переведён из электромонтеров 6 разряда на должность и. о. инженера-наладчика.
В то время был такой статус.

В.В. Лукин,
ветеран, наладчик электрооборудования Красноярской ГЭС


Комментарии:

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Спасибо, Виктор Викторович за рассказ о Сибирском наладочном участке ГЭМ. Многих я знал и работал с ними на Красноярской и Саяно-Шушенской ГЭС. Наладчики всегда были для нас, эксплуатационников, добрыми товарищами и авторитетными учителями.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ