ШАНСЫ НА ЖИЗНЬ У БОЛЬНЫХ ЕСТЬ ВСЕГДА

0
328

Редакция «Огней Енисея» немало внимания уделяет теме здоровья и профилактике заболеваний, в том числе и онкологических.
Здоровье – это самое дорогое, что есть у каждого человека, и когда кто­то из нас, наших родных и близких тяжело заболевает, то это серьезное испытание для всех членов семьи.
Мы готовы сделать все, чтобы человек выздоровел и вновь встал на ноги. К сожалению, медицина не всесильна, и если болезнь запущена, то победить ее сложно.

Досье «ОЕ»

Виктор Константинович Бельтюков – зав. отделением онкоторокальной хирургии (органов грудной клетки) КГБУЗ «Красноярский краевой клинический онкологический диспансер им. А. И. Крыжановского», торокальный хирург, онколог.
Трудовой стаж в медицине – 40 лет. Первая запись в трудовой книжке – препаратор в Красноярском мединституте. С 1970 по 1976 годы учился в КМИ. Успешно окончил Красноярский мединститут по специальности «врач-лечебник», затем был год стажировки в интернатуре в Краевой клинической больнице № 1 (врач-интерн) по специальности «хирургия». С 1977 г. трудится в КККОД. Провел свыше 4 тыс. операций.

Благодаря территориальной близости к краевому центру, редакция нашей газеты имеет возможность общаться не только с первыми лицами региональной власти, но и со светилами красноярской медицины. Напомним, что в прошлом году мы побывали на экскурсии в краевом онкодиспансере, опубликовали ответы главного врача этого медицинского учреждения на вопросы читателей «Огней Енисея» и районных газет края. А совсем недавно главный редактор «ОЕ» Л. И. Климович встретилась с зав. отделением онкоторокальной хирургии Красноярского краевого клинического онкологического диспансера В. К. Бельтюковым. В ходе беседы он ответил на вопросы нашего главного редактора.

– Виктор Константинович, работа в онкологическом диспансере как­то повлияла на ваше отношение к жизни?

– Конечно же, повлияла. Я уверен, что нужно бороться за каждый день жизни, которая нам дана. Но не просто жить, а, что очень важно, стараться что­то хорошее, доброе сделать для окружающих, даже по мелочи. Например, помыть пол в квартире кому­то из родственников. Необходимо наполнять жизнь добрыми делами. Это позволяет ощущать некий душевный комфорт. Надеюсь, что потом это возвращается нам бумерангом.

В работе хирурга хватает трагедий, не все удается, не все операции бывают успешными. К сожалению, иногда сделать уже ничего невозможно. И если бы не было позитива, то было бы очень трудно жить.

– Вы – практикующий доктор, о вреде курения знаете лучше, чем кто бы то ни было. А сами курите?

– Раньше курил, но бросил уже давно. Объясню, почему начал курить. Когда начались хирургические дежурства в неотложке, то приходилось дежурить и по ночам. Когда курил, это помогало не засыпать. Но потом я понял, что нужно с этим завязывать. Сделал это сразу и без всяких сожалений. Это было в 1982 году, 36 лет тому назад.

– Посоветуйте жителям Дивногорска, что нужно делать, чтобы не стать вашим пациентом?

– Никто не застрахован от болезней. Статистика утверждает, что около 90–94% случаев рака легких связаны с курением, но в 6% случаев рак вызывают иные причины. Есть активное курение и пассивное, когда человек сам не курит, а курит сосед по кабинету или человек, с которым он живет, и это может провоцировать развитие заболевания. К сожалению, мы до сих пор полностью не знаем природы онкологических заболеваний. Отчего они возникают, как и почему они возникают у одних, а у других – нет…Мне представляется, что в определенный период времени у человека снижается иммунитет. Мы часто наблюдаем случаи появления рака легкого или других органов после того, как человек тяжело переболел гриппом или другими заболеваниями. У человека в этот период происходит сбой иммунной системы, ослабление иммунитета. Чтобы избежать попадания к нам, необходимо сделать следующее. Прежде всего, не курить, если это возможно, или значительно сократить курение. Постараться больше отдыхать, потому что отдых нужен организму. Лучше всего, если это будет активный отдых. важно также бороться со стрессами и хроническими воспалительными процессами, которые могут провоцировать развитие онкологии. И еще одно важное правило – обязательно ходить на профилактические осмотры. Говорить, что у меня ничего не болит, и я не пойду, неправильно. Но порой слышишь от человека, у которого уже обнаружена опухоль в легком, что он сомневается, идти на операцию или нет, объясняя это тем, что он себя прекрасно чувствует и его ничего не беспокоит. Действительно, маленькая опухоль, обнаруженная во время флюорографии, порой никаких симптомов не дает, никаких болей человек не испытывает.

– Скажите, а флюорография дает объективную картину?

– Дает. Хотя, когда рентгенограмму делают в одной проекции, фронтальной, то, по статистике, 28 процентов дыхательной поверхности,
т. е. легких, закрыты соседними органами: ребрами, грудиной, позвоночником, диафрагмой и сердцем. Получается, одна треть легких не видна, а там может скрываться опухоль. Почему нет болей, ощущения дискомфорта в случае наличия опухоли? Даже анализы крови не показывают, что у человека есть проблемы. Дело в том, что организм до определенного времени не реагирует на данный процесс. Потому что легкое – это немая зона. Оно не болит. Боли начинаются, когда опухоль затрагивает плевру, кости. Плохим симптомом может стать появление у человека немотивированного кашля, ни с чем не связанного. Поэтому обследование должно проводиться комплексно. Если есть какие­то сомнения и подозрения, необходимо делать бронхоскопию и компьютерную томографию.

– Какими могут быть первичные признаки, на которые должен обратить внимание человек, если есть подозрение на наличие опухоли?

– К сожалению, организм, как правило, никак не сигнализирует об этом на ранней стадии заболевания. Есть ранние симптомы при каких­то процессах в желудке. Например, может измениться вкус, появиться отвращение к мясной пище. При заболеваниях легких ранние симптомы могут быть выявлены только при профилактическом осмотре. Золотое правило для каждого человека – это обязательное посещение профилактических осмотров с выполнением флюорографического обследования грудной клетки.

– Какова вероятность выживания на начальной стадии болезни?

– Шансы очень велики. У меня были пациенты, которые после успешной операции жили и тридцать, и более лет. Например, недавно умер пациент, проживший более 30 лет. Ему было уже 80 лет, и у него развилась новая опухоль. В среднем же при таком заболевании пациенты живут по 10 и более лет. Это достаточно много.

– Какова должна быть периодичность профилактических осмотров?

– Хотя бы раз в год. Конечно, желательно проходить компьютерную томографию. Очень важно исключить немые зоны, закрытые тенью от других органов. К сожалению, есть опухоли, которые можно обнаружить только при компьютерной томографии. У нас было несколько случаев, когда пациентов оперировали по поводу опухоли головного мозга. Потом выяснялось, что это метастаз рака легкого. Мы смотрели их рентгенограммы – там ничего не было видно, но при проведении компьютерной томографии находили небольшие опухоли. Гематогенное метастазирование – это самое тяжелое и сложное в онкологии, с непредсказуемым эффектом. Но шансы на жизнь у пациента все равно есть, потому что мы убираем первичную опухоль, метастазы в головной мозг, проводится химиотерапия, и у человека есть шанс прожить некоторое количество лет. При таких заболеваниях это немало. Замечу, что пациенты, у которых диагностировано онкогологическое заболевание, время оценивают по­другому, не так, как здоровые люди. Женщины чаще всего говорят о том, что бы еще пожить, чтобы детей доучить, дочь выдать замуж и т. д. Ценности жизни ими воспринимаются иначе.

– Онкология, как говорят врачи, это отчасти генетическое заболевание. Насколько вы с этим согласны?

– Определенное количество заболеваний действительно имеет генетическую предрасположенность. Люди часто задают такой вопрос: если заболевание было у родственников, то будет ли у меня? Я отвечаю, что генетическая предрасположенность существует, но проявляться может по­разному. У родственника может быть рак легкого, а у пациента – другого органа. Есть генетически предрасположенность при раке толстой кишки, но это совсем другое.

– А вы согласны с тем, что рак в настоящее время доминирует по сравнению с другими заболеваниями? Что им стали болеть чаще и смертность от онкологии сегодня выше?

– В Красноярском крае раньше рак по смертности стоял на третьем месте. Первое место занимала смертность от различных травм, затем – от сердечно­сосудистых заболеваний. Сейчас, благодаря усилиям врачей, случился прорыв в лечении сердечно­сосудистых болезней. Открылись кардиологические отделения в больницах, федеральный кардиоцентр, различные учреждения нейрореанимации, которые занимаются проведением восстановительной терапии у пациентов, перенесших острое нарушение мозгового кровообращения. За счет этого количество смертей по этим заболеваниям заметно сократилось. Что касается онкологии, заболеваемость растет, а результаты скромные. Сейчас разработан ряд лекарств, помогающих при определенных заболеваниях, с высокой эффективностью, но они чрезвычайно дорогостоящие. Один курс лечения стоит миллионы рублей. Получается, что пока мы не успеваем за заболеваемостью в полном объеме.

– Каковы, на ваш взгляд, причины роста заболеваемости населения по онкологии?

– Я считаю, что это связано с тем, что люди просто­напросто измотаны и морально, и физически. В крае высокая степень безработицы, у нас живет огромное количество людей, прошедших через уголовно­исполнительную систему, отсидевших в тюрьмах и колониях. А это колоссальный стресс! Все это сказывается на иммунитете, он страдает. Экологические проблемы края тоже влияют на здоровье людей. Еще один фактор – общее старение населения. Ведь онкологические заболевания растут с возрастом, а продолжительность жизни населения официально выросла. Мы надеемся, что когда­нибудь будет разработана система реабилитации прооперированных больных. Как правило, при хирургическом вмешательстве удаляется от одной трети легкого до всего органа целиком. Обратного хода нет, и восстановительных мероприятий с больным не проводится. Ежегодно мы удаляем легкие в среднем у 50 пациентов. Пересадка легких в стране выполняется, но это пока ограниченное количество пациентов. В Швеции, например, за год выполняется до 500 пересадок легкого. Но эта операция крайне сложная, длительная и трудоемкая. И не всегда результат бывает положительным.

– Как много дивногорцев попадает в ваше отделение?

– Достаточно много. С чем это связано, не могу сказать. Но один фактор, как говорят старожилы, может на это серьезно влиять. Если есть открытая вода, то люди там будут болеть чаще. Впрочем, это связано не только с повышенной влажностью, но и с электромагнитными полями.

– Виктор Константинович, мы с вами беседуем накануне важного события –
18 марта состоятся выборы президента страны. Вы пойдете на выборы?

– Обязательно пойду. Мне хотелось бы поддержать кандидата, за которого я буду голосовать. Будет жаль, если из­за моей пассивности и лени другой кандидат воспользуются тем, что я не голосовал.

Почему люди не хотят идти голосовать? Некоторые считают, что все предрешено, их голоса не повлияют на ситуацию. Но если так рассуждать, то это означает, что мы не хотим ничего менять. Считаю, надо все же проявлять свою гражданскую позицию, высказывать свое мнение, коль уж  нам такое право дано. Если бы на выборы пришло большинство избирателей, то это дало бы вполне реальную картину того, как разделились предпочтения россиян. Это дало бы возможность проанализировать причины голосования за того или иного кандидата. Когда голосуют только 25% от общего числа избирателей, то трудно понять, почему люди проголосовали именно так.

Подготовил Александр СПИРИН
Фото Л. КЛИМОВИЧ


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ