ГВОЗДИ БЫ ДЕЛАТЬ ИЗ ЭТИХ ЛЮДЕЙ

0
563

Известно, что молодость духа прекраснее молодости тела, ибо такая молодость вечна. Она сверкает и озаряет неким внутренним светом, оставляя в чутких сердцах неизгладимый след особой, тихой радости – радости торжества света. Умиротворение и спокойствие испытываешь от общения с Еленой Петровной Польдяевой, которая на прошлой неделе отметила свой 80-летний юбилей.

Нашей героине было всего пять лет, когда началась война. В семье на тот момент было четверо детей: старшим сестрам исполнилось девять и восемь лет. Младшему брату был только годик. В память Лены остались лишь общие черты отцовского образа. Через год  с фронта пришла фотография Петра Кузьмича, которую она до сих пор бережно хранит.

Военные годы, как и всем жителям огромного Союза, дались семье очень непросто. Спасал огород.  Он был очень большой – 40соток, и конечно, требовал ухода.

–  Мы половину его овсом и ячменем засевали, а половину картошкой, – говорит Елена Петровна, – собственно мы и не голодовали. Ячмень с овсом мама смешает, кашу молоком забелит, и мы едим. Или ведро картошки натрет, ее с мукой и ячменем разбавит, напечет оладий.

Говорит, что многие в деревне все им завидовали. Некоторые семьи, непонятно по какой причине, свои огороды ничем не засевали, ничего на них не выращивали, а потому голодовали. Лена же со своими сестрами и мамой Софьей Каликстратовной не покладая рук трудились на земле. Знали детикак потопают, так и полопают. Возили на себе и дрова для печи. Выйдут с саночками, в лес под гору съедут, да еще с песнями. А вверх уже еле тащат груженые санки, тяжело, порой и слеза пробивала, да выхода другого не было. Мать на работе в колхозе, а печку топить надо. Да и веселее в натопленной избе зимние вечера коротать.

Запомнилось девчушке известие о смерти отца.

– Как раз в тот день мы в очередной раз собрались со старшей сестрой за дровами, – рассказывает собеседница, – как и водится, пошли с песнями. Вдруг видим, мама идет, голосит: «Детки, детки, папку нашего на войне убили!». И мы в рев ударились вместе с мамой. Это 1943 год был.

Больше мама так и не вышла замуж, храня верность отцу, и дабы детей не обижать. И дети старались оберегать мать, боялись, чтобы не заболела.

– Однажды расхворалась мама, попросила воды принести, – вспоминает Елена Петровна, – принесла ей, смотрю, а она обмерла вся. Я босиком по снегу побежала до отцовской сестры, бегу, кричу, плачу, мол, мамка умерла. Прибегаем вместе с ней. Видим, во дворе уже толпа соседей собралась. Маму в чувство привели. Вот так тяжело она известие о смерти отца переживала.

Голодовать семья не голодовала, но вот одеть было нечего. Три сестры платья да колготки носили по очереди. Особенно туго зимой приходилось. Летом-то ничего, можно и без теплой одежды обойтись. А вот в лютый мороз без нее никак.

Врезался в детскую память и еще один случай. Когда уже после войны, в дом пришли взимать «сельскохозяйственный налог». Пришедшие собрали мзду со всего урожая, собранного со своего огорода. Но этого им показалось мало. Стали осматривать избу, искать, что еще может попасть под налогообложение.

– Мама заплакала, а мы, ребятишки, в строй выстроились, и говорим им: «Нас тогда забирайте, а маму нашу не обижайте!». А сами плачем-рыдаем, – говорит Елена Петровна. – Не знаю, что тогда случилось, но эти люди вышли от нас, ничего не взяв.

Работать приходилось много. Дети не боялись никакого труда. Освоили и ручную жатву, когда приходилось убирать зерновые культуры серпом, научились управлять быками, на которых возили дрова для колхоза, а потом и пахали на них землю.

Когда Елена выросла, познакомилась она с молодым человеком из соседней деревни по имени Иван. Только в сказках Иваны все чаще бывают царевичами. В жизни же получается иначе. Иван рос круглым сиротой. Отец погиб, мать умерла. Мальчонкуприютила у себя тетя. Встретившись однажды,  молодые люди решили объединиться в свою семью и жить отдельно.

Две ложки, чугунок да полотенце – вот и все хозяйственное добро, с которого началась их семейная жизнь. Одна за другой появились на свет дочери. Как известно, в суровые 50-егг. засиживаться в декрете не давали. Многие колхозницы выходили в поле уже на 2-3 день после родов. Так было и с Еленой Петровной. Первенца Любашу привязывала простыней к груди, и выходила в поле. Также рано колхозного хлеба «вкусила» и вторая дочь Оля, а потом и сын Леня.

– Наберу одежки, тряпок каких-то, чтобы детей не застудить, – рассказывает Е. П. Польдяева, – а если дождь пойдет, то где-нибудь под кустами прячемся, чтобы меньше вымокнуть. Глава семейства Иван Семенович круглые сутки пропадал на работе, так как был механизатором. Посевная, уборочная – порой даже спать ему приходилось по два-три часа.

– Когда дети подросли, часто борясь со сном, долго дожидались отца, но в итоге засыпали не дождавшись, – делится Елена Петровна, – утром просыпались и расстраивались, что с папкой не встретились.

Детьми Елена Петровна очень гордится. Все они получили достойное образование, устроились работать. Кстати, старшую дочь Любу многие дивногорцы знают как начальника финансового отдела администрации  Любовь Ивановну Прикатову.

Сегодня и Елена Петровн, и Иван Семенович окружены заботой и любовью детей и внуков. Пока родители жили в деревне МедяковоБоготольского района,всем скопом приезжали туда на покос, уборку картофеля, заготовку дров. Старики держали большое хозяйство, разную скотину. 11 лет назад было принято решение перевезтиих из района в Дивногорск. Тоска по земле не давала покоя Елене Петровне и Ивану Семеновичу, и почти девять лет пожилые люди с удовольствием трудились на своих шести сотках, а в последнее времястало подводить здоровье.

Нашу героиню очень любят и чтут соседи.

– Наша тетя Лена, словно мама для всех нас, – поделилась одна из молодых соседок, – и за квартирой во время отъезда может присмотреть, и за детками. Самая она наша любимая соседушка. В 80-летний юбилей нам хочется пожелать ей всего самого лучшего, здоровья и благополучия. Хватит, уж, наверное, пережитых тяжестей. Пусть улыбается лишь светлое будущее!

Покидая дом Елены Петровны, воедино смешались чувства: радость за юбилей, гордость за стойкий несломленный характер и боль за то, какие тяжелые испытания пришлось пережить и нашей героине, и всем ее сверстникам. Война, голод, холод, сиротство… В голове не укладывается, как все это можно вынести? И в то же время, люди старшего поколения являют собой эталон доброты, отзывчивости и честности. Безусловно, прав был поэт, сказав о человеческой стойкости: «Гвозди бы делать из этих людей, не было б в мире прочнее гвоздей!».

Автор: Ольга ГАМАНОВИЧ


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ