Исповедь настоящего комсомольца

0
81

В 1966 году Центральный комитет ВЛКСМ учредил высшую награду комсомола – Почетный знак ВЛКСМ. Им награждали лучших комсомольцев страны за активное участие в жизни молодежи, успехи в производственной и общественной работе. Несколько комсомольцев, строителей Красноярской ГЭС и города Дивногорск были награждены этим знаком. Среди награжденных Виктор Плисов – секретарь ГК ВЛКСМ, Владимир Денисов – инженер-строитель, Рустам Нагайбеков – инженер-автомеханик. Сегодня мы начинаем цикл публикаций воспоминаний Рустама Ахметовича о его комсомольской юности.

Я родом из большой крестьянской семьи, хотя по тем временам отец был служащим с экономическим образованием, работал экономистом, бухгалтером. Мать – домохозяйка. А жили мы в совхозных деревенских поселках. Я и все, кто старше меня, прошли все ступени «детского» социализма – были октябрятами, пионерами, комсомольцами. Жили трудно, бедно. Спасали нас от голода земельные участки, огороды. Но как бы ни было, детство всегда вспоминается с особым теплом в душе. Ведь это были интересные, наполненные событиями годы. Поскольку в совхозных поселках во времена Великой Отечественной войны и в послевоенные годы школы были семилетние, то в старших классах (в 8-м и 10-м) я жил и учился вне дома. А в девятом когда из южного Казахстана отец перевез нас в большой совхоз Чистовский, Булаевского района Северо-Казахстанской области. Это оказался большой совхозный поселок с населением более тысячи человек. Там были и большая современная средняя школа со школьным участком, спортивными площадками.
Именно там в 1954 году я вступил в ряды ВЛКСМ. Готовили ко вступлению в комсомол в школе, а сам прием проходил в райкоме на станции Булаево зимой, в ноябре. Это было очень волнительно. Получили комсомольские билеты – радости было столько, что пять километров от станции до совхоза «пролетели» пешком, будто пять мгновений, под военные песни. Дома меня дожидался вечерний семейный ужин с поздравлением. Особенно рад был за меня старший брат, что недавно вернулся из армии и работал учителем.
В Чистовской школе была сильная комсомольская организация. Как раз в то время началось освоение целинных земель. Совхозное училище механизации готовило механизаторов из приезжих комсомольцев с Украины, из Молдавии, Белоруссии, Прибалтики, центральной России. Нашей школе было выделено несколько гектаров целины, где нами выращивались кукуруза, овощи. Осенью проводили уборку не только своих гектаров, а еще и помогали совхозу. Еще в нашей школе в почете были художественная самодеятельность, физкультура и спорт. Наша школа «гремела» по всему району, часто принимала участие в районных фестивалях и соревнованиях. В десятом классе пришлось учиться вне дома в райцентре Приишимского района, в селе Боголюбово, так как семья переехала в «целинный» совхоз.
На новом месте тоже была большая комсомольская организация, но спортом приходилось заниматься меньше, чем в Чистовске. Учиться было интересно, поскольку, кроме общеобразовательных дисциплин, на уроках труда изучали слесарное дело. А также устройство комбайнов и тракторов, а практику проходили в МТС, которая была расположена в двух километрах от села. Успешно окончив школу в 1956 году, я уехал к родителям. Отец посоветовал мне продолжать учебу и я в скором времени отправился в Омск, где достойно выдержал конкурсный экзамен и поступил в Сибирский автомобильно-дорожный институт.
Учеба в институте в том же 1956 году началась первого сентября…с сельхозработ в большом колхозе Большереченского района. Помню, трудились, как пчелки. Урожай в тот год был богатый, поэтому сильно уставали, работая каждый день от зари и до зари. Всю продукцию, что полагалась нам на трудодни, продали селянам, и до первой стипендии у нас появились первые небольшие, но честным трудом заработанные деньги.
Годы учебы в общественном комсомольском сопровождении забыть невозможно. Ведь они связаны с молодыми годами, когда у нас было море энергии и интересов при остром дефиците свободного времени, постоянной нехватке средств на питание, культурно-массовые мероприятия. Вживание в учебный ритм и общественную работу особенно трудны были на первом курсе. Со второго курса в ритм учебы еще вписались воскресные подработки, спортивные тренировки, участие в художественной самодеятельности. У нас было около десятка спортивных секций, среди которых славились победами в соревнованиях мото-автосекция, велосекция и другие. В институте был замечательный ансамбль песни и пляски, где солировали Евгений Белеев и Алексей Абрамов. Они после окончания учебы автодорожном «приземлились» в Краснознаменном ансамбле Советской армии имени Александрова.
На строительство Красноярской ГЭС я попал по распределению институтской государственной комиссии. К слову сказать, претендентов на поездку было четверо, но мне повезло больше, так как комиссия учитывала дипломные оценки.
Так я попал на Всесоюзную комсомольскую стройку. 30 июля 1961 года я поселился в гостинице на нижней застройке, где во дворе тогда бродил на цепи самый настоящий медведь. Первого августа (строго по направлению) я побывал на приеме в Автотранспортном Управлении (АТУ) в крохотной конторке на территории третьей автобазы у главного инженера Владимира Павловича Толюпы. Меня встретил замечательный душевный человек, позже выяснилось, что еще и прекрасный специалист. Он-то и вдохновил, можно сказать, благословил меня на будущие добрые дела автотранспортников.

Через некоторое время мне выделили комнату в общежитии на улице Школьной и начались плотные рабочие будни. Сначала в пункте технического осмотра (ПТО), где мне дали задание срочно спроектировать мойку для машин.
В ПТО мне пришлось поработать недолго:
сам попросился на «живую» работу механиком в третью автобазу, которая по своей деятельности была «бетоновозной».
Она в то время располагала полутора сотнями самосвалов «ЗИЛ – 585».

Уже в самом начале мне посчастливилось стать свидетелем интересных событий: машина нашей автобазы привезла первые кубы бетона для спуска их в блок гидростанции. Шофером этого грузовика был один из замечательных людей – Н. А. Ермолаев. Комсорг автотранспортного управления (АТУ) Вячеслав Перов поставил меня на комсомольский учет и сразу же обложил общественными поручениями – в обязательном порядке быть на субботнике, на репетиции художественной самодеятельности – с перспективой избрания секретарем комсомольской организации автобазы. Совсем скоро так и произошло на очередном комсомольском собрании, где меня избрали неосвобожденным секретарем. Комсомольцев в моем отряде было около сорока человек.
Работа у меня была посменная – сменный механик с суточным режимом работы с передачей в конце суток другому сменному механику.
Через некоторое время меня ввели в комитет комсомола АТУ с дополнительным поручением по комсомольскому прожектору.
Карусель раскручивалась с огромной скоростью, сразу навалилось огромное множество проблем, и их все надо было укладывать в жесткий график работы. Необходимо было быстро навести порядок с учетом: молодежи становилось все больше, кто-то пытался даже уклониться от учета. Тем, кто состоял на учете, нужно было дать комсомольские поручения, чтобы не скучали. Все это требовало быстрого освоения умения общаться, способности контролировать дела «на ходу» и только самые важные дела выносить в сжатом виде на собрания. Постепенно приходило понятие о том, что как производственные, так и общественные дела должны быть не только полезными, но и интересными, особенно для молодежи.
С высоты сегодняшнего дня интересно вспомнить и проанализировать, о чем мы говорили на собраниях, которые в условиях трехсменной работы совершенно непросто было втиснуть в жесткий рабочий график. С ремонтниками намного проще: они сложат инструмент в конце своей смены, переоденутся и в красный уголок. А водителю сначала надо проверить машину, передать ее сменщику. Сама собой напрашивалась идея собрать комсомольцев не в одной, а в двух бетоновозных бригадах. Численность комсомольцев к 1963 году увеличилась уже до 90 человек, в числе которых 70 – это водители. В то время можно было проводить собрания побригадно и посмотреть на предмет комсомольско – молодежного соревнования как внутри автобазы, так и с выходом на АТУ и на стройку в целом. К тому времени уже трудились в автобазе четыре бетоновозные бригады с перспективой доведения численности в каждой из них до 50–60 машин.
Численность парка стала прирастать, но, к сожалению, некачественно: со строительства Волжской ГЭС нам передали отремонтированные и покрашенные в салатный цвет около четырех десятков самосвалов. Их техническое состояние, увы, оставляло желать лучшего. Машины поступали без обкатки, без нарощенных бортов для перевозки бетона. Зима пришла лютая, а они стоят у забора в ряд, как кузнечики, – даже двигатель завести невозможно. Пришлось ремонтников, особенно комсомольцев, привлекать к творчеству, чтобы быстро «перемололи» этот ряд. В мастерской на каждой ремонтной канаве смонтировали лебедки с намоткой канатов длиной 50–60 метров, чтобы затаскивать машины на ремонт. В боксах их ремонтировали, отогревали, обкатывали и уже затем на сварочном посту наваривали борты и козырьки, чтобы самосвалы стали бетоновозами.
Так постепенно нам удалось полностью «перемолоть» весь зеленый ряд и распределить машины по бригадам. Позднее нам очень повезло: Минэнерго выделил нам около двух десятков новеньких самосвалов. И только тогда были окончательно укомплектованы все бетоновозные бригады.
Это уже было в 1962–63 годах, когда у руководства автобазы начал проявляться интерес к комсомольцам и молодежи. Руководители АТУ и стройки требовали четкой работы без срывов бетоновозных бригад и автобазы в целом. комсомольцы того времени обладали ценным качеством: легки на подъем, на соревнование, на повышение производительности, особенно когда их ряды пополнил десант демобилизованных водителей из Белоруссии. Это оказалось весьма кстати при комплектации двух комсомольско-молодежных бригад водителей. Бригадиры к тому времени уже почти созрели. Павел Полховский – водитель, он тогда работал бригадиром ремонтников –сразу согласился организовать комсомольско-молодежную бригаду, а Анатолий Леушкин был водителем в бригаде. Когда на комсомольском собрании встал вопрос о создании двух комсомольско-молодежных бригад, общее мнение сошлось именно на этих двух кандидатурах на должности бригадиров.
Начальником третьей автобазы тогда был Николай Архипович Лукашеев. Он только что заменил ушедшего руководить четвертой автобазой Никиту Андреевича Коломиц. Он сразу поставил дисциплину жестко и однозначно: «никаких изменений в бригадах я не допущу, так как вы хотите в двух бригадах сосредоточить комсомольцев и молодежь, а других водителей оставить в остальных бригадах и потом рапортовать о своих победах». Вот таким было начало комсомольско-молодежного соревнования с пониманием важности самой его сути.

С безмерным уважением я всегда относился к Н. А. Лукашееву как к технически грамотному специалисту, но его психологический настрой, по моему мнению, у него на тот момент был ошибочный. Он явно боялся, что комсомольцы и молодежь по своей неопытности могут допустить срыв работ, и ему тогда не избежать серьезного нагоняя от начальства. В нашей кабинетной беседе я пытался ему объяснить, что от рисков в таком большом деле не застрахован никто. А жизнь все равно заставит доверять молодым, пробуждать в них живой интерес и ответственность к работе. Они будут не только простыми исполнителями чьих-то распоряжений, а станут сами принимать активное участие в подведении итогов работы, осознают свою высокую значимость в строительстве, будут добывать заслуженные награды не только в коллективе автобазы, но и в самом автотранспортном управлении и на стройке. Поскольку время неумолимо поджимало, а темпы работ непрерывно возрастали, Н. А. Лукашеев наконец сдался. Бригады формировали все вместе, с активным участием всех бригадиров, так как начальник управления опасался, что старые, опытные водители откажутся входить в состав комсомольско-молодежных бригад. Но нам удалось найти компромисс и соблюсти психологические принципы комплектации бригадных коллективов: в бригадах было порядка 70 % комсомольцев, а остальные – опытные кадровые водители. Так было положено начало соревнованию комсомольско-молодежных бригад водителей и одной бригады ремонтников.

Что все это дало в итоге? Хорошую ощутимую пользу предприятию и стройке в целом, четкость и слаженность в работе огромного парка машин (не только по перевозке бетона), закалялись молодые характеры, не боясь принимать на себя такую большую ответственность. Забегая немного вперед, скажу, что один из бригадиров – Павел Фролович Полховский – стал Героем Социалистического труда.
Время мчалось в стремительном темпе, а вместе с ним летела и жизнь. Всем хотелось жить интересно, насыщенно, ни на секунду не отставая от своего времени. Многие пошли учиться: кто в вечернюю школу, кто в техникум на разные курсы. В почете у комсомолии всегда был и спорт – в каждой бригаде была волейбольная команда, организовали маленький тир, в почете были шахматы, шашки, домино. Участвовали в художественной самодеятельности, АТУ постоянно участвовало в субботниках.
Запомнились не только так называемые «марафетные» субботники, проводились также аналогичные мероприятия по вывозу щебня и песка из Шумкова, когда железнодорожный транспорт не успевал собственными силами снабжать бетонный завод и начальник стройки лично обращался за помощью к нам. Наша колонна, выходившая на субботник, состояла не менее чем из 50 машин. В Красноярске на это время даже перекрывали дорогу, для того чтобы нас пропустить.
Помимо субботников собирали и сдавали металлолом, а деньги от сдачи перечислялись на счет Городского Комитета ВЛКСМ. А уже позднее из образовавшейся «копилки» средства выделялись нам на общественные нужды, в том числе и на комсомольские свадьбы. Так мы в столовой ЗЖБИ сыграли замечательную комсомольскую свадьбу для Михаила Кондратюка из бригады Павла Полховского. До этого бригада провела несколько субботников по вывозке щебня и сбору металлолома. Мне тогда пришлось подключить для решения вопроса жилья для молодых начальника АТУ Всеволода Николаевича Волкова. Удалось выпросить у него временно пустующую комнату в общежитии Мостопоезда. Ребята-комсомольцы по вечерам ремонтировали комнату, обставили ее мебелью и после свадьбы подарили молодоженам.
Ребята в комсомольских бригадах очень сильно сдружились, не считались со своим свободным временем: когда у кого-нибудь из состава бригады случался сложный ремонт, все, как один, оставались после смены и помогали ему для того, чтобы бригадная машина смогла вовремя выйти на линию. Комсомольские бригады перечисляли средства в Фонд мира за героев, зачисленных в состав бригады. Бригада Полховского зачислила в свои ряды героя Советского Союза генерала Дмитрия Карбышева.
С особым теплом в сердце вспоминаются наши коллективные выезды на природу, как проводились нами праздники и вечера – с песнями, танцами, с радостью дружеского общения.
И это все было у нас благодаря комсомолу, сумевшему объединить, сплотить молодежь для того, чтобы в нашей жизни было как в известной песне:

«Забота у нас такая, забота наша простая,
Жила бы страна родная – и нету других забот…»

Р.А. Нагайбеков, комсомолец, кавалер Почетного знака ВЛКСМ
Фото из личного архива автора

Имя Р. А. Нагайбекова нанесено на мемориальную доску почета строителей Красноярской ГЭС. Он награжден орденом Трудового Красного Знамени. Яркой, насыщенной жизнью живет наш друг и коллега Рустам Ахметович. После окончания строительства ГЭС он перешел на преподавательскую работу в Дивногорский гидроэнергетический техникум. Более двадцати лет он ведет кружок закаливания и здорового образа жизни. Десятки людей прошли через организованный им кружок. Мы желаем ему в дальнейшем крепкого сибирского здоровья, долголетия и такой же активной, насыщенной жизни.

Совет ветеранов строителей КрасноярскГЭСстроя

Неожиданная встреча

Один непридуманный эпизод из жизни комсомольцев-военных водителей из Белоруссии

Эту историю рассказал мне как-то Олег Коваленко. В комсомольско-молодежной бригаде имени генерала Карбышева он был комсоргом. Молодые ребята-комсомольцы демобилизовались из рядов Советской армии, приехали на Всесоюзную стройку в 1962 году.
Дружной толпой спустились с улицы Гидростроителей, расположились в кустах. Там через дорожку за забором находился одноэтажный дом на два хозяина. Они сходили в магазин, взяли бутылку водки, хлеб, колбасу и сели перекусить да отметить прибытие на великую стройку. Вдруг калитка открывается, и из дома выходит высокий незнакомый мужик в тапочках, подходит к ним, посмотрел-посмотрел, развернулся и пошёл назад в дом. Через время появился снова, принес нам посуду, разносолы в банках и ушел.
Комсомольцы отметили приезд, закусили, и, как закончили отмечать приезд, собрали всю посуду в аккуратную кучку, а сами отправились искать гостиницу.
Прошло некоторое время. Ребята устроились на работу в третью автобазу водителями (это были Олег Коваленко, Виктор Лебёдкин, Михаил Кондратюк и другие ребята из белорусского десанта). Стоят как-то они на бетонном заводе в очереди под загрузку. Подъезжает «Газик», из него выходит тот же самый знакомый им здоровый мужик и шагает в диспетчерскую. Они спросили у бывалых водителей: «Кто это? Что за мужик?» А комсомольцам ответили: «А вы что не знаете? Это же сам начальник стройки – Андрей Ефимович Бочкин!»
С тех пор комсомольцы строители часто вспоминают этот случай и от души смеются, что сам начальник стройки встретил их, угостил и благословил на подвиги во время строительства Красноярской ГЭС.

А. Е. Медведь,
председатель Совета ветеранов-строителей КрасноярскГЭСстроя


От редакции:
Мы благодарны всем комсомольцам, которые уже поделились своими воспоминаниями о времени своей молодости. Уважаемые комсомольцы-строители! Мы ждем ваших настоящих, непридуманных историй, воспоминаний о жизни и труде в том славном времени. Это могут быть и наблюдения, и оценка, и анализ, и, может, даже осуждения, личные ощущения и переживания. Их мы обязательно разместим в рубрике «К 100-летию комсомола». Поделитесь этими историями, фотографиями с нами и с нашими читателями. Расскажите о себе и о тех, кто был рядом с вами в эпоху комсомольской юности.

С уважением, редакция общественно-политической газеты «Огни Енисея»


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ