Завтра, 21 июля, отметит 60-летний юбилей главный психиатр Красноярского края Александр Петрович Бендера.

Александр Петрович Бендера родился 21 июля 1958 года в Житомире Украинской ССР. Окончил Красноярский государственный медицинский институт. С 1999 года и по настоящее время – главный врач филиала № 5 КГБУЗ «Краевой психоневрологический диспансер № 1». Является главным внештатным специалистом-главным психиатром министерства здравоохранения края. Имеет высшую квалификационную категорию по психиатрии и организации здравоохранения. Много лет он возглавляет филиал № 5 Краевого психоневрологического диспансера № 1 в Овсянке. Профессионал своего дела, умный и счастливый человек, любящий свою семью, давний и преданный друг нашей редакции. Накануне юбилейной даты Александр Петрович дал интервью нашей газете.

ДЕЛО ВСЕЙ ЖИЗНИ

– Повод нас обязывает спросить, где родились и где пригодились?
– Я родился на Украине в семье военного офицера. Мы побывали в Венгрии, Бурятии, Забайкалье. А в итоге я осел в Красноярске. Родители после длительных скитаний вновь вернулись на Украину. Отец там умер, а мама с сестрой живут в городе Хмельницком.
– Вы обладаете замечательной профессией и редкой специализацией. Как пришли к делу своей жизни?
– Психиатрию, психотерапию люди боятся, а пугает их то, что им неведомо. Печально, что нашу профессию не знают не только рядовые пациенты, но и врачи других специальностей. Сложилась устойчивая стигма (с древнегреческого – «ярлык»), которую навешивают на нашу науку. В кинофильмах нас показывают в таком свете, что я прихожу в ужас, хотя работаю в профессии 34 года и занимаю руководящие должности. К сожалению, люди верят кино и Интернету и строят свое отношение от увиденного.
– Почему Вы не испугались этой профессии?
– Есть такая шутка у психиатров: «Если ты пошел по призванию, у тебя какие-то проблемы, а если попал случайно, значит ты нормальный». Я попал случайно. Хотел быть хирургом, собирал библиотеку по этой специализации, изучал опыт коллег. На пятом курсе мое внимание привлекла психиатрия. После окончания института нужно было определяться, куда-то ехать, обустраивать жилье. В Красноярске на тот момент у меня не было никаких связей. В итоге с супругой поехали в Нижнеингашский район, она очень обрадовалась, что мы будем жить в деревне. Хотя Ирина выучилась на терапевта, но, находясь в отпуске по уходу за ребенком, переквалифицировалась в психиатра. Сейчас возглавляет отделение в нашей больнице. Мы вместе росли как практикующие врачи, потом я ушел больше в административную работу, а она продолжила лечебное дело. И на сегодняшний день я не скрываю, что она как лечащий врач грамотнее меня.
– Сегодня врачи, бывает, уходят в бизнес. Открывают частные клиники, ведут платные консультации. Чем объясните свою преданность профессии?
– Если откровенно, когда началась перестройка, мы жили в деревне. Было очень жесткое время. Чтобы выжить, пришлось держать кур, гусей, овец и огород. Может, работая в городе, мы бы куда-то бы и ушли. Затем переехали в Овсянку, я был уже руководителем, дочки школу заканчивали. Куда-то уходить вроде и бессмысленно. Жена попробовала, консультировала в частной клинике, но почти весь заработанный гонорар тратила на такси. Ей было интересно как профессионалу. Ведь специфика стационара отличается от поликлинической практики.
– Какие сложности есть в работе руководителя особого учреждения?
– Это, конечно, взаимоотношения между людьми. Сегодня проще решить производственные вопросы, чем их урегулировать. В целом, я считаю, в больнице трудится очень хороший коллектив, в этом есть часть и моей заслуги. У нас нет склочников и жалобщиков. Поэтому и работается людям спокойно. Да, у нас своя специфика, 50% больных – это люди, находящиеся на принудительном лечении за различные преступления, но они законодательно могут находиться с другими пациентами. Не скрою, эти лица привносят в наш быт элементы уголовной культуры. Их родственники стараются «скрасить» пребывание в больнице, например, в пакет из-под сока наливают алкоголь, прячут деньги, не так давно в банане мы нашли наркотики. Поэтому у нас нужно быть внимательным и бдительным.
Но в то же время многие пациенты не находятся за закрытыми дверями без связи с миром. Они выезжают в «Роев ручей», в театры, в кино. В больнице с гастролями постоянно выступают цирковые артисты и эстрадные коллективы, проходят тематические вечера и спортивные соревнования. У нас уютный и красочный внутренний двор со всевозможными цветочными композициями. И это все – заслуга коллектива.
– Помимо руководителя больницей, Вы являетесь и главным психиатром Красноярского края. В чем плюсы и минусы?
– В этом я вижу только один, но большой плюс – не закиснуть. Приходится работать с разными документами, держать в голове огромное количество информации правового характера, следить за последними тенденциями и направлениями в психиатрической области и т. д., а это постоянный процесс познания.
– Профессия Вас обязывает быт стрессоустойчивым, а что может Вас вывести из себя?
– Человеческая глупость. Как сказал Ницше: «Против нее бессильны даже боги».
– При возможности сменили бы страну проживания?
– Эту тему неоднократно мы обсуждали с супругой, коллегами. Я патриот своей страны. Хоть родом с Украины и моя фамилия Бендера, но Россия мне все дала: образование, семью, дом. Нужно уметь быть благодарным.
– Какой диагноз поставите современному российскому обществу?
– Психиатрия очень социальна, она отражает социальную среду. В мировой практике есть даже такой термин «IQ нации». Чем он выше, тем меньше идет затрат на социальные нужды и общество более благополучно. Если хотите составить представление о стране, посмотрите на отношение к убогим и немощным. С этой точки зрения, к сожалению, в России картина печальна. На сегодняшний день я бы поставил обществу диагноз «расстройство личности». Люди не видят стабильности, социальной справедливости. Такое положение вещей обижает, озлобляет, принижает какие-либо авторитеты. Изменен фактор семьи, хоть мы и пытаемся его сохранить, но он нарушен. Мальчиков воспитывают мамы и бабушки, нет примера жизненного уклада, поведенческой линии родителей. Это ведет к нарушению жизненного сценария ребенка. Отсюда и возникают расстройства психики. Но, надеюсь, эта ситуация в будущем изменится. Нужно верить.
СЧАСТЛИВЫЙ  ЧЕЛОВЕК
– Несомненно, одно из Ваших достоинств – преданность (жене, друзьям), не изменяете своим увлечениям (охота и рыбалка).
– Правда, у меня хорошая семья, у нас с женой хорошие отношения. Не скрою, многие даже завидуют нашей жизни. Мое хобби – моя страсть. Осенью я беру отпуск и уезжаю в тайгу, в Нижнеингашский, Ермаковский районы. В прошлом году я охотился один, жил в избушке, и меня это не пугает. В молодости даже сдавал понемногу пушнину. За все время моего увлечения добыл трех медведей. Очень люблю рыбачить, без улова редко возвращаюсь. По молодости, признаюсь, браконьерничал, хотелось в дом принести побольше рыбы. Сейчас рыбалка больше для души и спортивного интереса. У меня за плечами 20 сплавов по разным рекам. Много лет мы плаваем по Подкаменной Тунгуске, преодолевая за две недели 600 км. Сегодня рыбная ловля становится достаточно дорогим удовольствием, требующим приличных затрат, которые себя не окупают.
– Как сложилась жизнь у ваших дочерей?
– Мои две дочки тоже стали врачами. Старшая уехала жить с мужем в Саратов, является представителем компании и работает с больницами, а младшая выучилась на врача-косметолога. Двое внуков радуют бабушку и дедушку.
– Что в вашей жизни значит Дивногорск?
– Для меня родной стала Овсянка. У нашей семьи здесь дом, любимая работа, думаю и закончить свою жизнь в этих местах. После окончания института 15 лет прожил на земле, поэтому желания перебраться в городские условия даже не возникает. На нашем участке 60 процентов занимают цветы, которые радуют взгляд от ранней весны до поздней осени. Плюс ко всему уход за огородом и цветником требует сил, в доме необходимо проводить различные работы: прополоть, полить, убрать снег, покормить собаку и птиц. Поэтому мой нынешний девиз «Движение – это жизнь».


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ