Приближалась осень. Для садоводов и огородников это пора сбора урожая. Самое время пополнить запасы на зиму. Только вот незадача – нынешним летом погода не баловала, короткие вспышки почти сорокоградусной жары сменялись затяжными ливнями. Все, что не сгорело, было залито дождем. Такого урожайного краха еще никогда не было на Ванькиной памяти, и он понимал, что впереди холодная и голодная зима.

Ему всего 18, но за эти годы горя Ваньке удалось повидать немало. Отец пил беспробудно. Таскал домой собутыльников и часто мешал Ваньке с мальчишками спать по ночам. У него было два восьмилетних брата-близнеца Пашка и Андрей. Мамы не было уже два года: ей надоели отцовские запои, и она ушла к другому мужчине. Ванька не пошел с ней в чужой дом и мальчишек не отдал. А мать не сильно-то и настаивала. «Присматривай за ними», – только и сказала она, взъерошив Ванькину и без того непослушную шевелюру. Вот так и осталась мальчишеская троица без родительского присмотра.

В малюсенькой деревеньке, в которой до сих пор существовали совхозные законы, до детей никому не было дела. Никакие органы опеки Ванькину семью не навещали, чего он поначалу опасался. Таких деревень до сих пор немало, хотя городские их считают пережитком прошлого. Четыре-пять улиц, один клуб, совхозная сушилка для хранения зерновых культур и, в основном, сезонная работа на посевной и уборочной. Горевать по разрушенной семье было некогда, да и некому. Ванька взвалил на себя обязанности взрослых, в том числе и хозяйственные дела – скотину, огород. В армию его не взяли из-за плоскостопия, и он устроился в совхоз трактористом.

Ванька с раннего детства был приучен работать. Без труда управлялся в стайке, огород выглядел вполне сносно, да и трактор стал как родной. В принципе, последние два года он справлялся, хотя было тяжело. Но сейчас, когда Ванька понял, что с урожаем полный пролет, то стало немного страшновато. Тем, кто живет в городе, этого не понять. В маленьких деревнях люди живут в основном своим хозяйством: сдают молоко, сметану и мясо. Овощи с огорода, магазин только по мелочам: спички, макароны, соль – это стандартный набор. В общем, учитывая все детали, зима ожидалась безрадостной.

Сегодня Ванькина смена в совхозе была на погрузчике. Самый разгар уборочной, время постараться на славу и как можно больше перевезти зерна из сушилки на склад. Зарплата сдельная, поэтому парень старался изо всех сил. Работа нудная: подъехал к куче зерна, заполнил ковши погрузчика – и на склад, разгрузился, снова заполнил – и на склад. Под вечер у Ваньки от напряжения и монотонного круговорота ломило все кости и слегка кружилась голова. Он с трудом вылез из погрузчика. На улице уже темнело – в самый разгар страды работа шла до последнего солнечного лучика. Закрывая ворота склада, парень заметил, как за угол зерносушилки метнулась какая-то фигура. Он всегда знал, что зерно воруют: для местных пьяниц склад после заката словно медом намазан. Украдут ведро зерна, да на пропой. Председатель совхоза не сильно заморачивался из-за этого. Территория слишком большая, чтобы ее смог охватить один сторож, да и невозможно это воровство искоренить. Кроме того, никто уже не считал, сколько зерна попало в «закрома Родины».

Только вот фигура, замеченная Ванькой, была небольшого роста. Как у ребенка. Он решил проверить свои догадки. За зданием сушилки было совсем темно, свет фонаря туда не доставал, но его глаза уже привыкли к темноте, и он очень явно различал детскую фигуру около входа в склад. Навскидку – лет 8–10 мальчишке.

«Ну, сейчас ты, воришка, получишь!» – подумал парень крадучись в темноте. Он даже хихикнул тихонько, предвкушая, как малец подпрыгнет на месте от неожиданности. Сдавать его председателю Ванька даже не собирался, но попугать воришку надо было. Вот же, забаву придумал – воровать совхозное добро!

Но нашему герою даже в голову не могло прийти, какую судьбоносную встречу ему придется вскоре пережить. Мальчишка тем временем справился с замком и юркнул в темноту склада, через пару секунд Ванька заметил свет небольшого фонарика. В следующий момент шагнул за оставленную приоткрытой дверь склада и резко схватил пацана за воротник.

– Попался! – крикнул он, пытаясь развернуть воришку к себе лицом. Маленький преступник взвизгнул, совсем как девчонка, и попытался освободиться из цепких Ванькиных рук. Только силы были слишком неравны, и тогда он, извернувшись, изо всех сил впился в Ванькину руку зубами. Вот здесь уже был Ванькин черед кричать от боли. Улучив момент, малец бросился бежать, но Ванька быстро сориентировался и поймал его за локоть. Парень сдернул шапку с вора, которая, съехав на глаза, практически закрывала ему лицо. Каково же было его удивление, когда он обнаружил, что преступник – девочка. Маленькая, худенькая, с длиннющей косой, конец которой торчал из-под куртки. Ванька настолько растерялся, что потерял дар речи.

Девочка смотрела на него испуганными глазами, которые резко увлажнились. Она смешно шмыгнула и вытерла рукавом нос. «Совсем как Пашка», – пронеслось у парня в голове. Азарт и желание наказать воришку улетучились разом. Остался только немой вопрос: зачем? Для чего этот хрупкий ребенок залез на совхозный склад, и где ее родители?

Пока Ванька разглядывал неудачливую воровку, она успела оправиться от испуга и вдруг бросилась бежать, но через пару секунд была снова поймана. Теперь Ванька крепче держал ее за руку.

– Тебя как зовут? – спросил он, пытаясь смотреть ей в глаза. Как-то он читал умную книжку, в которой рассказывалось, как можно вывести человека на чистую воду. Достаточно поддерживать с ним зрительный контакт, и тогда собеседнику будет сложно соврать. Воспитывая двух сорванцов, Ванька имел кой-какой опыт для такого случая.
– Маша, – девочка еще раз шмыгнула носом и уставилась в пол.
– И кто тебя, Маша, воровать научил? – с напускной строгостью спросил парень. Надо же ему у этой маленькой воровки отбить желание брать чужое. Сегодня она зерно со склада ворует, а завтра коня председательского свистнет. Девочка не ответила на Ванькин вопрос и, судя по всему, не собиралась. Она громко сопела, с трудом сдерживая слезы. И парню вдруг стало невыразимо жалко ее. Он присел рядом с ребенком на корточки и взял в обе руки ее ладошки. Они были холодные и мокрые. Ванька наклонился, чтобы заглянуть девочке в глаза, и как можно мягче спросил:
– Где твои родители? Ночь на дворе, а ты без присмотра бегаешь, – беспокойство внутри у парня росло с каждой секундой. Он только сейчас понял, что вообще не знает этого ребенка, а такое в принципе невозможно в их маленькой деревеньке.
– Бабушка лежит дома. А родителей нету, – она пожала плечами и вдруг разревелась во весь голос. Да так протяжно, что у Ваньки от жалости сердце ухнуло. Он вытер своим рукавом ее слезы, и на щеках девочки остались грязные разводы. Парень чертыхнулся и принялся стирать их руками, но это помогло мало. Девочка, кажется, немного растерялась от такой заботы и перестала плакать.
– Так что там с твоей бабушкой? – переспросил Ванька.
– Дома лежит, – тихо сказала Маша, в очередной раз шмыгнув носом.
– А на складе ты что делала?
– Мне надо Маруську покормить.
– Знаешь что, Маша, давай-ка все сначала про бабушку, родителей и Маруську, – вздохнув, сказал парень, натягивая девочке шапку на голову. На складе было прохладно.

Пару минут спустя выяснилось, что девочка родителей своих никогда не знала, они погибли, когда Маша была совсем малюткой. Живет с бабушкой Дарьей Андреевной. Ее дом находится на соседней с Ванькой улице, только вот бабушка уходить за забор Маше никогда не разрешала, боялась, что с ней может случиться что-то. Последние две недели Дарья Андреевна приболела и слегла. Продуктами запастись бабушка успела, а вот корм у свиньи Маруськи закончился. Это единственное домашнее животное, оставшееся от большого когда-то хозяйства. Маша боялась, что свинья умрет с голоду. А так как бабушка не выпускала девочку на улицу, то она ждала, пока та заснет, и убегала по темноте на склад за зерном.
Ванька совсем захмурел, слушая рассказ девочки. Он знал Машиных родителей, помнил аварию, только представить себе не мог, что в семье была девочка. Она была такая смешная – вздернутый нос-кнопка, огненно-рыжие волосы и все время шмыгала носом. Как Пашка.

Для того чтобы принять решение, Ваньке понадобилась минута.
– Ну что, неудачница, – сказал он, щелкнув девочку по кончику носа, – пошли кормить Марусю?
Маша даже икнула от неожиданности. А потом с таким восхищением уставилась на Ваньку, что ему неловко стало.

С этого дня в жизни Маши произошло много перемен. У нее появился Ванька. Этот подарок судьбы мог покрыть любые горести. Дарье Андреевне стало полегче, потому что практически все заботы по хозяйству парень взял на себя. Ему, конечно, нелегко было, но потом к его добровольчеству подключились Пашка с Андреем. Им можно давать мелкие поручения – дров натаскать, воды принести, Марусю накормить.

Да, у Ваньки добавилось забот. Но те плоды, которые он пожал годы спустя, говорили о том, что ничего не проходит напрасно. Каждый наш поступок всегда возвращается бумерангом. Как добро и забота, так и равнодушие. Жизнь может научить многому, если вы согласны стать учеником. Всегда есть те, кому намного хуже. Нам часто кажется, что где-то трава зеленее, солнце ярче, жизнь благосклоннее. Но это всего лишь иллюзия. Каждый человек подвергается испытаниям судьбы и либо сдается, либо выносит уроки.


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ