«…7 декабря 1967 года проходила городская отчетно-выборная комсомольская конференция.
В пятый раз собралась молодежь стройки для того, чтобы подвести итоги тому, что сделано, и наметить перспективы на будущее. Эта конференция была примечательна тем, что ее делегаты работали в прекрасном здании Дворца культуры «Энергетик». На конференции был избран новый состав горкома комсомола. Первым секретарем Дивногорского горкома ВЛКСМ избран инженер Управления строительства Григорий Бочаров».
(«Огни Енисея» №244 от 9.12. 1967 г.)

Сегодня мы публикуем воспоминания Григория Бочарова о своей жизни, работе в комсомоле и строительстве Красноярской ГЭС.

ДЕТСТВО С БОЛЬШОЙ БУКВЫ
«В одно мгновенье пролетела жизнь, как ветерок по полю ржи…» — вот с такой тихой и светлой грустью подумалось, когда сел я и начал делать эти заметки. Сейчас на дворе вышагивает уже 2018 год, а он для меня знаменателен 100-летним юбилеем комсомола — организации моей молодости.
Родился 20 мая 1940 года в Казахстане, куда были высланы мои родственники в период коллективизации. Дыхание войны мы, взрослые и дети, чувствовали даже в далёком ауле. Спустя четыре года после её окончания семья вернулась на Волгу, в родную Сталинградскую область, и поэтому детские годы прошли в селе Садки, а затем — в посёлке Волжском, на строительстве крупнейшей гидроэлектростанции.
Детство у каждого человека – это, как правило, самая яркая и памятная часть жизни. Поэтому, когда подрастали мои дети, мне становилось подчас немного грустно: в их жизни не было многого того, что было в наше бедноватое и, как его называли, «бесколбасное» время. Да, мы не имели тогда Интернета, но зато у нас было Детство с большой буквы: с пионерскими кострами, рыбалками, пастьбой коней в «ночном», футболом, мальчишеской дружбой.
А как забудешь поездку в солнечный пионерский «Артек»?! Этой бесплатной путёвкой меня наградили в 1953 году за отличную учёбу и успехи в художественной самодеятельности родного посёлка.

ГОРЯЧЕЕ ВРЕМЯ
Но вот средняя школа окончена с золотой медалью. Это давало мне, по условиям того времени, право поступления без экзаменов в любой вуз страны.
Правда, существовала идеологическая установка: «Чтобы стать настоящим специалистом, надо познать жизнь». Это означало: после школы неплохо хотя бы два года поработать. И вот я как комсорг школы выступил с призывом: «Все на производство!» – и сам пошёл трудиться на один из объектов ГЭС — строительство шлюзов.
Время было чрезвычайно горячее. Представьте себе такую картину: осенью 1958 года строители перекрыли Волгу, наступающей весной надо открывать движение по реке, а шлюзовые сооружения ещё не готовы к пропуску судов. Боже мой, какими же ударными темпами надо было их сооружать! И ведь справлялись.
В год юбилея комсомола приятно вспомнить, что именно в этот горячий строительный период меня, 18-летнего парня, избрали секретарём комсомольской организации Сталинградгидростроя. Вот так и начались мои комсомольские деяния.
А продолжились они в Московском инженерно-строительном институте, куда поступил сразу после завершения строительства шлюзов. Сначала был комсоргом гидротехнического факультета, затем секретарём института, одновременно являясь начальником комсомольского штаба… на строительстве Кремлёвского Дворца съездов.
Часто в это время, да и в последующие годы вспоминал ещё один завет своего любимого деда: «Трудностёв, внучок, не бойси. Они частично рассеются, частично рассредоточатся».
В те годы в студенческой среде родился КВН, и наша «мисийская» команда стала в Москве лидером этой игры. Помню, мне удалось привлечь в команду тогда ещё юного Геннадия Хазанова. Учился он очень слабо, и когда Гена на 3-м курсе на экзамене рассказал преподавателю своими словами, близко к тексту, закон Гука, то перед ним, как он потом шутил, из МИСИ открылись все дороги… И дальше Хазанов уже пошёл по пути эстрадного студента кулинарного техникума.

ДРУЖБА, СКРЕПЛЕННАЯ МОЗОЛЯМИ
После четвёртого курса мне пришлось на целый год прервать учёбу, так как ЦК ВЛКСМ командировал меня в Алжир комиссаром сводного студенческого отряда, состоявшего из добровольцев Москвы, Ленинграда, Киева и Минска. Это была помощь СССР только что обретшей независимость стране.
В международном трудовом лагере кроме нас и алжирцев трудились ещё молодые ребята из разных стран: Болгарии, ГДР, Югославии и других.
В горах Большой Кабилии на месте трёх разрушенных французами деревень мы строили показательный сельхозкооператив «Уадиас». Условия жизни и работы были очень тяжёлыми: жили в палатках, 40-50 градусов жары, непривычная пища, рядом продолжаются военные действия между правительственными войсками и контрреволюционерами… А надо было строить, и строить хорошо…
К тому же мы вели ещё большую политическую и культурную работу: тут и фестивали, и праздники, и спартакиады. О нас писали тогда многие газеты.
В гости к нам приезжал посол СССР в Алжире Н. М. Пегов и президент страны, Герой Советского Союза Бен Белла. Песни «Катюша» и «Подмосковные вечера» звучали почти ежедневно. А я даже разучил одну алжирскую песню на арабском, и исполнять её мне пришлось не менее сотни раз. В Алжире написал и свою первую песню. В ней были такие слова:
Не забыть нам Кабильских просторов
И тебя, мой алжирский друг,
Не забыть вас, суровые горы,
И усталость натруженных рук…
После завершения строительства кооператива, мы возвели памятную стелу и посадили деревья дружбы. Глядя на них, думалось: «Да, фестивали, туризм — это, конечно, хорошо, но дружба, скреплённая трудовыми мозолями, никогда не забывается». Много памятных событий было в моей жизни, но это жаркое и тревожное слово «Алжир» постоянно напоминает о славных делах отряда романтиков того времени.

УДАРНАЯ СТРОЙКА НА ДИКОМ БРЕГЕ
Возвратившись из Алжира в Москву, засучил рукава и взялся за подготовку дипломной работы. Защитился я с отличием.
Выбирать место будущей работы не пришлось, потому что для меня и группы моих друзей (8 человек) это было давно определившимся делом: только на строительство Красноярской ГЭС, на тот момент самой мощной в мире.
А по своему духу она была в полном смысле этого слова ударной комсомольской. Для меня и всей нашей коммуны годы жизни и работы в городе гидростроителей Дивногорске были, без сомнения, самыми яркими и памятными.
Начальник стройки, известнейший гидростроитель, Герой Социалистического Труда Андрей Ефимович Бочкин сумел создать замечательный сплочённый коллектив – сплав опыта и молодости. Вспоминая его, понимаешь, что по-настоящему больших и значимых людей в жизни рождают большие дела.
Рекордные объёмы работ, сжатые сроки ввода объектов ГЭС требовали освоения новых технологий. Стройка постоянно нуждалась в рабочих руках, и начальник строительства поручил мне привлечь в Дивногорск студенческие строительные отряды.

Г. Бочаров с дочкой Ольгой на входе в здание горкома

Используя предыдущий опыт, мне удалось выполнить это поручение – и три летних периода подряд на стройке ударно трудились студенты МАИ, МЭИ, МИСИ. И неспроста одна из улиц Дивногорска сейчас носит название Студенческая. В 1967 году меня избрали секретарём Дивногорского горкома комсомола. На стройке шёл пуск первых двух агрегатов ГЭС. Надо сказать, что комсомольско-молодёжные бригады были в гуще всех строительных дел. Производственные и общественные успехи Дивногорской комсомольской организации были тогда отмечены орденом Трудового Красного Знамени. Такой высокой оценки в огромном Красноярском крае удостоился ещё только комсомол города Норильска.

ДИВНОГОРСК – МОЛОДЕЖНАЯ МЕККА
В те годы Дивногорск был своеобразной Меккой для молодёжи. Здесь проводились Всесоюзные и краевые молодёжные мероприятия. Частыми гостями были известные эстрадные, театральные коллективы, писатели Борис Полевой и Александр Твардовский, поэты Феликс Чуев и Роберт Рождественский и многие другие.
Но особенно мне памятно лето 1968 года, когда в Красноярье, на Мане, снимался фильм «Хозяин тайги» с Валерием Золотухиным и Владимиром Высоцким. Начальник стройки поручил мне опекать артистов, и я с радостью и интересом ими занимался.
В это лето мне удалось устроить немало встреч молодёжи с Высоцким. Как сейчас помню, идём мы с ним на такую встречу по улице Комсомольской, а она полна молодёжных общежитий. И что характерно, почти из всех открытых окон звучали магнитофонные записи Высоцкого, и он шагал сквозь собственный голос…
Что и говорить, его очень любили и любят люди по сию пору. Какова же была всеобщая скорбь, когда летом 1980 года Высоцкого не стало, ведь он был уже «всенародным Володей». Не случайно в те дни родились эти мои горькие строчки:
Его любили и ругали,
И сплетни лезли по Земле.
Но записи его звучали
И в подворотне, и в Кремле.
Конечно, такие встречи много давали молодёжи, её интеллектуальному и культурному росту. Для многих моих товарищей стройка на диком бреге стала успешной стартовой площадкой в жизни.

СТРОЙКИ ПО ВСЕЙ СТРАНЕ
Определила стройка и мой личный путь: на завершающем этапе строительства меня утвердили ответственным организатором ЦК ВЛКСМ по проблемам молодёжи на Всесоюзных ударных комсомольских стройках.
Этот участок работы был чрезвычайно интересным, потому что в 70-е годы развернулось строительство громадного числа важнейших народно-хозяйственных объектов в самых различных отраслях: энергетике, машиностроении, нефтехимии и других.
Комсомол объявлял ежегодно Всесоюзными комсомольскими стройками более 100 объектов. Их география была просто захватывающей. Судите сами — Байкало-Амурская магистраль, Тюменский нефтегазовый комплекс, Ульяновский и Камский автозаводы, стройки Нечерноземья…
Всех не перечислишь.
Хорошо помню, когда в стране только стало известно о скором начале строительства Байкало-Амурской магистрали, то нас в ЦК комсомола в буквальном смысле завалило письмами добровольцев, желающих поехать на БАМ. Письма стояли мешками, и нам приходилось объявлять по радио, телевидению, что пока стройка не может принять всех желающих.
Но шефство комсомола было далеко не формальным делом: мы направляли на новостройки по комсомольским путёвкам тысячи молодых людей, по местам ударных строек постоянно курсировал агитпоезд «Комсомольская правда», в составе которого были лучшие творческие личности, имена которых знала вся страна: Пахмутова и Добронравов, Кобзон и Лещенко, Дементьев и Евтушенко, многие молодёжные ансамбли…
Ударные стройки были замечательной школой воспитания молодёжи. Парни и девчата получали опыт, рабочие специальности, здесь формировались молодые семьи. Вообще, что ни говори, а с уходом и потерей комсомола в жизни молодёжи многое было утрачено.
Однако наступил в жизни момент, когда с комсомолом пришлось расстаться, и написал я тогда вот эти строчки:
Вот и всё — мне тридцатый пошёл.
Так прощай, комсомольское братство.
Нет, не верю я — мне комсомол
Вписан в сердце, как Родина — в паспорт.
И это, поверьте, не пустые слова…
А в этом году родному комсомолу целых 100 лет. Помню многие его юбилеи, и они мне памятны разными моментами, в том числе и весёлыми.
Вот, к примеру, 90-я годовщина. Она отмечалась в Кремлёвском Дворце съездов. Многочисленные собравшиеся ветераны комсомола с трудом узнавали друг друга. В фойе встречаю бывшую известную на всю страну активистку. Как водится, обнялись, расцеловались. И тут слышу от неё: «Да-а-а, стареешь, Григорий! Так целуют только Красное знамя».
Представляете, что можно будет услышать о себе в 100-летний юбилей? Но унывать настоящие комсомольцы не умеют!
И не будут!

КОМСОМОЛ ОСТАЛСЯ В СЕРДЦЕ
В конце 1970-х годов в моей жизни произошло серьёзное событие: меня перевели на работу в аппарат строительного отдела ЦК КПСС, где поручили курировать объекты, возводимые министерством промышленного строительства СССР.
В те годы приходилось часто бывать в строительных коллективах Украины, познакомиться со многими местными руководителями и тружениками. И очень хорошо помню, насколько же в то время между нами царили дружба, взаимопонимание. И как же горько сознавать, что всё это сегодня порушено и, похоже, на долгое время…
В годы перестройки, а правильнее сказать в период перестроечного лихолетья, мне довелось работать на разных должностях в различных организациях: аппарате Совета Министров СССР, Секретариате Верховного Совета СССР, министерстве внешних экономических связей РФ. Пишу о своей работе в этих так называемых высоких кабинетах, пожалуй, только с одной целью и мыслью.
Вот слушаю теперь некоторых особо рьяных хулителей советского прошлого, и мне абсолютно не требуется никаких аргументов для опровержения их домыслов. И скажу, почему не нужны. Да потому что моя собственная жизнь, моя биография простого деревенского мальчишки из многодетной трудовой семьи тому подтверждение.
Без всякого блата и взяток государство дало мне все возможность бесплатно получить образование, специальность, работу и стать уважаемым человеком в обществе.
Меня частенько спрашивают, откуда такая тяга к творческому делу – и поэтическому, и театральному. Ответ простой: где бы я ни учился, где бы ни работал, творческая составляющая всегда была существенной частью моей повседневной жизни.
А началось всё ещё с детской поры, в Казахстане. Помню, как меня, первоклассника, выводили на сцену клуба, ставили на стул, и я декламировал поэму акына Джамбула «О Сталинской конституции». А далее – постоянное участие в драмкружках, театральных коллективах, КВНе. И даже работая в высоких инстанциях, я то и дело готовил поэтические приветствия и пожелания.
Дорогие мои комсомольские коллеги, друзья. Примите мои поздравления с замечательным юбилеем. Здоровья вам крепкого, удачи, благополучия. И главное… А главное, ребята, сердцем не стареть.

 


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ