Сегодня, 29 октября, в нашей стране отмечается 100-летие со дня рождения комсомола. Дивногорск готовится достойно отметить эту знаменательную дату. Для жителей нашего города она имеет особое значение. Ведь на строительство Красноярской ГЭС со всех концов большой страны по комсомольским путевкам приехали тысячи молодых юношей и девушек. Их руками были построены и мощная гидроэлектростанция, и прекрасный город, в котором мы все живем. За свои трудовые свершения дивногорский комсомол в 1968 году был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Поэтому для ветеранов строительства КГЭС и всех горожан, чья судьба так или иначе связана с комсомолом, ВЛКСМ это не просто знакомая аббревиатура. Это неотъемлемая и прекрасная часть их жизни. Они до сих пор с теплотой вспоминают свою молодость и славное комсомольское прошлое. Накануне этого важного события мы решили поговорить о том, какой была эта организация? В чем феномен комсомола? Почему спустя почти тридцать лет после распада Советского Союза и упразднения ВЛКСМ, его все еще помнят и им восторгаются?
Участниками нашего «Спорного перекрестка» (СП) стали председатель совета ветеранов Красноярскгэсстроя, а в прошлом – член комитета комсомола на строительстве КГЭС Медведь А. Е., бывшие комсомольские первые секретари, в разные годы возглавлявшие городской комитет комсомола: А. Н. Шепеленко, А. Л. Сморгон, Ю. И. Мурашов, а также представитель молодого поколения, первый секретарь дивногорского отделения ЛКСМ РФ Стеблинский А. М. Вела заседание «СП» главный редактор «Огней Енисея» Л. И. Климович, в прошлом тоже первый секретарь Кежемского РК ВЛКСМ.

Л. Климович:
– Политическая система Советского государства была достаточно структурированной. В этой системе было много звеньев, в том числе все общественные организации, начиная от ДОСААФ и заканчивая женсоветами. Все это было некоей подпорной стенкой для всей политической системы страны. Но главный стержень создавали все же такие организации, как Всесоюзная пионерская организация им. В. И. Ленина, Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодежи и Коммунистическая партия Советского Союза. Но из всех этих организаций дань уважения и памяти сегодня отдают фактически только комсомолу. О нем и сегодня вспоминают абсолютно восторженно. Я предлагаю поговорить о том, в чем заключается феномен ВЛКСМ, чей столетний юбилей через несколько дней от Москвы и до самых окраин будут отмечать как праздник. К нему готовятся. Созданы штабы по подготовке к этому событию на уровне городов, регионов и государства. Наша газета в течение года с участием общественности и известных комсомольцев, а ныне ветеранов города, рассказывала об истории дивногорского комсомола.
А для начала давайте мы вместе с вами вспомним принципы демократического централизма комсомола.
А. Стеблинский:
– Избираемость высших органов управления снизу, но при этом подчинение решениям уже выбранных органов.
А. Шепеленко: Выборность снизу доверху. Подчинение меньшинства большинству. Это главное. И еще один принцип – периодическая отчетность.

Сморгон А.Л.

А. Сморгон: Демократический централизм – это принцип организационного строения комсомола. Это означает выборность всех руководящих органов снизу доверху, периодическую отчетность, подчинение меньшинства большинству, безусловную обязательность решений вышестоящих комсомольских органов управления для нижестоящих, коллективность в работе всех организаций и руководящих органов комсомола.
Л. Климович: Скажите, пожалуйста, каким образом эти принципы обеспечивали работоспособность этой организации, ее влияние на молодежь и не только… Не скрывалась ли за этими принципами бюрократическая система?
А. Шепеленко: Без бюрократии как было обойтись? Она везде существовала и существует.
А. Сморгон: Главное, что было заложено в этих принципах, – это коллективная ответственность.
Л. Климович: А вы в нее верили?
А. Сморгон: Откровенно говоря, нет. Везде большую роль играл человеческий фактор. Структура построения организации позволяла работать и хорошим организаторам и, скажем так, «серым мышкам», которые могли скрыться за этими формулировками. Но Дивногорск всегда отличался в этом плане в лучшую сторону.

Мурашов Ю.И.

Ю. Мурашов: Я не совсем согласен с тем, что все было забюрократизировано. Да, была некая градация, сколько должно быть в составе делегации рабочих и ИТРовцев, если дело касалось выборов делегатов на съезд. А когда вопрос стоял о выборе секретаря комсомольской организации, первички, то смотрели на личные качества человека, на его работоспособность, эффективность. И в Дивногорске в этом вопросе не было ангажированности, никто не назначал нам руководителей сверху, по звонку.
А. Сморгон: Интересный факт. С 1918 по 1938 год, а в тот период комсомол имел серьезный политический вес в стране, на посту первого секретаря комсомола сменилось семь человек, и шесть из них были расстреляны. Но до перестройки об этом не было известно широкой общественности.
Л. Климович: Как вы считаете, комсомол в нашей стране был реальной политической силой?

Медведь А.Е.

А. Медведь: В структуре государства комсомол поначалу жил по принципу: «партия велела – комсомол ответил «есть!». Но потом были попытки самостоятельных действий. Например, комсомол пытался выйти за рубеж, влиять на организации других стран. Я в свое время работал в Югославии в составе делегации, мы строили там плотину ГЭС. И когда мы прибыли туда, то почувствовали, что наш ЦК ВЛКСМ имеет определенное влияние за рубежом, что с нами считаются.
Ю. Мурашов: На мой взгляд, самостоятельной политической силой комсомол в нашей стране не был. Он был боевым резервом и помощником партии. Это была школа, в которой выращивали резерв коммунистической партии. Свобода действий была в рамках, которые устанавливал некий куратор, руководитель партийной системы. И рамки эти были разными.
А. Сморгон: Все первые секретари райкомов, крайкомов, обкомов утверждались на бюро партии. Но с 1989 года руководители ЦК комсомола попытались ситуацию изменить. Был взят курс на превращение комсомола в молодежные профсоюзы по защите прав молодежи. Появилась необходимость, чтобы у комсомола возникли рычаги влияния. Я помню, что выпускались комсомольские приказы на предприятиях, когда комитет комсомола пытался влиять на какие-то хозяйственные моменты. В конце 80-х, когда обострилась ситуация с жильем, с детскими садами, стало модным разрабатывать молодежные программы. Тогда мы на уровне города попытались сделать такую программу, но было уже точно понятно, что все это формально.
Ю. Мурашов: Мне вспоминается, как в 1986–87 годах в стране перенимали опыт по развитию молодежных жилищных кооперативов. У нас в Дивногорске в то время было затишье, активность комсомольцев явно поубавилась. И мы ухватились за эту идею, так как жилья реально не хватало. И попробовали самостоятельно этот вопрос решить. Пошло движение, был сформирован актив! И на этой волне мы вышли на горисполком с нашей инициативой: дайте нам дом под строительство МЖК. Исполком одобряет и поддерживает наше решение.
А на следующий день мне вдруг говорят, что решение не состоялось, нашу инициативу не поддержали. Вот вам и политическая сила.

Шепеленко А.Н.

А. Шепеленко: Я бы разделил историю комсомола на три этапа. Первый – это период до и после Великой Отечественной войны. Тогда у молодежи, у комсомольцев, был трудовой подъем, энтузиазм, юноши и девушки ехали по комсомольским путевкам на строительство ГЭС, предприятий и иных объектов. В мою бытность первым секретарем дивногорского горкома комсомола шел уже второй этап. Мы завидовали строителям города и ГЭС. Почти все уже было построено, а что нам-то делать? Надо было искать какие-то формы организации комсомольской молодежи. И мы пытались помогать сельским школам, направлять бригады на другие стройки страны. Взялись за спорт, и в результате в Дивногорске прошли соревнования двух Зимних спартакиад народов СССР. Нам дали свободу в этом плане – занимайтесь, чем хотите. Мы выходили с различными инициативами. А уже в перестроечное время был третий этап. В конце концов, когда горком партии закрылся, то закрылся и комсомол. Что, на мой взгляд, было ошибкой. Надо было оставить молодежное крыло.
А. Медведь: Даже в мое время комсомол искал собственное «я», в начале строительства, в 50-е годы. Но нас ограничивали рамками, даже лозунги к праздникам мы должны были утверждать в горкоме партии.
Л. Климович: Такова была в целом политика партии, или только на местном уровне партийные органы так работали?
А. Медведь: Из всех партийных секретарей, которые остались у меня в памяти, я ценю и уважаю Ралло Михаила Константиновича. Он не признавал авторитетов. У него все получалось. Он не брал под козырек, не следовал циркуляру, искал живые формы работы. А были и такие, что не терпели никаких инициатив, никакой свободы. При них все делалось согласно циркуляру, в строгих рамках. Ралло в этом смысле, конечно же, был более независимым.
Л. Климович: Попытайтесь вспомнить случай, когда комсомольцы вышли за рамки и совершили что-то «эдакое».
А. Шепеленко: Как можно было вырваться, если прежде, чем стать первым секретарем, человек становился кандидатом в члены партии? Либо ты работаешь, как того от тебя требуют, либо уходишь.
А. Сморгон: Я вспоминаю, что к 70-летию комсомола, мы провели в Дивногорске факельное шествие, сделали эстафету поколений. И один из секретарей горкома партии по идеологии предложил: давайте все это повторим на 7 Ноября. А мы только 29 октября это мероприятие провели, и душа у меня снова это делать не лежала. Так получилось, что на демонстрации 7 ноября этой колонны не было. За это получил выговор от городской партийной организации.
Ю. Мурашов: В тот период, когда я был первым секретарем горкома ВЛКСМ, в стране началась антиалкогольная кампания, борьба с пьянством и алкоголизмом. Все вступали в общество трезвости. Председатель исполкома на заседании ставил задачу все мероприятия проводить без спиртного, только с чаем и безалкогольными напитками. Я высказался, что это будет сложно, так как у нас заложены другие традиции. Но все равно развернули пропаганду среди молодежи, проводились и безалкогольные свадьбы.
А. Сморгон: Помню, что на заводе НВА шло совещание по этому поводу. И комитет ВЛКСМ с председателем профсоюза решили выделить квартиру молодоженам, если проведут безалкогольную свадьбу. Завод НВА мог тогда это себе позволить. Свадьбу провели, квартиру дали.
Ю. Мурашов: Как раз в этот период приехал корреспондент газеты «Комсомольская правда» и написал большую статью про Дивногорск, про наши безалкогольные свадьбы и другие мероприятия. Прославились на всю страну.
Л. Климович: Вопрос к секретарю сегодняшней комсомольской организации города. У вас какое личное восприятие истории комсомола тех лет? Оно совпадает с тем, о чем говорят наши уважаемые комсомольские вожаки?
А. Стеблинский: Я не идеализирую чрезмерно то государство и советское время. У всех есть недостатки, и у комсомола они тоже были. Если бы все было хорошо, то не случился бы 1991 год.
Л. Климович: Скажите, а что вас сегодня побуждает к тому, чтобы реанимировать комсомольскую организацию?
А. Стеблинский: Между современным комсомолом и той организацией, что была во времена СССР, есть ключевое различие. Тогда это была организация, которая принимала участие во всех сферах жизни. Сегодня комсомол – это молодежное крыло КПРФ. У других партий тоже есть свои отделения, объединяющие молодых людей, например, «Соколы Жириновского».
Л. Климович: А что вас сегодня вдохновляет? Какие вы видите для себя перспективы? Если у нынешних комсомольцев нет карьерных и иных перспектив, тогда зачем это вам?

Стеблинский А.М.

А. Стеблинский: В наше время комсомол – это объединение молодых людей, придерживающихся определенных политических взглядов и стремящихся их реализовать. У меня есть свои воззрения, и я стремлюсь что-то сделать, чтобы изменить жизнь к лучшему, исправить недостатки, которые имеются в стране.
Мы ведем работу с молодежью.
Л. Климович: Во все времена комсомол нес свою миссию, выполнял какие-то конкретные задачи. Эта система формировала человека, подготавливала к работе в партийно-хозяйственных органах страны. А перед вами сегодня какие ставят задачи?
А. Стеблинский: Мы готовим резерв для КПРФ. Кроме того, мы помогаем городской пионерской организации в проведении мероприятий, занимаемся патриотическим воспитанием.
Л. Климович: У вас нет ощущения, что вам выпало не то время, что у вас нет места для серьезных поступков?
А. Стеблинский: Да, такое ощущение есть. К сожалению, для самореализации молодежи сегодня не так много рычагов. Да и государственная молодежная политика появилась буквально в последние 5–6 лет. Даже федеральный закон о молодежной политике находится еще в стадии разработки.
Л. Климович: Вспоминая свои годы работы в комсомоле, – а это был достаточно длительный период, порядка семи лет, – могу сказать, что жили мы удивительно интересно! У нас было ощущение бесконечной работы! Не было такого, что бы я сидела и думала: а что делать дальше? Мы над кем-то брали шефство, развивали наставничество, был «Комсомольский прожектор», проводили пленумы, конференции… Всего не перечислить. Убеждена, что у нынешних комсомольцев такая возможность, а, главное, потребность еще долго-долго не появится. Возможно ни-ког-да. Отчего мне грустно, но сегодняшней молодежи меня не понять.
Ю. Мурашов: Мне вспоминается такая история. Был период, когда Енисей был маловодным, и мы в Дивногорске начали кампанию по экономии электроэнергии. Мы занимались этим вопросом, всюду вели агитацию за экономию, развешивали плакаты, чуть ли не в электросчетчики лезли там, где казалось, что идет большой расход электричества.
А. Шепеленко: Мы в свое время старались уйти от идеологии, и заниматься теми вопросами, которые волновали молодых вне их работы. Хотя совсем уйти от этого было невозможно. Поэтому были и хорошие дела, а были, что греха таить, и элементы очковтирательства.
Л. Климович: Учитывая наличие тех пороков, что переживала страна, общество в те годы, подытоживая наш разговор, попробуем ответить: так в чем же феномен комсомола? Почему же сегодня, когда на дворе решительно другое время, когда балом правит другая мораль, другие нравы, у нас отдают дань уважения не руководившей в те годы страной партии коммунистов, а именно комсомолу?
А. Сморгон: Во-первых, мы были молоды, а для каждого человека молодость – лучшее время его жизни. Во-вторых, у комсомола были конкретные дела, за которые не стыдно. Через него в СССР прошло 85% процентов молодежи, а в компартию вступало все же гораздо меньше людей. От этого времени у многих остались хорошие воспоминания.
Ю. Мурашов: Есть две причины – объективная и субъективная. Объективная в том, что любая власть опирается на молодежь, которая более восприимчива к новшествам. Советская власть опиралась именно на молодежь, и были достигнуты потрясающие результаты! А субъективная причина в том, что коммунистическая идеология сегодня не в чести, а за комсомолом, несмотря ни на что, все же идеология стояла в меньшей степени. Вокруг него и достижений комсомольцев существовал некий героический ореол, во главе всего стояли трудовые свершения.
Л. Климович: На мой взгляд, причина кроется в том, что многие комсомольцы, слава Богу, живы, и сегодня находятся у власти, определяя политику государства.
А. Шепеленко: Я согласен, что главное – это память о молодости. Все руководители вспоминают время, когда они были молоды.
А. Стеблинский: Я согласен с тем, что люди, которые сегодня стоят у руля власти, преимущественно прошли комсомольскую школу. И приобрели полезные контакты, которые позволили им добиться успеха в жизни. Именно с этим, по моему мнению, связано такое благожелательное отношение к этой организации.
Л. Климович: Как вы считаете, память о комсомоле исчезнет, сотрется с уходом комсомольцев? Или же останется, и праздник будут отмечать потомки?
А. Шепеленко: Все это уйдет вместе с нами. Тем, кому сегодня 40 лет, слово «комсомол» уже ни о чем не говорит, поскольку они в нем не состояли. Как ни прискорбно, с этим нужно смириться.
А. Медведь: В молодости перед каждым молодым человеком, окончившим школу, стоит выбор: куда пойти. Чем заняться? И вот была такая организация – комсомол. Я примкнул к этой организации, нашел в ней поддержку и понимание. И в итоге, с ее помощью вышел на ясную дорогу в жизни. Вот в этом и заключается феномен. Я нашел себя в жизни, посадил дерево, построил дом, создал семью – и все это с помощью комсомола. Поэтому я благодарен этой организации. Приведу строчки из стихотворения бывшего секретаря дивногорского комсомола Георгия Бочарова: «Вот и все – мне тридцатый пошел. Так прощай, комсомольское братство. Нет, не верю я– мне комсомол вписан в сердце, как Родина – в паспорт».
Моя дочь Катя говорит: «Папа, как я завидую вашему поколению! Вы строили, вы жили, вы общались. Оставили такую память о себе. А сейчас ничего подобного комсомолу в нашей стране нет».
Л. Климович: А тот факт, что у нынешнего поколения молодежи нет такой организации, как комсомол, на ваш взгляд, это для него потеря? Или им, не загнанным в идеологические догмы, живется лучше?
А. Сморгон: Государство определенно потеряло, лишившись такой организации. А за молодежь судить не хочу, ей виднее.
Им самим решать, какая организация нужна.
Ю. Мурашов: Да, молодежь потеряла. Сегодня молодым становиться на ноги трудно, и нет организации, которая бы направляла, выращивала их.
А. Шепеленко: Я бы сказал, что не все так печально. Был определенный провал в молодежной политике в течение 10–15 лет. Теперь ситуация меняется к лучшему, идет возрождение. Сейчас появились такие организации, как волонтеры, которые проводят серьезные мероприятия. В «Сириусе» собирают талантливую молодежь. Государство все равно многое делает. Что из этого получится, увидим лет через 20.
Условия жизни поменялись, друзья! У нас не было ни компьютеров, ни телефонов, ни такой техники, как сейчас. И сознание нынешней молодежи совершенно изменилось.
Ю. Мурашов: Возрождать такую организацию, как комсомол, можно только на сверхзадачах. А их сегодня нет.
А. Стеблинский: Самая большая проблема – это все же отсутствие в течение длительного времени государственной молодежной политики. Сейчас действительно идут определенные подвижки, но эта работа зачастую ведется на формальном уровне. Активисты молодежных организаций работают чаще ради определенной выгоды.
А. Сморгон: Не соглашусь. И в наше время есть организации, куда ребята идут не ради выгоды, а потому что им это интересно. Например, те же «гагаринцы».
Л. Климович: Спасибо всем участникам сегодняшнего «Спорного перекрестка». Думаю, что вы говорили искренне, разговор получился.Все отметили, что комсомол был хорошей школой жизни, и это позволило тем, кто ее прошел, реализоваться в дальнейшей жизни. И в этом, наверное, тоже есть феномен комсомола доперестроечных лет.


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ