«Здравствуйте, уважаемые сотрудники газеты «Огни Енисея». Я благодарю вас, что вы на протяжении многих лет печатаете мои статьи. Не переделываете их на свое усмотрение. Сейчас я опять прошу напечатать так, как есть. Каждое слово – это пролитые слезы. Может, это письмо кому-то поможет в жизни быть осторожнее и осмотрительнее»
Так начинается письмо, которое было очень сложно печатать, но еще тяжелее – читать. Это невыдуманная история, и от этого еще горше на сердце. С человеческой жестокостью и цинизмом мы встречаемся очень часто, к сожалению. И, возможно, это послание действительно спасет кому-то жизнь или поможет понять, что он не одинок в своем горе. Некоторые фрагменты мы не можем опубликовать из соображения этики. К этому посланию не будет комментариев. Давайте просто молча выслушаем.

«Страшное событие потрясло наш город. Погибла Саша Чесалина. Все мы плачем и скорбим. Склоняем головы.

Вроде нет войны – тихо, зелено, дышишь воздухом, кажется, не надышишься. Но в это время десятки родителей похоронили детей. Ни с чем не сравнимо горе, когда хоронишь своего ребенка. Умер ли он от болезни, сбит ли глупым и пьяным водителем, утонул или сгорел, а тем более, жестоко убит.

У горя нет срока давности. Я не согласна с формулировкой, когда говорят: «Пережить горе». Его невозможно пережить – выжить только по возможности. Постараться выжить. А пережить нет. Горе всегда с нами, в нашей душе и сердце. Что бы мы ни делали днем, но ложимся спать и остаемся наедине с нашими детьми, тишина не мешает нам мыслить, думать и общаться с ними.

В этом горе нам помогают выжить наши врачи, потому что, как бы человек ни держался, организм отказывается верить в случившееся и жить. Много-много лет помогает людям справиться с бедой и подняться на ноги Светлана Валерьяновна Стародубцева. Она похоронила двоих своих детей, но всегда приходит на помощь другим. Виктор Иванович Бабаев – он лечит не только лекарствами, но и словом.
Почему я пишу эти строки? Ночь просидела, наплакалась, и так хочется поделиться с людьми. 17 ноября 2018 года будет 8 лет, как убили моего сына Самохина Александра. Ему было 27 лет. Работал юристом и часто бывал в краевом суде.
Он не отвечал на звонки. Пропала машина. Не верилось в худшее. Два месяца никаких результатов. Обратилась к экстрасенсам сразу после исчезновения. Сказали: «Убит, ищите на берегу, прикрытым. Милиция будет искать – не найдет, только посторонние люди найдут.» Не верилось…

Дело передали в краевую прокуратуру по особо важным делам. Молодой, талантливый следователь начал допрос близких друзей и заметил ложь. Оказалось, что убили самые близкие друзья. Не наркоманы, не алкоголики, а просто завистливые люди. Саша им доверял.

Они узнали, что у него будет крупная сумма – 300 тыс. рублей. Предложили съездить с ними в Лесосибирск. Били сонного, молотком по голове, потом топили… спрятали тело под камнями на берегу. Забрали паспорт, деньги. Машину «Вольво» спрятали в гараже у одного из преступников. Тело моего сына нашли только в мае, рыбак со своей собакой пришел на берег и случайно обнаружил. Через полгода поисков похоронила Сашу завернутым в целлофан, в закрытом гробу.

Несколько заседаний суда было, не на всех могла присутствовать, не слушалось тело, ноги не шли. Организатор 12 лет получил, помощник 11 лет. Скоро выйдут…
Пишут письма, просят простить.

В одном из журналов не так давно была опубликована моя заметка «Книга для потомков». Мне пришло много писем из разных городов. Кто-то не понял смысла. А те письма, что пришли мне из Буденовска, Беслана, Кемерова, они добрые и хорошие. Нам все эти города знакомы, и мы знаем, что их объединяет. Мы – родители погибших детей – друг друга понимаем.

Е.В. Васильченко»


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ