… Юля проснулась с непонятным чувством тревоги. Словно с сегодняшнего дня что-то необратимо изменилось в ее жизни. Подойдя к зеркалу, девушка увидела, что на шее «красуется» приличных размеров опухоль. Наверное, воспалился лимфоузел, предположила она. Общее состояние было не очень температура, слабость. С лимфоузлами не шутят, это девушка знала давно, поэтому, несмотря на выходной день, отправилась в больницу. Ее осмотрели в приемном покое, назначили антибиотик и отправили домой лечиться амбулаторно. День действительно стал переломным, об этом Юля узнает позднее, а пока она даже предположить не могла, какие трудности и испытания ее ждут впереди.

Вновь в больницу девушка вернулась через несколько дней: несмотря на прием антибиотиков, состояние не улучшалось. Ее положили в стационар, и врач, принявший Юлю в приемном покое, высказал подозрение на онкологию, так как лимфоузлы – это своеобразный маяк, на который ориентируются онкологи. Но в итоге поставили диагноз лимфаденит – воспаление. Только вот как ни старались врачи победить болезнь, результата не было. Дни проходили за днями. Шея отекла и стала бесформенной, слабость не проходила. Девушка настаивала на дополнительном обследовании, потому что чувствовала: что-то не так. В этот момент произошел новый поворот в диагностике: после УЗИ шеи Юле поставили диагноз «тромбоз внутренней яремной вены». Назначили комплексное обследование на онкологию, но провели его недостаточно скрупулёзно, уверена моя собеседница. Зато усиленно лечили тромбоз, ставили уколы в живот, чтобы разжижить кровь.

Даже такому необразованному в медицине человеку, как я, понятно, что тромбоз весьма серьезен. Если тромб внезапно оторвется, то спасти девушку уже никто не сможет. Надо ли говорить, насколько напуганы были родители? Да и она сама встревожилась не на шутку. Поэтому Немцевы направились в Красноярскую краевую больницу. Там больше возможностей для обследования и врачи компетентнее, были уверены родители Юли. Наличие тромбоза подтвердили и в краевой больнице.

Это уже сегодня, после того как девушка побывала в клинике Израиля, она понимает, что тогда теряла драгоценное время и только усугубляла свою болезнь. Я не хочу углубляться в подробности, потому что сейчас в суде рассматривается иск, который Юля подала к больнице. Скажу лишь, что, на мой взгляд, в истории лечения девушки имела место врачебная ошибка. В деталях пусть разбираются люди в этом уполномоченные и компетентные, а наша сегодняшняя цель – другая.

В итоге Юля все же оказалась в красноярском клиническом онкологическом диспансере. Но мытарства продолжились и там. Девушку футболили от врача к врачу. Было подозрение на первоначальную стадию онкологии органов малого таза. Девушку направили на операцию. Мама Юлии Надежда Александровна рассказывает, что хирург, выйдя из операционной, буквально шокировала ее, сказав: «Мы вырезали все, что могли. Удалить из брюшной полости все органы не получится». Порекомендовав найти для дочери хорошую клинику, врач ушла, оставив женщину один на один с этим потрясением: рак яичников 3 «С» стадии, канцероматоз брюшной полости, асцит. После четвертого курса химии были обнаружены метастазы в печени. В этот момент родным Юлии пришло понимание, что необходимо обращаться еще куда-то, искать лучших специалистов. Здесь девушке не могут помочь, об этом напрямую сказала оперирующий Юлию хирург.

Этот факт подтвердило и обследование, сделанное после операции, и несколько курсов химиотерапии. Опухоль снова начала расти. Лечение не помогло. О том, что Юле надо ехать в Израиль, ей подсказала девушка, у которой также было онкологическое заболевание. В ответ на запрос, отправленный в израильскую больницу, прислали смету на 3000$ и предложили приехать для обследования и консультации.

Это было в январе 2019 года. Надежда Александровна рассказывает, что все они понимали: сумма для их семьи неподъемная. Вот тогда и возникла мысль опубликовать сообщение о сборе средств. Было страшно и очень неловко. Боялись, что их осудят или не поймут. Но в первый же день поняли, насколько сильно заблуждались. На самом деле добрых и отзывчивых людей очень много. Деньги на счет начали поступать сразу же. На дворе стояло Рождество, которое стало символом возрождающейся надежды для семьи Немцевых.

В Израиль Юля поехала одна: у родителей не было на тот момент загранпаспортов. Я могу только предположить, как страшно им было отправлять смертельно больного ребенка одного в чужую страну. Но другого выхода не было. В заграничной клинике Юля впервые поняла, что с ее болезнью можно бороться и победить ее. После стольких трудностей, слез, неверных диагнозов, неутешительных прогнозов, она вдруг увидела лучик света.

Там даже сама обстановка располагает к выздоровлению, – рассказывает Юля. – Дело не только в благоприятном климате, но и в добром отношении персонала, в приятной музыке, которая слышна во всех коридорах больницы в течение дня. Врачи уверены, что человек должен находиться в хорошем расположении духа. Даже находясь в клинике, ты не чувствуешь себя пациентом. Позитивный настрой значит очень много.

Два курса химии, назначенные в Израиле, дали результат – опухоль стала меньше на 10%. Но без операции все равно не обойтись. Химиотерапии для полного выздоровления недостаточно. Сейчас Юля собирает средства на вторую поездку в Израиль, стоимость лечения в общей сложности составляет 1 млн 600т.р.

Скажу вам честно, когда я готовилась к встрече с Юлией, то совершенно не знала, чего ожидать. Возможно, меня встретит измученная болезнью, худенькая и заплаканная девушка, а может, наоборот слухи о болезни сильно преувеличены, думала я. Но с того момента, как Юля открыла мне дверь, я была ей просто очарована. Она сразу же отмела всякую неловкость, сказав, что не боится «неудобных» вопросов, потому что приняла свою болезнь. Одному только Богу известно, какие душевные муки, страхи и физические боли ежедневно испытывает эта девушка. Она живет с этим страшным диагнозом каждый день и верит в то, что есть возможность стать здоровой. Юля хочет жить, и мы можем ее желание исполнить. Каждый из нас способен внести вклад, отправив любую сумму на указанный ниже счет. Уверяю вас, я сделаю это непременно. А годы спустя, во время случайных встреч с этой удивительной девушкой, я буду убеждаться, что вместе мы можем сделать невероятное. Конечно же, вы можете сказать, что всех спасти невозможно. И я с этим согласна, а вот спасти одного мы способны, без сомнения.

P.S. Кстати, диагноз «тромбоз внутренней яремной вены» был впоследствии опровергнут. Препарат для разжижения крови Ксарелто, который прописали Юлии для борьбы с этой хворью, согласно инструкции противопоказан при злокачественных новообразованиях. А также разжижающий кровь препарат может стать причиной кровотечения во время операции, а впоследствии и смерти. Но Юле об этом никто из врачей не сказал.

Пожертвовать средства можно в специально установленные для этого ящики по адресам: ул. Спортивная 11 Карамель lounge. Дивногорск ул. Бочкина 10/2 тк. Союз, отдел детской одежды «СОЛНЫШКО»

Реквизиты для помощи:
Банк получателя: Сибирский банк ПАО Сбербанк
к/с: 30101810800000000627
БИК: 040407627
Счёт: 40817810131283209537
ФИО получатель: Юлия Владимировна Н.
Карта Сбербанк: 4276 8310 2751 3008
Карта ВТБ 2200 2408 7743 6986
Яндекс кошелёк: 410018423602575
PayPal: nemceva-yuliya@mail.ru
Qiwi: 89233410884


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ