1966 год. В Дивногорске в разгаре одна из самых крупных комсомольских строек –идет вторая очередь строительства Красноярской ГЭС. В плотину уложен третий миллион кубометров бетона. Помимо грандиозной стройки, в окрестностях Дивногорска идет еще одна масштабная работа, о которой знают немногие.

Березовская геологическая экспедиция проводит комплексное обследование берегов Енисея на предмет поиска месторождений урановых руд. В составе экспедиции начальник партии Бубенчиков Анатолий Федорович, минеролог Карих Нателла Павловна и моторист Макаренко Геннадий Александрович. Возглавляет группу руководитель экспедиции Клечковский Дмитрий Всеволодович. Молодые и талантливые, они приехали в Сибирь, чтобы открыть для своей страны неизведанные подземные кладовые, но принесли свои жизни в жертву покоренному Енисею…

Группа Клечковского в тот день закончила работу позже, чем планировалось. Они вышли на берег, где стоял катер, когда уже стемнело. А ведь им еще нужно было вернуться к строящейся ГЭС, где их ждал коллега – старший геолог И. С. Захаржевский. Только за полночь уставшие и измученные долгим переходом по тайге люди причалили недалеко от плотины. Сил идти еще куда-то не было. Да и добираться в темноте до жилья – не самая удачная идея. Решили заночевать на берегу, расположившись прямо в катере. Это и стало роковой ошибкой.

Паводковые воды за ночь подняли уровень водохранилища, и непривязанный катер со спящими в нем людьми понесло течением к строящейся плотине. Когда геологи проснулись, было уже поздно. Их катер с большой скоростью тянуло течением к открытым донным отверстиям. Страшная трагедия, жуткая смерть…

Конечно, несчастные случаи при строительстве плотины случались и ранее. На этот раз погибли участники экспедиции, прибывшие из Москвы, – ученые, отмеченные вниманием руководства страны. Дмитрий Клечковский был сыном знаменитого советского агрохимика Всеволода Маврикиевича Клечковского, участвовал в экспедициях по Сибири и Дальнему Востоку, занимался закрытой научной работой, был награжден орденом Ленина в том же 1966 году.

По просьбе руководства Берёзовской геологической экспедиции Исполком Дивногорского городского Совета депутатов трудящихся установил памятный обелиск погибшим геологам. Мраморная глыба на цементном пьедестале установлена на 51-м километре трассы М‑54 «Енисей». Место было выбрано не случайно: если спуститься от памятника к водохранилищу, то как раз можно попасть туда, где устроили свой последний привал погибшие геологи. Однако выбор оказался не совсем удачным. Шли годы, сибирская тайга окружила мраморную стелу плотной стеной сосен, берез, елей. И сегодня памятник практически не видно с дороги.

Около десяти лет назад методист Дивногорского городского музея Н. М. Тихомиров опубликовал статью о забытом памятнике погибшим геологам. И произошло удивительное. На статью Тихомирова случайно наткнулся в интернете один из студентов московского института кристаллографии. Внимание студента привлекла фамилия одного из геологов – Клечковского. Точно такая же фамилия была и у преподавателя – Веры Всеволодовны. Дмитрий Всеволодович оказался ее старшим братом. Растрогавшись от того, что сибирская земля хранит память о ее брате, Вера Всеволодовна связалась с сотрудниками музея, и те любезно пригласили ее в наш город. Так Вера Всеволодовна посетила ставшее дорогим ее сердцу место и почтила память погибшего брата. Позже она отправила сотрудникам музея письмо, в котором кратко описала жизнь Д. В. Клечковского, поблагодарила сотрудников Дивногорского музея за помощь и отзывчивость. В настоящее время материалы о той страшной трагедии и переписка с Клечковской В. В. хранится в фондах музея.

С момента трагедии прошло пятьдесят три года. Молодые комсомольцы, приехавшие из разных уголков СССР на строительство Красноярской ГЭС, построили город, вырастили детей, вынянчили внуков. И глядя на забытый памятник, мне захотелось поведать новому поколению дивногорцев об одной из печальных страниц в истории нашего города. С точки зрения современного человека кажется странным, что сам факт гибели группы геологов остался незаметным событием, а церемония открытия памятника прошла скромно и немноголюдно. Случись трагедия в наши дни, умолчать об этом просто не получилось бы. Но в то время не принято было афишировать подобные происшествия. Ведь страна семимильными шагами двигалась вперед к коммунизму. А информация о несчастных случаях на производстве могла подорвать боевой настрой трудящихся страны Советов.

Многих очевидцев, ставших свидетелями гибели геологов, уже нет в живых. Скупые архивные данные, которые удалось разыскать, ограничиваются лишь сухим постановлением об установке памятника. Не удалось узнать, кто должен ухаживать за этим местом. Готовя материал к публикации, мы с трудом нашли всеми забытый обелиск. Увиденное навевало грусть. «Не зарастет народная тропа» – так про это место не скажешь. Скоро стена леса совсем скроет памятник от глаз. Уйдет в забвение кусочек истории. А ведь в наше время мы так много говорим о культуре, человеческих отношениях, об уважении… Так неужели памятник, а значит, и люди, чьи имена выбиты на нем, не достойны этого уважения? Почему им не нашлось места в памяти людей? Хочется верить и надеяться, что эта статья написана не напрасно и найдутся те, у кого окажутся силы и желание сохранить это место для следующих поколений.


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ