Ее зовут Аиша Ажигова. Девочке всего семь лет, но за свою короткую жизнь она уже успела вдоволь накупаться в море человеческой жестокости. Аиша – сирота при живых родителях. Мать увлеклась обустройством своей жизни и променяла дочь на другого мужчину, а отец уехал на заработки. Девочка осталась жить с тетей, и на этом ее детство закончилось. Эта история, благодаря интернету, стала известна всему миру. Сейчас в московской клинике врачи готовят руку девочки к ампутации. Несмотря на все усилия медиков, у малышки все же начался некроз тканей — часть правой руки скорее всего придется удалить.

Со слов правоохранителей, девочку жестоко избивала в течение полугода ее неофициальная опекунша – тетя. Женщина уже арестована, ей предъявлено обвинение. Но это не сможет вернуть девочке здоровье. И как бы дико это ни звучало, возможная потеря конечности не самое страшное. Сейчас главная задача психологов позаботиться о заживлении ран душевных, чтобы ребенок смог хоть как-то адаптироваться и жить дальше, не потеряв веру в людей.

За последние годы в России участились случаи жестокого обращения с детьми со стороны родителей либо опекунов. Дети гибнут после побоев. Не так давно молодой дивногорец был осужден за убийство собственного сына – малышу не было и года. Когда этот дикий случай стал известен общественности, многие дивногорцы возмущались тем, что соответствующие службы не обратили внимания на родителей ребенка. Смерть малыша можно было предотвратить, считают интернет-пользователи, будь органы опеки внимательнее к семье. Дело получило широкую огласку, преступник был осужден. Но сколько фактов избиения детей остаются за закрытыми дверями квартир, можно только догадываться.

Выстроить идеальную систему для защиты прав и здоровья детей пытаются во всем мире. Это не так просто, как кажется на первый взгляд: любую сверхгениальную разработку может уничтожить такое понятие, как человеческий фактор. Недосмотрели, не подумали, не предотвратили…

На данный момент самая актуальная и распространенная во всем мире система – это ювенальная юстиция. Она появилась в Америке в 19 веке. Изначально представляла собой правовую основу для осуществления защиты несовершеннолетних преступников. Позднее ювенальная юстиция утвердилась в серии законов, принятых в Великобритании и Франции в начале 20 века. Сегодня эта служба — сотрудничество организаций, осуществляющих защиту несовершеннолетних преступников в суде, а также выступающих за соблюдение прав и интересов малолетних детей.

В России ювенальная юстиция существует сравнительно недавно. Для того чтобы эта служба работала, необходимо было принять множество поправок к закону. В 2005 году был разработан проект Федерального закона «Об основах системы ювенальной юстиции». В нашей стране эффективно работает одна из составляющих этой системы – защита несовершеннолетних в суде. Для малолетних преступников предусмотрены смягчающие меры наказания — им всегда дается шанс на исправление.

Для того чтобы поддерживать на том же уровне систему защиты жизни и здоровья ребенка, необходимо согласовать работу соответствующих служб. Инспекторы ПДН (по делам несовершеннолетних) отмечают, что львиная доля случаев жестокого обращения с детьми выявлена благодаря медицинским работникам: они вхожи в каждый дом, где есть ребенок. Патронажная сестра, посещающая молодых родителей сразу после выписки из роддома, обязательно отмечает, в каком состоянии находится младенец: сыт, переодет, ухожен. Участковый педиатр должен обратить внимание, ходят ли молодые родители на плановые осмотры, получает ли ребенок лечение в случае болезни. А уж когда ребенок, не дай бог, с какой-либо травмой поступил в больницу, то инспекторы ПДН тут как тут: при каких обстоятельствах был травмирован, присматривают ли родители за своим чадом, в каких бытовых условиях растет ребенок.

В истории с ингушской девочкой именно медики забили тревогу и сообщили в полицию. Что тревожно в этой ситуации, органы опеки в данном случае «проморгали» передачу ребенка в семью родственницы. Как показало расследование, тетя Аиши не являлась официальным опекуном. Более того, раньше женщина привлекалась за нанесение тяжких телесных повреждений. И вот она воспитывает ребенка. Человеческий фактор? Скорее, халатность и равнодушие. К тому же выводу приводит мысль, почему соседи не связались с правоохранительными органами – тоже равнодушие? Республика Ингушетия – это вам не Москва с населением 12 млн. В Ингушетии на 1 января 2019 года проживает почти полмиллиона граждан. А в деревушке, где жила тетя Аиши, в разы меньше. Так почему же соседи не забили тревогу? Неужели ничего не слышали и не видели? Маловероятно.

Нет желания осуждать. Пусть каждый сам разбирается со своей совестью. Она, как известно, самый строгий обвинитель. В конце только хочется сказать: давайте будем внимательнее друг к другу. Возможно, настанет такой момент, когда помощь потребуется именно вам или вашему ребенку, но равнодушные свидетели просто пройдут мимо.


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ