*основано на реальных событиях

О путешествии за границу Наташа мечтала всегда. В кругу друзей она была белой вороной: ребята –все до единого–побывали на различных заграничных курортах. Мало того, они ездили ежегодно, а период с сентября по ноябрь наполнялся рассказами и впечатлениями, которыми Наташины друзья делились между собой. «Ресепшн», «первая линия», «дьюти фри», «де люкс» – все эти понятия, неразрывно связанные с поездками за границу, были неотъемлемой частью сленга, на котором общалась вся компания, кроме Наташи.

Девочка злилась на друзей за то, что есть такая часть их жизни, в которой ей нет места, но еще больше она сердилась на свою маму. Почему она не займется этой проблемой? Ведь ездят же как-то другие семьи, копят деньги на отпуск и заботятся о том, чтобы дети посмотрели мир! Наташа даже понимать не хотела, какую тяжелую ношу маме приходится нести одной. Отец ушел шесть лет назад, когда родился младший брат Алешка. Беременность и роды мама перенесла тяжело. Но главное потрясение было впереди: мальчик родился со сложным заболеванием – гидроцефалией. Врачи предрекали ему скорую смерть, однако он жил и развивался вопреки всем прогнозам. Ему, конечно же, требовался постоянный уход, и, поскольку Наташа наотрез отказалась присматривать за больным братом, маме помогала ее сестра.

Наташе было девять, когда папа ушел. Он помогал финансово, но практически не приходил навестить детей. Девочка очень тяжело переживала эту потерю. А самое главное, она знала, кто в этом виновен – Алешка. Однажды она даже высказала свои претензии матери. Ссора началась из-за того, что мама не купила сапоги, о которых девочка давно мечтала. Увидела однажды в магазине и решила для себя: костьми лягу, но выпрошу! Ничего у Наташи не вышло, и причина опять была связана с братом: в первую очередь надо купить лекарства. Сапоги мама купила, но не те, что присмотрела девочка. Как долго она тогда кричала, обвиняя мать во всех смертных грехах, а напоследок сказала самое страшное, что только могла. Наташа в тот момент знала, что делает, но она так сильно этого хотела – ударить побольнее.
– Если бы не он, папа остался бы с нами! – бросила она матери. Мама даже отшатнулась. Словно Наташа плеснула ей в лицо ледяную воду.

Со временем сапоги отошли на второй план, но мечта съездить летом на заграничный курорт была острой и жгучей. И однажды произошло самое настоящее чудо. Наташа пришла с вечерней прогулки и увидела в прихожей пару мужских ботинок. Ей не надо было объяснять, кто пришел в гости. Наташа его присутствие сердцем чуяла – это был отец. Девочка бросилась на кухню, откуда слышался его голос. Родители сидели за столом напротив друг друга и вполне мирно разговаривали. У мамы глаза заплаканные, но девочка не особенно обратила на это внимание: последний месяц Алешка совсем плохо себя чувствовал и практически все время находился в больнице. Из-за резкого ухудшения врачи даже отменили плановую операцию, на которую мама долго откладывала деньги.

Увидев отца, Наташа даже задохнулась от мысли: а вдруг папа решил вернуться?! Но вскоре узнала, что цель его присутствия другая. Он ехал по делам в Германию и решил взять с собой дочку. Услышав эту новость, Наташа на какое-то время впала в легкий ступор, но потом долго бегала по квартире с радостным визгом. Ее мечта вот-вот исполнится! Конечно, надо еще многое сделать: собрать вещи – самые новые и красивые, дождаться, когда будет готов загранпаспорт и прочие документы. Но от одной только мысли, что скоро она полетит на самолете в Германию, кружилась голова.

Едва только Наташа ступила с трапа на землю в аэропорту Берлина, ее охватило ощущение, что она попала в сказку. На деловые встречи отец ее не брал, но она с удовольствием оставалась одна. Гуляла по городу, рассматривала достопримечательности. Правда, старалась не отдаляться от гостиницы, но даже эти короткие «выходы в свет» дарили девочке безумную радость. Во время одной из таких прогулок Наташа и наткнулась на пекарню. Запах свежей выпечки просто сводил с ума. Сквозь витрину можно было увидеть, насколько большой ассортимент хлебобулочных изделий предлагают владельцы. Наташа, как завороженная шагнула за порог. Ей безумно хотелось перепробовать все, что лежало на полках. Уходя утром по делам, папа оставлял небольшую сумму «на всякий случай». Наташа была очень бережлива в этой поездке: она непременно хотела привезти с собой сувениры из Германии, чтобы можно было хвастануть перед друзьями. Но сейчас она просто не могла устоять перед искушением попробовать несколько булочек. Решив для себя, что «всякий случай» как раз настал, девочка уверенно подошла к прилавку. Показав продавцу пальцами, что и в каком количестве она хочет приобрести, Наташа пристроилась за ближайший столик.

Первые два пончика с клубничным джемом Наташа проглотила за пару секунд. На очереди был брецель (как же без него?) и посыпанный сахарной пудрой поджаристый штрудель. Уже доедая брецель, девочка увидела, что на столе стоит небольшая пластиковая подставка с листовками, похожими на рекламные проспекты. Наташа ради любопытства достала один из них и поняла, что это не реклама. Небольшой рассказ на трех языках: русском, немецком и английском. Начинался он с вопроса: «Знаете, почему я сегодня жив?» Девочка спешно отложила листовку в сторону. Скорее всего, какая-нибудь религиозная чушь, подумала она. Ее не особенно привлекали подобные вещи. Однако фраза все равно крутилась в голове, ответ на вопрос хотелось узнать. Наташа твердо решила для себя: если будут рассказывать сказки про бога, она выбросит листовку. Снова взяв из подставки маленькую глянцевую брошюру, она погрузилась в чтение.

«Знаете почему я сегодня жив? Был ещё подростком, когда нацисты в Германии безжалостно убивали евреев.

Нас отвезли поездом в Аушвиц. Ночью в отсеке был смертельный холод. Нас оставили дни напролет в вагонах без еды, без кроватей, а значит без возможности как-то согреться. Шел снег. Холодный ветер морозил нам щёки ежесекундно. Нас были сотни людей в те холодные ужасные ночи. Без еды, без воды, без укрытия. Кровь замерзала в жилах. Рядом со мной был пожилой еврей. Он весь дрожал и выглядел ужасно. Я обхватил его руками, чтобы согреть. Обнял его крепко, отдавая немного тепла. Растирая ему руки, ноги, лицо, шею, умолял его остаться в живых. Я ободрял его. Так я всю ночь согревал этого человека. Я сам был уставшим и замёрзшим. Пальцы окоченели, но я не переставал массировать тело этого человека, чтобы хоть немного согреть. Так прошло много часов. Наконец наступило утро, солнце начало сверкать. Я оглянулся вокруг себя, чтобы увидеть других людей. К своему ужасу, всё, что я мог видеть, – это замёрзшие трупы. Всё, что мог слышать, – это тишина смерти. Морозная ночь убила всех. Они умерли от холода. Выжили только два человека: старик и я. Старик выжил, потому что я не давал ему замерзнуть, а я выжил, потому что согревал его.

Позволишь мне сказать секрет выживания в этом мире? Когда ты согреваешь сердце других, тогда и ты согреваешься. Когда ты поддерживаешь, укрепляешь и воодушевляешь других, тогда и ты получаешь поддержку, укрепление и воодушевление в своей жизни».

Короткая история, но сколько в ней жизни и мудрости! У Наташи даже горло перехватило от жалости ко всему еврейскому народу, пострадавшему в той страшной войне. Ей было жаль тех, кто погиб в этом поезде морозной ночью. Она восхищалась человеком, написавшим этот небольшой рассказ, его самоотверженностью и тем, что не оставлял надежды спасти старика от ужасной смерти. Чуть ниже была напечатана информация об этом человеке. Его звали Энжел. Он пережил ту страшную войну и позже открыл пекарню, в которой Наташа с удовольствием лопала булочки. Рядышком фотография с улыбающимся пожилым человеком. Даже на фото можно было заметить на лице отпечаток пережитых в концлагерях страданий, но глаза излучали радость.

У Наташи создалось ощущение, что она только что лично познакомилась с Энжелом. Ощущение этой причастности не покидало ее и по дороге в гостиницу. Девочка, прокручивая рассказ в голове, все время думала: а смогла бы она так поступить? Ведь человек, рассказавший это, не думал, что спасает жизнь и себе тоже. Он просто помогал. Не жалел сил, хотя мог равнодушно отвернуться и жалеть только себя.
Папа вернулся в гостиницу поздно вечером. Наташа уже не находила себе места от волнения, когда услышала, что сработал электронный замок. У отца был усталый и очень несчастный вид. Девочка взялась было расспрашивать его, как прошел день, но папа молча поднял руку, призывая ее к тишине, и надолго скрылся в ванной.
Позже Наташа узнала, что так огорчило его. В этот день умер Алешка. Оказалось, родители знали, что это произойдет. Знали уже давно и готовились. Наташу отец намеренно увез: дорогу оплатила мама из тех сбережений, что откладывала на операцию. Она не хотела, чтобы дочка присутствовала при этих мрачных событиях, считала, что ей это ни к чему. Наташа в обнимку с отцом проплакала всю ночь. Ей так хотелось быть дома, с мамой. Утешать ее и жалеть, помогать с хлопотами. Но она так долго враждовала с ней…

Возвращаясь домой, Наташа везла в сумочке не сувениры и кучу фотографий. Там лежала листовка из пекарни с рассказом Энжела. Девочка все время сопоставляла свои поступки с поступками этого жертвенного еврея и с досадой понимала, что безнадежно проигрывает. Ничего еще она не сделала в жизни ради других. Не только для чужих людей, как это сделал Энджел, но и для самых родных – мамы и брата.
Отец так и не вернулся в семью. Намного позже Наташа узнала, что ушел он не из-за Алешки. Это был всего лишь предлог. Папа ушел к другой женщине.
Эту поездку, в корне изменившую отношение к окружающим людям, Наташа запомнила на всю жизнь. Ей очень хотелось искупить свою вину. Она просила Бога только об одном – послать ей людей, которым она смогла бы помогать. И эта просьба была услышана.

Часть 2. Наташино счастье

День у Наташи выдался тот еще! Она понуро брела по улице, слегка прихрамывая на левую ногу. Виной тому был не вывих или растяжение, а сломанный каблук. Для многих женщин такое ЧП сродни травме. Но помимо испорченной туфли, были еще причины для плохого настроения. Наташа узнала о результатах вступительных экзаменов в вуз – она не добрала пару баллов.

После смерти младшего брата она очень долго приходила в себя. Ей не давало покоя чувство вины. Несмотря на то что она с братом жила в одной квартире, формальных родственных отношений у них не было. Наташа воспринимала его рождение как кару божью и совсем не помогала матери с хлопотами вокруг Алешки. Не так давно она осознала, что даже толком не помнит, как он выглядел. Через пару месяцев после похорон его образ совсем стерся из памяти. И за это ей тоже было стыдно.

Как справиться с чувством вины, ей однажды подсказал Энджел – тот самый еврей, спасший от смерти старика в лютый холод. Наташа до сих пор хранила листовку из Германии.

– Надо помогать другим, и тогда, возможно, мне станет легче, – твердила себе Наташа. Поэтому подала документы в медицинский университет: хотела выучиться на клинического психолога и помогать людям, работая с их внутренним миром. Но сегодня узнала, что не прошла отбор. Не сидеть ей в просторной аудитории вместе с остальными студентами, не штудировать медицинскую литературу, готовясь к экзаменам. По крайней мере, в этом учебном году. Настроение было отвратительное. Чем она будет заниматься целый год? Да и мама сильно расстроится.

Так и ковыляла наша героиня погруженная в невеселые мысли, и даже не заметила, как свернула не на ту улицу. Пройдя через арку в жилом доме, Наташа уперлась в тупик. Пару минут девушка растерянно оглядывалась по сторонам, пытаясь понять, где она. Потом обругав саму себя, рассеянную, развернулась и пошла в обратную сторону. Только она вышла из арки, как ее сбил автомобиль.

Пробуждение было медленным, к Наташе с трудом возвращалось сознание. Она явственно чувствовала, как ноги упираются во что-то твердое, и, судя по ощущениям, на ней совсем не было одежды. Девушка хотела позвать кого-нибудь на помощь, но не смогла произнести ни звука – во рту была кислородная трубка. Только поняв это, Наташа вспомнила про аварию. Ужас и боль накатили разом, девушка попыталась пошевелиться и сразу же почувствовала, как чья-то прохладная ладонь коснулась лба.

– Тише, тише, милая, лежи. Тебе нельзя шевелиться, – негромко сказал приятный женский голос. – Я уберу трубку. Дышишь ты сама, так что сейчас будет легче.

С трудом разлепив глаза, Наташа не сразу сфокусировала зрение. Через пару минут девушка смогла осмотреться и понять, что находится в реанимационном отделении. Медсестра, хлопотавшая рядом с Наташей, аккуратно удалила трубку и спешно вышла из палаты. Вернулась она спустя короткое время вместе с врачом. Он проверил показания на приборах жизнеобеспечения, глянул, как реагируют зрачки на свет и, выпрямившись, спросил:

– Ну что, как себя чувствуем?

Наташа хотела сказать, что вполне сносно, но не смогла произнести не слова. Лишь шевельнула пересохшими губами. Врач удовлетворительно кивнул, поняв, что ответ скорее положительный.

– Ничего, голос скоро вернется. Вы попали в аварию, помните это? – Наташа аккуратно кивнула, стараясь не делать резких движений.

Доктор представился Сергеем Леонидовичем и сообщил, что Наташа явно родилась в рубашке, отделавшись легким испугом –сотрясение, сломанная рука и открытый перелом ноги. Ей сделали операцию, установили специальные хирургические спицы. После короткого молчания врач добавил, что если не будет ухудшений сегодняшней ночью, то девушку переведут в отделение нейрохирургии и травматологии.

Врач пошел по своим делам, и, уходя, услужливо открыл перед кем-то дверь. Мама! Осунувшееся лицо и дрожащие руки матери – вот что Наташа отметила, когда мама вошла в палату. Бедная, что она пережила! Девушка до дрожи осознала, какой стресс маме пришлось перенести – одного ребенка она уже потеряла.

Лечащий врач сдержал обещание – на следующий день пострадавшую перевели в палату. Обычную, переполненную палату российской больницы, где на 20 кв.м. ютились сразу шесть пациентов. Среди них был и пятилетний мальчик Матвей с гидроцефалией. Ребенок восстанавливался после операции, во время которой ему заменили шунт (специальная трубка, через которую отходит лишняя жидкость, давящая на мозг). И встреча с этим ребенком шокировала нашу героиню. Ведь таких совпадений практически не бывает. Можно назвать это провидением, судьбой, как угодно. Наташа приняла это как шанс исправить прошлые ошибки.

Спустя несколько дней, когда Наташа почувствовала улучшения, сразу же попыталась встать. Но ходить на костылях мешала сломанная рука. Поэтому по больничным коридорам она путешествовала в инвалидном кресле. Приспосабливалась долго, но в итоге все же научилась поворачивать, не врезаясь при этом в стены.

Матвей лежал совсем рядышком с Наташиной кроватью и очень часто плакал. Соседи по палате нервничали, Наташа это явственно видела, но хорошо их понимала. Они находились на лечении, в курс которого обычно входит такое понятие, как «полный покой». Мама Матвея тоже это прекрасно понимала, но ничего не могла сделать. К тому же ей часто приходилось уходить домой, потому что там еще двое детей.

Когда женщина отсутствовала, Наташа по возможности ухаживала за маленьким Матвеем. Меняла подгузники, несмотря на боль в сломанной руке, кормила ребенка и вовсю старалась его развеселить. Она читала малышу книжки, даже уговорила маму принести портативный DVD-плеер и включала мультики. Ребенок очень любил Кроша и Бараша из мультфильма про Смешариков и практически сразу успокаивался. Спустя неделю Матвей смотрел на Наташу с искренним детским обожанием. Все время пытался поймать ее взглядом, если она пропадала из поля его зрения. Наташа забыла о собственных травмах полностью и погрузилась в заботы.

Так пронеслись несколько недель, контингент в палате сменился полностью. Вновь поступившие пациенты даже принимали Наташу за маму Матвея: столько искренней заботы и нежности она проявляла к ребенку.

Когда наступило время выписки мальчика домой, Наташа испугалась не на шутку. Чем она теперь себя займет?! Куда направить всю эту любовь и энергию, которая после появления в ее жизни Матвея била из сердца фонтаном? Ребенка выписали, а Наташа поселилась около больничного окна в самом конце коридора. Она могла сидеть там часами, наблюдая за входом в больницу. Наташа и сама не понимала, чего ждет, она просто пыталась убить время. И вот в какой-то момент одна из соседок по палате, все это время наблюдавшая терзания девушки, произнесла фразу, которая изменила все:

– Тебе бы в палате паллиативной помощи трудиться, – произнесла женщина, не отводя от Наташи проницательный взгляд. – Все начатки к такой работе у тебя есть, да и желание тоже. Таких, как ты очень мало. Бескорыстно помогать больному человеку – это дар Божий. Ты должна его правильно использовать.

Наташа о таком роде деятельности не задумывалась раньше. В принципе считала, что это удел близких больному людей. Но выбросить из головы слова, сказанные соседкой, не могла. И чем больше она размышляла об этом, тем явнее видела себя в этой сфере деятельности. Паллиативная помощь – это не только медицинский уход, но и психологический комфорт, который создается вокруг смертельно больного человека. В какой-то момент кусочки головоломки в голове и сердце нашей героини наконец-то сложились вместе. Конечно же! До следующих вступительных экзаменов она может трудиться, посвящая себя умирающим людям. Это и практика, и возможность делать что-то по-настоящему полезное, и серьезная проверка себя на прочность.

После выписки из больницы Наташа имела в голове четкий план действий. Она слегка прихрамывала на оперированную ногу, но чувствовала себя превосходно. Это был такой внутренний комфорт, который никак не могли нарушить внешние факторы. Она знала, как ей жить дальше: она ведь просила Бога о том, чтобы посылал ей нуждающихся в помощи. Все события последних двух месяцев были явным ответом на ее молитву. Разве бы она познакомилась с Матвеем без этой аварии? Разве поняла бы, что есть люди, которым она нужна?

Наташа и сегодня трудится в палате паллиативной помощи. Она учится в мединституте и параллельно работает с онкобольными людьми. Делает это не только в больничной палате, но и посещает их дома. Ведь не все умирающие хотят провести последние дни в казенных стенах, пусть даже и под присмотром специалистов.

В этой работе – Наташино счастье. В ней же и смысл жизни, и самореализация, и ощущение того, что она выполняет важную миссию. Годы, прожитые до того, как она нашла себя, девушка практически не вспоминает. Не потому, что она испытывает вину или стыд. А потому, что ее жизнь кардинально изменилась. Та Наташа осталась в прошлом, стерлась из памяти, канула в Лету. В ее душе родился новый человек, готовый к жертвенности.


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ