«Сеем, сеем, посеваем, с Рождеством поздравляем!» – и на полу в прихожей мелкой россыпью оседают крупинки риса и пшена. Не сказать, что гости нежданные: 24 декабря – канун католического Рождества. Тем более, если ты живешь в селе, где практически в каждом доме обрусевшие немцы. Алиса – одна из немногих коренных русичей, проживающих в старой немецкой деревне, обосновавшейся в российской глубинке.

П разднование Рождества здесь тесно переплетено с языческими обычаями. Надо нарядиться так, чтобы кровь в жилах стыла от внешнего вида – чем страшнее, тем лучше, набрать полные карманы крупы и обойти каждый дом. Чем-то похоже на наши святки, только вместо песен хозяевам «дарят» беспорядок в виде рассыпанной крупы. Лет десять назад Алиса с радостью приняла бы гостей и угостила их сладостями.
В детстве это казалось смешным и забавным. А потом Алиса выросла. Ожидание чуда сменила тоска от традиционного повышения цен на продукты – подарок от предпринимателей к празднику. Повышение тарифов на свет, воду, проезд в общественном транспорте… Продолжать этот список можно еще долго.

В общем, сидела Алиса в кресле и смаковала депрессию, а тут стук в дверь. И это был не Дед Мороз с мешком подарков, а страшные рожи, засыпавшие всю прихожую рисом и пшеном. Конечно же, никаких конфет они не получили. С трудом сдерживая раздражение, Алиса захлопнула дверь, проглотив неприличные слова, рвущиеся наружу. Теперь придется заново мыть полы. Во все отдаленные уголки и труднодоступные места маленького помещения наверняка закатилась мелкая крупа. Алиса яростно повернулась на пятках, намереваясь пойти в кладовку, где у нее хранится инвентарь для уборки. Но успела сделать только один шаг. Рассыпанная крупа сыграла с ней злую шутку – Алиса поскользнулась и растянулась во весь рост прямо посередине прихожей, больно ударившись при этом затылком. Последнее, о чем она подумала, теряя сознание, что, к сожалению, под страшными масками незваных гостей она не сумела разглядеть ни одного знакомого лица, иначе…

Алиса брела по незнакомой улице и не могла сообразить, как она вообще сюда попала. Кругом высотные здания и ни одного прохожего. В окнах не горел свет, лишь маленький уличный фонарь освещал небольшой круг у своего подножия. «Надо же, – подумала Алиса, – здания современные, а фонарь, словно из другого столетия». В нем даже не было лампочки. Вместо нее тускло мерцала свеча за давно не мытым стеклом. Алисе сразу вспомнился детский фильм про сказочную страну Нарнию. Там был точно такой же фонарь. Девушка нервно хихикнула, подумав, что не хватает только маленькой Люси и фавна для полной картины. Любовь к творчеству Клайва Льюиса ей привила мама, которая была настоящей фанаткой писателя.

Эти сказки Алиса перечитывала множество раз, а когда появились экранизации, с не меньшей жадностью пересматривала их раз за разом. Тогда она еще любила Рождество, тогда она еще ждала чудо каждый раз, а не сидела в канун праздника в пустой квартире, погруженная в безрадостные мысли. А теперь диски с любимыми фильмами обрели свой приют на антресоли. Любимые когда-то сказки изгнаны не только потому, что Алиса их переросла, но и по причине несоответствия с реалиями жизни.

Но сейчас ассоциация с когда-то любимой историей вернула ее в детство. Алиса подошла ближе к фонарю и почувствовала, каким от него веет теплом, словно от печки. Девушка прикоснулась рукой к нему и вдруг услышала радостный оклик:
– Привет!
Она обернулась и застыла как вкопанная.


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ