Гресева (Гнездилова) Евдокия Макаровна родилась по документам 10 мая 1934 года в хуторе Новоуспенка Острогожского района Воронежской области в семье Макара Семеновича и Дарьи Константиновны. Дуся была старшим ребенком, младшие – Вася и Галя. Родители имели свой дом, корову и лучший в округе фруктовый сад. Отец и мать работали в колхозе простыми колхозниками. Все было замечательно. Но мама рано умерла. Отец женился второй раз, и родилась сестренка Зоя. В это время началась Великая Отечественная война. Отца призвали в армию, но воевал он непродолжительное время. Пришло сообщение, что пропал Макар Семенович без вести. Мачеха с Зоей ушла к своим родителям, а Дуся с братом и сестрой Галей стали жить с бабушкой Матроной Константиновной, матерью отца. Дети не забывали свою сестренку Зою, ходили к ней в гости, и бывшая мачеха угощала их молоком с хлебом.

ЖИЗНЬ В ОККУПАЦИИ

В годы Великой Отечественной войны активные боевые действия на территории Воронежской области проходили с конца июня 1942 года до конца января 1943 года. Боевых действий в хуторе не было. Но отступающие солдаты Советской армии шли на восток. Примерно 30 человек остались ночевать в их доме. Уйти они не успели. Пришли немцы и взяли всех в плен. Некоторые солдаты под страхом смерти перешли к фашистам, и их оставили в живых. А остальных на глазах у детей и односельчан расстреляли в саду.

В первые дни оккупации фашисты вели себя по отношению к детям дружелюбно, даже угощали сухарями из белого хлеба, которого дети ни разу не видели. Бабушка обязана была доить корову и все молоко отдавать немецким солдатам. Однажды кувшин молока она оставила детям. Оккупанты это сразу же заметили и забрали корову. Бабушка с Дусей ходили к офицеру и просили вернуть корову. Офицер ответил: «Пусть Сталин возвращает». Бабушка сказала: «Сталин дал, а вы, сатаны, отняли». Офицер выгнал их.

Затем все население хутора немцы перевели в другой населенный пункт – Лобижское, видимо, в Курской области. Им необходимо было прикрываться населением от советских бомбежек и артиллерийских обстрелов. Немцы организовали школу. Дуся была девочкой школьного возраста, и поэтому ей пришлось несколько месяцев ходить в школу. Преподавание осуществлялось немцами и на немецком языке. Сейчас Евдокия Макаровна не помнит, усваивала она программу или нет. Был голод, и постоянные мысли были о еде. Фашисты давали ежемесячно по 5 кг пшеницы на человека. Но она быстро заканчивалась. Дуся вместе с бабушкой ходили по поселку и просили еду. Жители давали иногда кусочек хлеба, иногда сырую или вареную картошку. Так и выживали. Одна женщина в поселке пекла хлеб для партизан. Этот хлеб Дуся, ее брат Вася и другие дети относили к лесу и прятали в овраге. Там уже лежали готовые вязанки хвороста, и с ними дети возвращались домой. Оккупанты на детей не обращали внимания, поэтому об их помощи партизанам не узнали.

Однажды фашисты задержали мужчину – партизана. В центр поселка согнали все население. Дуся была с бабушкой, находилась у нее под юбкой. Чтобы можно было смотреть на происходящее, в юбке были две дырочки. Дуся видела, как мужчину привязали к двум танкам и на глазах женщин, детей и стариков разорвали на две части. Еще Евдокия Макаровна помнит, как мальчишки с немецкого танка похитили деталь. Фашисты собрали их, направили на них оружие, и дети деталь отдали, а жизни их были спасены.

ИЗ ПОСЛЕДНИХ СИЛ

Когда фашисты стали откатываться на запад, то взяли с собой жителей поселка, чтобы наши их не бомбили и не обстреливали из артиллерии. Бабушка Матрона Константиновна Галю несла на руках, а Дуся с Васей шли самостоятельно. Еды не было. Если кто-либо вел корову, то ее доили на ходу и давали молоко детям. Некоторые родители изнемогали от усталости и оставляли своих детей в поле, а сами шли дальше.

Предлагали сделать это и бабушке, но она не согласилась, из последних сил несла внучку и вела Дусю и Васю. В каком -то населенном пункте ночевали в доме вместе с фашистами. Они ели, но даже детям еды не давали. Сидели на печи. Там находился мешок с сухарями. Хозяйка дома тайно кормила ими бабушку вместе с внуками.
Когда голодные дети и старики не смогли идти с фашистами, то фашисты их отпустили, забрав скот, а сами ушли далее на запад. Подошедшие советские солдаты укрыли детей своими шинелями, накормили и на машинах привезли в соседний с Новоуспенкой хутор. Дусин дядя Корней с брошенного немцами продовольственного склада привез мешок муки и дал бабушке. Бабушка передала муку другой своей родственнице – Прасковье Семеновне, которая была председателем колхоза. Муку она разделила между всеми колхозниками, так как голодали все. Кстати, Прасковья Семеновна прожила на своем хуторе около 100 активных лет.

Стояла зима, когда бабушка с внуками пешком возвращалась в свою Новоуспенку. В поле встретили трех волков. Но детей и бабушку они не тронули, так как были сыты. Питались убитыми на войне конями. Хутор был цел. Поврежденными было только два строения, но документов ни у бабушки, ни у детей не оказалось.

МОЛОКО ЗА ПОДСОЛНУХИ

На поле боя у хутора лежало очень много убитых фашистов. Наших солдат, видимо, хоронили сразу же. Дети осматривали убитых. У них были ранцы. В них лежали большие платки, галеты и даже иногда шоколад. Дети съедобное кушали, а из платков бабушка шила самой маленькой Гале платьица. В поле стояли скирды (стога) с пшеницей. Дети и взрослые собирали колоски и мололи их на единственной в хуторе ручной мельнице. За использование мельницы надо было хозяевам давать стакан муки. Хозяевами мельницы были Дусины родственники, поэтому с них плату не брали. В поле собирали подсолнухи вместе со стволами. Семечки выбирали себе, а все остальное отдавали коровам. Хуторяне, имевшие коров, ежедневно давали бабушке кувшин молока. Покормив детей, Матрона Константиновна прятала кувшин с молоком, но иногда Вася находил его, выпивал все молоко, и остальные дети оставались голодными.

В марте в Воронежских краях тепло. С фронта выделили выздоровевшего после ранения коня. Он был тяжеловесной породы, очень сильный. На нем трупы фашистов женщины стаскивали в воронки от бомб и закапывали. Женщинам помогали и дети.

НОВЫЙ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

Бабушка Матрона Константиновна понимала, что в сложившихся тяжелых условиях ей не вырастить троих внуков, и определила их в детские дома. Дусю привезли в Бутурлиновский детский дом Воронежской области. В этом районе тогда вражеские самолеты проводили бомбежку. Советские солдаты закрывали детей своими телами. К счастью, никто не пострадал.

При детском доме было подсобное хозяйство: коровы, свиньи, огород, где выращивали картофель и другие овощи, а также был фруктовый сад с яблонями и грушами. Голод закончился. Там же находилась семилетняя школа. После окончания Великой Отечественной войны встал вопрос о документировании детей. Многие дети, в том числе и Евдокия Макаровна, не имели документов и не знали даты своего рождения. По этому поводу была создана специальная комиссия. Комиссия решила, что те дети, которые не знают своего дня рождения, получат дату 10 мая, а год рождения определяли по внешним признакам. Евдокии Макаровне определили дату рождения 10.05.1934 года и выдали свидетельство о рождении. Будучи взрослой женщиной, она приезжала в родные места, и ее родные тети говорили, что родилась она в марте 1932 года. Но исправлять ничего не стала, и сейчас считает своей датой рождения ту, которую ей определили в детском доме.

МИРНОЕ ВРЕМЯ

В 17 лет, после школы, Евдокию Макаровну направили в город Борисоглебск Воронежской области в училище связи. После его окончания работала связистом. Ее будущий муж Гресев Василий Петрович родился и вырос в соседнем хуторе. Судьба его была похожей во время войны. Отец был председателем колхоза, на войне командовал взводом и погиб. Василий Петрович окончил Хреновской лесхозтехникум Воронежской области и получил распределение в Сибирь. Разыскал Евдокию Макаровну и привез ее с собой в Иркутскую область. Жили в Ягатах, Тальянах. Затем в шестидесятых годах Василия Петровича назначили директором Тайшетского лесхоза, и семья переехала в г. Тайшет. К сожалению, Василий Петрович в 41 год умер, а Евдокия Макаровна больше замуж не выходила. Воспитывала и учила двоих дочерей, работала до выхода на пенсию в плановом отделе Тайшетского райисполкома.

В 2018 году вместе с дочерью Галиной Васильевной купили в Дивногорске благоустроенную квартиру и уехали из Иркутской области. Здесь дочери помогли Евдокии Макаровне повторно оформиться по программе «Дети войны», по этой региональной программе получает определенные законом деньги. Надо отметить, что в Воронежской области народные суды таких детей определяли как узников концлагерей, и эти дети войны получают средства из федерального бюджета.
Со своей сестрой Галиной Евдокия Макаровна всегда поддерживала связь. Та жила в Казахстане, вырастила троих сыновей. Брат Василий нашелся только в 1976 году, переехал жить в Тайшетский район и прожил здесь до своих последних дней. О судьбе сестры Зои ничего неизвестно.
Вот такая история военной и мирной жизни Гресевой Евдокии Макаровны.

Н. В. Телицин
Фото из семейного архива


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ