На очередном заседании дискуссионной площадки «Огней Енисея» обсуждалась очень злободневная проблема: что делать с беспризорными собаками? Как избавить город от агрессивных собачьих стай? И можно ли решить проблему в рамках закона?

К разговору мы пригласили всех, кого волнует ситуация с безнадзорными животными. В дискуссии приняли участие зам. главы города Дивногорска В. И. Урупаха, председатель дивногорского Горсовета Ю. И. Мурашов, депутат ГС, директор МУП «ДВК» А. А. Фридрих, директор МКУ «Городское хозяйство» Р. М. Шнайдер вместе с группой специалистов этого учреждения, зам. главного врача Дивногорской межрайонной больницы С. Ю. Гусевская, директор школы № 2 им. Ю. А. Гагарина И. Ю. Ерошкина, начальник ОУУП и ДН ОП № 13 МУ МВД России «Красноярское» В. А. Бурагаев, представитель Благотворительного фонда «Белый кот» Т. Н. Тирских, руководитель организации по отлову безнадзорных животных ООО «Сибирь» Е. В. Рыбин, член городской административной комиссии, ветеран труда В. И. Павловский, председатель городского совета председателей домкомов В. Д. Гончарова, члены городского совета ветеранов войны и труда во главе с председателем Л. А. Карповой, сотрудник редакции «ОЕ» – владелица собаки –К.А. Абаулина. Вела заседание «СПОРного перекрестка» главный редактор «Огней Енисея» Л. И. Климович

Л. Климович: Сегодня мы с вами обсудим тему, которая совсем не нова. По степени остроты она, пожалуй, сравнима с проблемой бродячего скота, т. е. коров. В то же время вреда от собак, особенно агрессивных, больше, чем от буренок. Мы не раз касались этой проблемы в газете. И, казалось бы, что можно еще нового об этом сказать?
Но все же есть резон вновь затронуть эту злободневную тему. Во-первых, вступил в силу закон с новыми подходами к содержанию домашних животных. Во-вторых, по наблюдениям специалистов администрации города, вопрос с безнадзорными собаками снова будоражит общественное мнение, поскольку по-прежнему фиксируются случаи укусов собаками горожан. Да и на улицах города бездомных животных стало больше. Начнем, пожалуй, с актуальной информации по данному вопросу. Предлагаю высказаться представителю местной полиции. Как вы оцениваете ситуацию? Есть ли поводы для тревоги или все нормально?
В. Бурагаев: На территории Красноярского края действует региональный закон, регламентирующий данный вопрос. Согласно законодательству, исполнение его лежит на органах местного самоуправления. Мы, как сотрудники полиции, не уполномочены составлять протоколы по данным вопросам. Да, раньше у нас такие полномочия были, однако теперь мы исполняем только Федеральный закон. В то же время все вызовы от населения, касающиеся собак, полиция обязана отрабатывать, и мы это делаем. По отчетам, в 2018 году в полицию поступило 24 заявления от граждан по собакам, в 2019 году – 16 заявлений. Люди жаловались на то, что бездомная собака укусила, кинулась на человека, бегает во дворе, пугает людей и тому подобное. По каждому случаю сотрудники полиции выезжают на место происшествия, собирают материалы, отправляют их в администрацию города для принятия решения по этим фактам. Также мы сообщаем о местах концентрации собак.
Л. Климович: А где они находятся?
В. Бурагаев: В гаражах у РЭС‑1, на ул. Заводской, в других районах города… Отмечу также, что владельцы собак зачастую не соблюдают правила их содержания. Например, вместе с бойцовской собакой заходят в лифт, а там в это время находится маленький ребенок. Он может резко махнуть рукой, а собака среагирует и укусит.
Л. Климович: Вы сказали, что ответственность за исполнение закона края лежит на администрации муниципалитета. Какая может быть ответственность, если собака, имеющая хозяина, кого-нибудь покусает?
В. Бурагаев: Если собака нанесла телесные повреждения, то вплоть до уголовной. Если собаку натравили на человека, то решение принимает полиция. В случае, когда собака просто сама укусила человека, то следует обращаться в суд с заявлением о возмещении материального и морального вреда.
Л. Климович: Теперь вопрос к заместителю главного врача городской больницы. Как часто горожане обращаются с жалобами на укусы собак?
С. Гусевская: За 2019 году в приемный покой с жалобами на укусы обратилось 85 человек, в том числе 28 детей до 14 лет. Во взрослую поликлинику – 70 человек, в детскую – 33 ребенка. В сравнении с прошлым годом число обращений не уменьшается.
Л. Климович: Ситуация в самом деле вызывает тревогу. Валентина Дмитриевна, как часто вам и старостам многоквартирных домов приходится сталкиваться с этой проблемой?
В. Гончарова: Постоянно. Сами жители виноваты в том, что на наших улицах стало много собак. Приведу такой пример: на заводе НВА жили 5–6 собак. Их там до поры до времени прикармливали. Когда кормить бросили, животные пришли к нам, на
ул. Заводскую. Теперь добродушные бабушки носят на тепловую камеру еду, а собаки туда постоянно приходят. Это мы видим во дворах наших многоквартирных домов, особенно в районе бывших заводских общежитий.
Л. Климович: На ваш взгляд, что люди должны делать в этой ситуации?
В. Гончарова: Пока не будет построено должное количество приютов, ничего мы не сделаем. Сейчас собак стерилизуют, лечат и обратно отпускают, они снова идут к людям. Городу нужны средства на постройку приютов, иначе ничего не изменится.
Л. Климович: Ваша позиция ясна. Татьяна Николаевна, что вы думаете по этому поводу?
Т. Тирских: Эта работа носит системный характер. Надо не один-два года, чтобы места кормления собак сошли на нет. Также надо проводить информационную работу с населением. Мы должны прививать культуру обращения с животными, как с домашними, так и безнадзорными. Сами горожане создают себе комфортные условия для проживания. Пример: в районе РЭС за несколько лет количество собак сократилось в 10 раз. А раньше страшно было выйти из машины. Собак было много, и все голодные. Их выловили, стерилизовали. В 2019 году с августа по декабрь нами было простерилизовано 43 собаки по контракту и самостоятельно 49 собак. И с учетом того, что они больше не плодятся, поголовье бродячих собак значительно сократилось. В 2018 году мы начали официально строить вольеры для них, и за год у нас появилось 100 особей. Сейчас на нашем попечении 98 собак непосредственно в приюте, и еще 36 особей – на второй точке. Последних мы распределили среди волонтеров, и своими силами их содержим. Нам помогают отходами пищи городские организации – магазины, больница. Также мы сами скидываемся, варим собакам еду. Но опять же результат всей нашей работы будет виден позже. Я живу рядом с поселком, вижу, что собак стало намного меньше по сравнению с тем, что было 5–9 лет назад.
Л. Климович: Скажите, пожалуйста, Благотворительный фонд – это Ваше место работы?
Т. Тирских: Нет, это просто хобби.
Л. Климович: А сколько вы можете принять собак в вашем приюте?
Т. Тирских: Сейчас 98 – это под завязку. Мы ждем сезона, чтобы строить новые вольеры. Используем заброшенные гаражи. Но там необходимо сделать ремонт. Планируем увеличить вместимость наших приютов – от 20 до 40 собак.
А. Фридрих: Соглашусь с Татьяной Николаевной. У меня гараж в районе РЭС‑1. Раньше там было очень много собак, теперь их минимум, в последний раз видел только трех. Со стороны дач в районе ДЗНВА к нам на очистные сооружения идут собаки. У нас на территории есть чипированные собаки. Их не выгонишь, они уже прижились. А вообще в росте численности бродяжек виноваты сами горожане, которые сначала заводят животных, а потом их выбрасывают на улицу.
Л. Климович: На Ваш взгляд, как можно людей воспитать?
А. Фридрих: Нужен закон о регистрации собак, постановке их на учет, возлагающий ответственность хозяина за свое животное.
Л. Климович: Вы считаете, что такой закон позволил бы упорядочить ситуацию?
А. Фридрих: Если он будет толково написан, то да. Давайте возьмем опыт западных стран. Там, если собака на улице справила естественные надобности, а хозяин не убрал за ней, ему выпишут штраф 500 евро. И это дисциплинирует. Я также хотел бы затронуть проблему не только по городу, но и в лесных массивах. Как рыбак и охотник, я знаю об этом не понаслышке. Только за последние три месяца в районе Манского плеса собаки шесть раз нападали на людей, и шесть собак было отстреляно. В охотничьи капканы попало еще 14 штук.
Л. Климович: Да, это действительно серьезная проблема. Ирина Юрьевна, в чем Вы видите решение проблемы?
И. Ерошкина: Мне бы хотелось затронуть и вопрос по домашним собакам, так как от них горожане иногда страдают не меньше. Думаю, что если принимать системные меры, то это рано или поздно приведет к результату. Должны быть определенные места для выгула этих животных, специальные урны для мусора. Это организовывает владельца собаки.
Давайте вспомним, как начиналась кампания по борьбе с курением в общественных местах. Когда вышел закон, то граждане не верили, что его можно реализовать. Прошло время, все изменилось. Люди стали намного меньше курить. Поэтому, когда будут созданы условия и законодательно прописана ответственность владельца собаки, ситуация изменится к лучшему. Нужны жесткие законодательные меры.
Л. Климович: Хотелось бы услышать мнение и владельцев собак. Катерина, что Вы думаете по этому поводу. Вам чего-то не хватает?
К. Абаулина: В Дивногорске не хватает мусорных урн, площадок для выгула собак. Поэтому от безысходности люди и выгуливают своих собак на закрытых школьных площадках. Не каждый человек решится отпустить свою собаку куда-то на полянку. Многим владельцам кажется, что с закрытой школьной площадки собака далеко не убежит.
Л. Климович: Катерина, а Вы убираете за собакой следы ее жизнедеятельности?
К. Абаулина: Нет. Я бы с радостью, но некуда их выбросить. Экскременты животных по закону нельзя утилизировать вместе с бытовыми отходами.
Р. Шнайдер: У города нет возможности повсюду наставить мусорных урн для таких отходов. Это отходы 1 класса. В герметичной упаковке допускается их утилизация вместе с бытовым мусором. Безопаснее забирать их с собой в герметичной упаковке, в целлофановом пакете.
Ю. Мурашов: Я понимаю, что тема эта очень всех волнует и беспокоит в первую очередь потому, что принят новый закон о безнадзорных животных. Мое глубокое убеждение: этот закон мы никогда не выполним, как и предыдущий. Потому что он принимается в пользу животных, а не людей.
Нужно, чтобы люди были ответственны, когда заводят собаку, за ее содержание, и только тогда можно эту проблему решить.
Л. Климович: Юрий Иванович, скажите, вступление в силу нового закона позволяет властям на местном уровне принимать какие-то документы?
Ю. Мурашов: Нет, не позволяет. Вспомните, как мы пытались бороться с коровами, решили их бирковать. Прокуратура нас тут же поправила, так как федеральный закон такого не предусматривает. Теперь коров чипируют, но мы эти чипы найти не можем, так как они находятся под кожей.
Р. Шнайдер: Наше учреждение отвечает за работу с безнадзорными животными и контроль за содержанием домашних питомцев. В соответствии с ФЗ № 498 на работу с безнадзорными животными выделяются средства из краевого бюджета на проведение работ по отлову и учету таких животных. Подрядчик проводил отлов животных по заявкам от жителей, от полиции. В 2019 году возникли случаи, когда поступали сообщения о нападении агрессивной собаки на людей. Мы передавали заявку подрядчику, заявка отрабатывалась, собаку отлавливали, проводили необходимые процедуры и выпускали обратно в привычную среду обитания. А потом это же животное повторно нападало на людей. На мой взгляд, это говорит о неправильном подходе службы, которая занимается отловом собак. По моему мнению, когда речь идет о здоровье и жизни человека, то подход нужен немного другой. В законе написано, что в случае угрозы жизни человеку и в целях защиты интересов государства, возможна эвтаназия. Мы пытались с «Белым котом» решать вопрос о том, что таких собак выпускать обратно в город нельзя. Но не нашли понимания. По мнению волонтеров этой организации, собаки были вполне здоровыми.
Однако в конце года нам все чаще начали звонить, требовать, чтобы мы приняли меры, иначе грозились решить проблему своими силами. К концу года такие звонки участились, особенно из пос. Молодежного. Закон не позволяет усыплять агрессивных животных, и выхода из этой ситуации мы не можем найти. В новом законе есть такая норма, которая обязывает содержать агрессивное животное в приюте пожизненно.
Закон обязывает ОМСУ обеспечить содержание таких животных в приютах. Однако на сегодняшний день на уровне края не принят ни один нормативный документ по этому вопросу.
В. Павловский: Я хотел бы также коснуться проблемы содержания животных горожанами. Меня самого в этом году покусала собака. Она была на поводке, но без намордника, а хозяйка, маленькая девочка, с ней ничего не могла сделать. И я, здоровый человек, всю жизнь занимавшийся спортом, в этой ситуации оказался бессилен! К сожалению, собачники часто плюют на закон. Говоришь иному владельцу, что собака должна быть на поводке и в наморднике, а он только усмехается, а бывает, что еще и хамить пытается. И мне непонятно, почему новый закон охраняет права животных, а не мои?
В. Бурагаев: Пока сложно оценить, как новый закон будет реализован. Без механизмов реализации закона, исполнить его будет невозможно. В данном случае исполнение закона возложено на местные власти, а механизмами его реализации законодатели не обеспечили.
Т. Тирских: Не совсем соглашусь с мнением предыдущих ораторов. Этот закон не против людей, он просто еще очень сырой, недоработанный. Закон направлен против сложившейся коррупционной системы в этой сфере. Эффективного механизма контроля за исполнением предусмотренных контрактом мер по отлову собак со стороны подрядчика у властей на местах нет. Необходимо время, чтобы довести закон до ума.
Уже сейчас процесс стерилизации собак дает результаты, и количество животных со временем будет постепенно уменьшаться.
Отвечу также на упрек в наш адрес со стороны Раисы Мансуровны. Мы ни разу не отпускали собак, которые снова кидались на людей, и этот факт был бы зафиксирован в полиции. С людьми, которые обращались по фактам нападения на людей чипированых собак, мы говорили, претензий никаких не было. Все заявки мы отрабатывали.
Л. Климович: Хотелось бы услышать мнение общественных активистов. Здесь присутствует председатель общественной организации Совет отцов. Что вы думаете по этому поводу, Юрий Геннадьевич?
Ю. Гордеев: Я специально сделал анонс этой темы в группе Совета отцов, и большинство участников высказалось за то, чтобы бездомных собак отстреливать. Да, это очень негуманно. Но люди не видят других вариантов. Я вырос в деревне и привык к тому, что животные должны приносить пользу. Если пользы нет, то нет и смысла в их содержании. Мнение общественности по отношению к бездомным животным сегодня очень агрессивное. Если мы ничего не придумаем, то придем к тому, что собак будут травить, убивать. Может, закон будет дорабатываться, и мы найдем точки соприкосновения. Но маловероятно.
Л. Климович: Ваше мнение понятно. Теперь задам всем присутствующим один вопрос: если бы у вас было право принять решение, то как бы вы поступили? Что нужно делать: строить вольеры для бездомных собак или уничтожать их?
Ю. Мурашов: На мой взгляд, нужно и то, и другое. Главное, нужна жесточайшая ответственность людей за тех животных, которых приручили.
В. Павловский: Нужен закон. За неумелое содержание животных необходимо жестко наказывать их владельцев.
Ю. Гордеев: Если нет возможности содержать всех бездомных собак в приютах, то лишних необходимо утилизировать.
А. Фридрих: И приюты должны быть, и эвтаназия агрессивных животных, и суровый закон по содержанию домашних животных.
В. Гончарова: На воле должны быть только незлобные, неопасные для людей животные.
Р. Шнайдер: Приюты – благое дело, но если был случай нападения животного на человека, то собаку необходимо подвергать эвтаназии.
С. Гусевская: Как маме двоих детей, мне страшно представить, что мой ребенок пойдет из школы, а на него набросится собака. Если такое произойдет, я не стану разбираться, какая это собака, бездомная или домашняя. Я однозначно буду выступать за ее утилизацию. Но и приюты нам тоже нужны.
Т. Тирских: Согласна, что опасные животные не должны быть на свободе. Нужна культура обращения с животными, и мы должны ее прививать. Я тоже мать, и я тоже переживаю, что моего ребенка может укусить бездомная собака. Меня тоже кусали, и неоднократно. Мы должны сами создавать среду, в которой нам будет комфортно жить. Это и приюты, и утилизация агрессивных собак.
Е. Рыбин: Я считаю, что нужно действовать только в рамках закона.
И. Ерошкина: Как директор школы я несу ответственность за все, что происходит на моей территории, независимо от времени суток. В школе учится 570 детей. Не дай Бог что-то с ними произойдет. И я выступаю за комплекс мер. Агрессивных собак точно быть не должно, кормить их, пока они не умрут от старости, государство себе позволить тоже не может. Поэтому если за три года не удалось собаку никуда пристроить, найти ей ответственных хозяев, то однозначно нужна эвтаназия.
К. Абаулина: Агрессивных животных, считаю, нужно усыплять. Другими способами решать проблему – это очень длительный процесс. Я бы предложила ввести налог на содержание домашних животных, а средства потом тратить на решение проблемы бездомных животных, на их отлов, стерилизацию и содержание в приютах.
Л. Карпова: Многое зависит от нас, людей. Люди держат дома собак, выводят на прогулку без поводка и намордника. Нельзя так. Собаки кусачие, злые, их у нас очень много в Дивногорске, и нужно убирать их из города.
Н. Потриденная: Больше спроса нужно с хозяев домашних собак. А если среди уличных есть агрессивные, то убирать.
Л. Богданова: Считаю, что должна быть ответственность за собаку у хозяев. Нельзя выбрасывать животных просто на улицу.
Г. Пашихина: Меня пять лет назад укусила овчарка, и на всю жизнь у меня остался стресс. Когда собак выпускают к людям, я этого не понимаю. Считаю, что бездомных собак нужно или содержать в приютах, или все же уничтожать.
В. Урупаха: До 2012 года, как руководитель предприятия, я занимался отловом собак. В то время покупали яд, специальное оружие, и каждый год по сто собак утилизировали. Сейчас закон изменился. Доброе слово хотелось бы сказать в адрес волонтеров «Белого кота». Создан приют, хорошее дело. Но сейчас он не отвечает необходимым условиям. Содержать собак нужно, но и все равно необходимо утилизировать. Закон нужно дорабатывать, выделять средства на строительство приютов, и популяцию животных необходимо снижать.
В. Бурагаев: Мое мнение, что действовать необходимо только в рамках действующего законодательства.
Л. Климович: Заканчивая наше заседание, отмечу, что разговор, на мой взгляд, сегодня получился. Я благодарна всем участникам обсуждения. Видно, что этой проблемой вы все по-человечески озабочены. Наша задача – сделать все, чтобы проблема не достигла критической точки. И этот процесс должен быть управляемым. Главная роль в этом вопросе отводится органам власти. Я благодарна Раисе Мансуровне Шнайдер, что она сподвигла редакцию на этот полезный разговор. Проблему эта беседа, конечно, не решит. Но в заслугу организаторов «СПОРного перекрестка» можно смело поставить то, что на дискуссию, думаю, обратят особое внимание ответственные за соблюдение нового закона лица.


Комментарии: