60 лет назад, 2 февраля 1960 года, на строительную площадку Красноярской ГЭС и посёлка гидростроителей Дивногорск приехал назначенный Министерством начальник КрасноярскГЭСстроя Андрей Ефимович Бочкин, недавно завершивший строительство Иркутской ГЭС на Ангаре.
Прошли десятилетия. Построена и надёжно более полувека работает Красноярская ГЭС, живут люди в молодом городе Дивногорске, в центре которого возвышается памятник легендарному гидростроителю А. Е. Бочкину. Носят его имя Дивногорский гидроэнергетический техникум и школа-гимназия № 10. Бочкин является для студентов и школьников маяком в их будущей жизни.

В актовом зале администрации г. Дивногорска открылась экспозиция, посвящённая 60-летнему юбилею приезда Бочкина на строительство Красноярской ГЭС. На открытии были ветераны-строители, студенты гидроэнерготехникума и учащиеся школы его имени.
Бочкин не забыт, он является Почётным Гражданином города Дивногорска. Сегодня наша газета печатает рассказы его соратников о Бочкине, нашем Деде, о незабываемом начальнике строительства Андрее Ефимовиче. Рассказы из книги «Наш Бочкин», совместно ими написанной в 2006 году к 100-летнему юбилею Андрея Ефимовича.

А.Е. Бочкин в воспоминаниях ветеранов строительства Красноярской ГЭС
*****
Нет, не зря о них столько
сказано,
И такие им звезды мерцали.
Шли лесами они непролазными,
Им палатки казались дворцами.
С ног валили их злые ветры,
Омывали дожди и грозы,
И на каждом крутом километре
Их встречали шипы и розы.
Не пускали пороги, бури,
Им пути преграждали горы.
Но упорно искали буры
Нерушимое днище створа.
Закаленные в ритме буден,
Жизнь большую давали
рекам…
С благодарностью помнить
будем
Прометеев двадцатого века!
Ю. Кузьмин,
сварщик-арматурщик УОС

Звезда первой величины

«Есть люди, имена и дела которых еще при их жизни становятся легендами. Являясь по интеллекту, уровню профессионализма, гражданского обаяния особой человеческой Величиной, они ярко светят и через годы – словно путеводные маяки, примеры для подражания. Это сродни феномену мощных звезд во Вселенной. Даже когда они гаснут, прежняя по силе энергия воздействия от них еще долго идет к земле…

Андрей Ефимович Бочкин – тоже звезда первой величины. Но не космическая – земная. Мне, к сожалению, не доводилось с ним вместе работать и лично общаться. Андрея Ефимовича видел со стороны, на перекрытии Енисея в 1975 году, когда разворачивалось строительство Саяно-Шушенской ГЭС. А. Е. Бочкин находился уже на заслуженном отдыхе, его пригласили на торжества из Москвы. Высокий гость являлся одновременно и ветераном, и патриархом, живой легендой отечественного гидростроения. А я, его нынешний преемник на посту руководителя «КрасноярскГЭСстроя», был молодым, начинающим строителем, и нас с ним не познакомили. Я лишь смог запечатлеть в памяти то, что не могли не заметить все: его скромную одежду, полное отсутствие «звездной» позы, житейскую, можно сказать, крестьянскую простоватость и открытость.

Впрочем, естественным, открытым для людей он был всегда.
… Недаром именитые коллективы управлений «АнграГЭСстрой», «КрасноярскГЭСстрой» принимали А. Е. Бочкина не как начальника, которого надо было терпеть, а как авторитетного руководителя, крепкого, строптивого «Деда», способного отстаивать свою, нередко отличную от вышестоящего начальства, точку зрения на самых «верхах» и вытягивать стройки мирового уровня. Представляется, что вся уникальность его титанической, как строителя, фигуры, вся сила его, как мифологического героя – Антея, заключалась в какой-то неведомой для других фундаментальной точке опоры, на пересечении особых пограничных состояний человеческого характера. С одной стороны он был таким «как все», а с другой – руководителем, безоговорочным лидером, «одним из всех». От сложения этих величин и возник редкий по силе и глубине талант…»

Любимец Бочкина

«… После службы приехал я на Ангару, на строительство Иркутской ГЭС; по завершении там работ перебрался с семьей и друзьями-строителями на Красноярскую. Позже от многих приходилось слышать, что, мол, Лардыгин – любимец Бочкина. Одно здесь могу сказать: если и было особое ко мне расположение со стороны уважаемого Андрея Ефимовича, то причиной его, как я полагаю, была моя работа. Я всегда стремился трудиться на совесть, выполнять порученное дело так, чтобы самому за результаты не стыдно было. Так отношения с Андреем Ефимовичем переросли, не по моей инициативе, в дружбу. Я очень дорожил почти отцовским вниманием (отец погиб, защищая Родину, в первый год войны) Андрея Ефимовича ко мне.

… Приближалось перекрытие. Вся стройка жила этим событием. Четкие графики по дням, часам, работа круглые сутки. Андрей Ефимович ежедневно по нескольку раз появлялся в котловане. Напряжение было огромное, но начальник не паниковал, делал все спокойно, вроде бы даже не торопясь. Собирал людей, подробно рассказывал о перекрытии реки, кто что должен делать, определял место бригадам, разъяснял, насколько это серьезное, даже опасное дело, как важны организация и дисциплина. Хотел убедиться, дошло ли это до рабочих, понимает ли каждый из них личную роль в предстоящем штурме, все ли прониклись достаточной ответственностью? Наша бригада предложила организовать соревнование за право участвовать в перекрытии Енисея (тогда это называлось «быть застрельщиком соревнования»). Наш призыв поддержал Андрей Ефимович, на него особенно активно откликнулись водители. Негоже было отставать инициаторам. Нашей комплексной бригаде плотников – опалубщиков, бетонщиков тогда в течение года 7 раз присуждалось первое место и переходящий вымпел строительства. Все члены бригады были награждены Почетными грамотами, 12 – занесены на Доску почета УОС-2 и строительства. Андрей Ефимович говорил: «Так держать, лардыгинцы». С его легкой руки нас так называют до сих пор, уже более 30 лет…»

КОВРЫ УБРАТЬ!

«Нашей бригаде поручили ремонт кабинета начальника «КрасноярскГЭСстроя» А. Е. Бочкина. Старались изо всех сил. Тем более что ни разу во время ремонта он не появился и никаких от него команд и пожеланий не было.

Когда ремонт был закончен, нам сказали, что подъедет Бочкин. Мы даже ковровую дорожку расстелили (хотелось, чтоб ему понравилось), и ждем. Зашел, бегло окинул взглядом кабинет, видим: доволен (мы улавливали каждое его движение, взгляд, слово). Услышали: «Спасибо, девчата, – и тут же буркнул, – здесь не будуар, а рабочий кабинет строителя. Ковры – убрать!» И уехал.»


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ