Мы продолжаем рубрику «Дети в прозе войны – это мы», в которой рассказываем о тех дивногорцах, которым пришлось жить в суровые годы предвоенных, военных и послевоенных лет. Мы обращаемся ко всем дивногорским «Детям войны», а также к их родственникам и близким. Приносите свои воспоминания и фотографии о годах детства. Материалы принимаются в школе № 2 им. Ю. А. Гагарина (Игорь Геннадьевич Федоров), в офисе организации «Дети войны» (Василий Федорович Попов), в Совете ветеранов Дивногорска (Зинаида Васильевна Савенок) .

По традиции публикации подобных рубрик становятся основой будущих книг. Так было в 2005 году – «Вспомним всех поимённо…: Воины-дивногорцы в Великой Отечественной войне», в 2011 году – «Созидатели: Участники строительства Красноярской ГЭС и города Дивногорска 1955–1972 гг.». Эту добрую традицию мы продолжим и в этом году.

Наш очередной рассказ посвящен Клавдии Ивановне Ярославцевой, урожденной Чурогашевой. В пятом выпуске рубрики от 20 февраля мы опубликовали рассказ о муже Клавдии Ивановны – Дмитрии Александровиче Ярославцеве. И получили много откликов с различными вопросами, главный из которых был о военном детстве его жены Клавдии. Так что выбор героини выпуска принадлежит вам, наш уважаемый читатель газеты «Огни Енисея».

Родилась Клавдия Ивановна 30 апреля 1938 г. в селе Верхне-Усинском Ермаковского района Красноярского края. В 1956 г. получила аттестат зрелости, а в 1958 г. поступила в КГПИ. В 1962 году, по окончании института, стала работать учителем математики в школе № 7 города Кызыла. В 1978 году перевелась в школу № 15, где проработала 18 лет.

В 1996 г. вместе с семьей переехала в Дивногорск. Работала учителем математики в средней школе № 4. Ушла на заслуженный отдых в 2005 году. За свой добросовестный труд награждена тремя медалями, а в апреле 1976 года, ей было присвоено звание “Заслуженный учитель школы Тувинской АССР”.

Вместе со своим мужем, Дмитрием Александровичем, вырастили дочь Татьяну и сына Игоря. Игорь Дмитриевич – преподаватель Дивногорского техникума лесных технологий, командир Добровольной народной дружины города Дивногорска, известный в городе организатор патриотической работы, руководитель вокально-инструментальной группы «Таежный край». Татьяна Дмитриевна – кандидат медицинских наук, работает врачом в 20‑й больнице и преподает в Красноярском медицинском университете им. проф. Войно-Ясенецкого. Главное богатство Клавдии Ивановны – два внука, две внучки, правнук и три правнучки.

Родилась я перед войной в селе Верхне-Усинском на юге Красноярского края. Семья наша была небольшая, четыре человека – мать, Елена Семёновна, служившая почтальоном, отец, Иван Павлович, был рабочим и сестра Люба.

С раннего детства всегда оказывала посильную помощь в доме, огороде, в сборе ягод, грибов. Но было время и на игры в куклы, прятки, догонялки, лапту.

Самое раннее воспоминание детства – лето 1942 года. Мне было четыре года. Жили в деревянном доме, не голодали, пока отец был дома. Особенно запомнились два эпизода, оба связаны с папой. Первый – папа возвращается с рыбалки. Стоит перед домом с огромным тайменем, длина которого от земли до плеч отца. Я никогда с тех пор не видела такой большой рыбы. И второй. В том же году летом отцу пришла повестка на фронт. Мы провожали его на войну, взрослые горевали и плакали. Папа нёс меня на плечах. Мы шли по берегу реки Ус, и солнце било мне прямо в лицо сквозь ветви раскидистых деревьев. Я щурилась и крепче прижималась к отцу. Больше я не видела своего любимого папочку. Он погиб при освобождении Польши 31 января 1945 года, а похоронен на кладбище города Рацибуж Катовицкого воеводства.

После ухода папы на фронт у нас начались тяжелые времена. Мы часто переезжали из деревни в деревню, из прииска в прииск. Мне пришлось сменить шесть школ, прежде чем я получила среднее образование. Жили мы в деревне Усть- Уса, затем Усть-Золотая, а потом на прииске «Красная Звезда». На Усть-Золотой, а это пять дворов, подсобное хозяйство от села Верхне-Усинское, мама проработала пять лет. Выращивали морковь, свёклу и много картофеля, работали и взрослые, и дети с 7-ми лет под лозунгом «Всё для фронта».

Когда мне стало 9 лет, мама забеспокоилась, что я не учусь, и повела меня к родственникам в деревню Терёшкина, в 12 км от Усинска. Там была четырёхлетняя начальная школа. Я жила у родственников в большой семье – со мной шесть человек. Было очень голодно. Ели жареную картошку на воде, я не успевала поесть и всегда была голодной. Когда мама пришла меня попроведать после окончания первой четверти, я упала в голодный обморок. И меня заедали вши. Она забрала меня назад на Усть-Золотую.

В 1947 году я пошла в школу на прииске Атыз. Там учила со второго класса одна учительница. Мария Ивановна вела три касса – 2-й, 3-й, 4‑й. Мама плакала и умоляла, чтобы она взяла меня одну в первый класс. Но через три недели меня перевели уже во второй класс. Писали соком свёклы на газетных листах. Так я за один год закончила два класса. А мы переехали на прииск «Красная Звезда». Здесь я пошла уже в третий класс, там закончила и четвёртый. В пятый класс мама меня увела в школу в село Верхне-Усинское, где я жила в интернате.

После окончания 5-го класса я и ещё две девочки 13-ти лет шли с Усинска до прииска «Красная Звезда» – 42 км по таёжной тропе. Был конец мая. С собой ничего поесть не было. Вышли мы рано. Оставалось идти километров 8. Идём молча, я шла первой. Вдруг услышали фырканье и увидели медведя, который рыл муравьиную кучу. Он был от нас метрах в десяти. Медведь поднял голову, и наши взгляды встретились. Он развернулся и побежал в ту сторону, куда нам надо было идти. Я повернулась к девочкам и сказала: «Надо же, всего его рассмотрела!». Они испугались, заплакали-закричали и побежали назад. Всю дорогу до Атыса, около 11 км, мы кричали по очереди: «Мама! Мама!» В Атысе люди уже не жили: золото закончилось. Мы спрятались в избушке, куда заезжал почтальон. В ней были спички и соль. Нашли пустую железную банку, сварили горох, который я несла на посадку. Вместо чая сварили просто кипяточку, обогрелись и попытались уснуть, привязав котомками ручку двери к топчану. Я уснуть не могла. Под утро услышала топот лошадей. Пока развязывала узлы, они проехали мимо. Голос у меня после вчерашнего крика пропал, и я не могла говорить. Я побежала за ними, понемногу голос появился, и я закричала. Они меня услышали и развернули лошадей. Это были почтальон дядя Митя и с ним незнакомый тувинец. Они забрали наши котомки, а мы побежали за ними, радостные, что не одни – со взрослыми. Так мы добрались до «Красной Звезды». Но мне предстояло идти одной до Акола ещё 25 км, где стояла геологическая партия и где жила мама с сестрой и отчимом.

В 1951 году с мамой и сестрой мы переехали в город Шагонар Тувинской АССР. Здесь я увлеклась спортом – лыжами, легкой атлетикой.

В 1955 г., будучи 9-классницей, я выступала в составе сборной Тувы на Зональных соревнованиях школьников Сибири и Дальнего Востока по легкой атлетике в Новосибирске. Я представлял Шагонар. Там я встретилась с Димой Ярославцевым из Кызыла, на беговых дорожках мы и познакомились. Выступили очень хорошо, а вечером пошли гулять по Новосибирску, но втроем, с девочкой из нашей команды. Возле театра оперы и балета продавали настоящее мороженое. Для нас, детей послевоенных лет из глубинки, это было в диковинку. Денег у нас не было, но Дима купил нам с подругой по порции. Потом с Димой у нас завязалась переписка. А спустя полгода, зимой 1956 г., уже десятиклассниками, мы с ним встретились на областных соревнованиях по лыжным гонкам среди школьников в Бай-Хааке Тандинского района. Нам было по 17 лет, и мы решили после окончания школы встретиться и больше не разлучаться. Через год мы поженились, и началась наша взрослая семейная жизнь.


Комментарии: