Мы продолжаем рубрику «Дети в прозе войны – это мы», в которой рассказываем о тех дивногорцах, которым пришлось жить в суровые годы предвоенных, военных и послевоенных лет. Мы обращаемся ко всем дивногорским «Детям войны», а также к их родственникам и близким. Приносите свои воспоминания и фотографии о годах детства. Материалы принимаются в школе №2 им. Ю.А. Гагарина (Игорь Геннадьевич Федоров), в офисе организации «Дети войны» (Василий Федорович Попов), в Совете ветеранов Дивногорска (Зинаида Васильевна Савенок).

По традиции публикации подобных рубрик становятся основой будущих книг. Так было в 2005 году – «Вспомним всех поимённо…: Воины-дивногорцы в Великой Отечественной войне», в 2011 году – «Созидатели: Участники строительства Красноярской ГЭС и города Дивногорска 1955-1972гг.». Эту добрую традицию мы продолжим и в этом году.

Наш очередной рассказ посвящен Алексею (Олесю) Григорьевичу Греку, ветерану гидростроительства на Енисее, члену Союза писателей России и Союза журналистов России, Заслуженному работнику культуры республики Хакасия, лауреату премии Ленинского комсомола Красноярского края за создание хроники истории строительства Красноярской ГЭС, Почетному гражданину города Саяногорска. Родился А. Г. Грек
6 марта 1936 г. в украинском городе Запорожье в семье строителей ДнепроГЭСа.

По национальности отца – украинец, мамы – русский. В 1962 г. окончил факультет журналистики Киевского государственного университета и приехал в Дивногорск на строительство Красноярской ГЭС. Работал корреспондентом газеты «Огни Енисея» в отделе строительства и промышленности, возглавлял литературное объединение.

Затем был переведен в Горком партии, а в 1964 г. избран секретарем партийной организации УОС правого берега. Без отрыва от производства окончил Дивногорский гидроэнерготехникум. Работал мастером, диспетчером, прорабом и старшим прорабом КрасноярскГЭСстроя. Несмотря на производственную загруженность, Олесь Григорьевич постоянно участвовал в литературной жизни Дивногорска, публиковался в городских, краевых и всесоюзных СМИ, был автором, редактором и составителем знаменитых во всей стране литературных альманахов «Потомки Ермака». В 1970 г.

А. Г. Грек переведен на строительство Саяно-Шушенской ГЭС, затем принимал участие в строительстве гидроузла «Хоабинь» в Северном Вьетнаме. После возвращения на родину работал на Саяно-Шушенской ГЭС до ухода на пенсию в 1996 г. За свой доблестный труд награжден орденом «Знак Почета» и медалями. Вместе с женой Валентиной Степановной, которая работала библиотекарем в Дивногорске, вырастили двух детей. Дочь Наташа родилась в Дивногорске, сын Максим – в Майне. В семье Алексея Григорьевича 5 внуков.

Отец, Грек Григорий Иванович, – крестьянин, репрессирован в 1930 г. По разным причинам оказался на строительстве ДнепроГЭСа, где вначале работал грабарем, позже диспетчером и в конце главным диспетчером гужевого транспорта Днепростроя.

Мама, Жукова Евдокия Федоровна, из семьи рабочего железнодорожного транспорта. На строительство ДнепроГЭСа приехала раньше отца, где и работала на участке железнодорожного транспорта. А позже, когда пошли дети – трое друг за другом, была почтальоном.

До 1940 г. жили в землянке, потом отец построил хату, и к 1941 г. семья перебралась в этот дом.

В семье было четверо детей: старший брат, сводный, Володя Жуков, 1929 г. рождения и трое родных – Алексей, 1936 г. р., Тамара, 1938 г. р., Катя, 1940 г. р.
До начала войны – счастливая жизнь у всех. Брат Володя ходил в школу, а я цеплялся за него, чтобы тоже ходить в школу. Отец баловал нас, катая на своем фаэтоне, который был положен ему, как главному диспетчеру гужевого транспорта.

Но поскольку наша улица проходила недалеко от железнодорожной насыпи, основным занятием для нас, детворы окрестных домов, было наблюдать за поездом и считать вагоны. Недалеко от нашего дома был стрелковый тир и парашютная вышка, где тренировались юноши и девушки, сдавая нормы на значки Ворошиловских стрелков. Нам, малышам, разрешалось наблюдать за ними издалека. С соседскими детьми дружили хорошо.

Ярких примеров детства и много, и мало. Много, когда с отцом ездили на стройку, мало, потому что у отца и мамы было много работы, и не так часто они могли посвятить время общению со мной. Но всё же родители подарили мне судьбоносную встречу на ровной дороге детства с Пушкиным и Шевченко. Пушкинские сказки читала на русском языке мама, а об украинском кобзаре рассказывал отец. Вот они-то и стали для меня всем, на каких бы перекрёстках ни пришлось бывать. Я глубоко впитал поэзию Александра Сергеевича и Тараса Григорьевича, а русский и украинский языки, естественно, стали моими родными языками.

Эпизоды детства делятся на цветные и черные. Цветные – до начала войны, а черные связаны с приходом войны, глумлениями фашистов над хозяйством частных домов, откуда забирали не только яйца, сало, мед, масло, мясо, фрукты и все вкусное съестное, но и приглянувшиеся поделки, одежду. А самое черное – гибель мамы 6 мая 1942 г. А ещё – бег семьи в цыганской кибитке из оккупированного немцами Запорожья, в село Панчеве Кировоградской области, так как больному отцу требовалось лечение. Отец как главный диспетчер гужевого транспорта был мобилизован в специальную бригаду обкома ВКП(б), хотя никогда коммунистом не был. Он надорвался при погрузочных работах, эвакуируя разное оборудование и материалы из предприятий города на восток. От Запорожья до Кировоградщины примерно 800 километров. Добирались мы до села Панчеве больше месяца. Побирались, христарадничали, другого выхода не было. Люди сочувствовали, помогали чем могли. Отец лежал тяжело больной. Мы поселились в селе Панчеве, где жили дедушка и другие родственники отца, у которых мы и выжили. Дедушка Иван и бабушка Евгения спасли нас. После освобождения отцу сделали операцию. И после выздоровления он был мобилизован в Трудармию для восстановления шахт Донбасса.
Фашистов видел в начале войны, когда они не задерживались, потому что их гнали под Москву. Это были наглые расхитители, как до чего-то дорвавшиеся дикари, которым все дозволено. И в конце войны – другие фашисты, которых Красная Армия гнала на запад. Это были озлобленные, как побитые псы, и безжалостные враги. Мы, дети, уже хорошо понимали, что это враги и что надо прятаться от них. Ведь фашисты уже мстили всем, невзирая на возраст.

Война закончилась, фашистов изгнали с Украины, и мы, дети, друг за другом пошли в школу. Старший брат ушел в ФЗО Кривого Рога, где стал шахтером. После окончания 9 класса, в 1953 г., я переехал к брату в Кривой Рог, где стал трудиться разнорабочим на стройке, потом съёмщиком маркшейдерского бюро, машинистом электровоза и проходчиком по добыче железной руды шахты «Центральная». Среднее образование получил в вечерней школе рабочей молодёжи.

Писать начал еще в школе. Печатался в рудничной малотиражной газете. В 1956 г. после трех попыток поступил на факультет журналистики в Киевский государственный университет, и началась моя взрослая, насыщенная интересными событиями, жизнь.


Комментарии: