Наш очередной рассказ посвящен Алексею Емельяновичу Медведю, легендарному гидростроителю, комсомольскому вожаку великой стройки, председателю Совета ветеранов КрасноярскГЭСстроя.

Родился он 15 февраля 1937 г. в селе Верх-Мельтюш Черепановского района Новосибирской области. Работал в местном колхозе на освоении целины. С 1956 по 1959 гг. служба в Советской Армии, сержант, командир тяжелого танка ИС‑4. На строительство Красноярской ГЭС прибыл 30 октября 1959 г. после демобилизации. Работал плотником в Промстрое, машинистом крана. Летом 1962 г. начальник строительства КГЭС А. Е. Бочкин поручил молодёжному вожаку весьма необычное и деликатное дело – привезти на стройку девчат – будущих невест гидростроителей. Заметим, что к тому времени в Дивногорске на 10 парней приходилась одна девушка. И Медведь не подвёл. Через всю страну из Горьковской области привёз целый эшелон комсомолок, большинство из которых нашли в Дивногорске свою судьбу и навсегда связали жизнь с нашим городом. В 1965 г. Медведя назначают инструктором горкома КПСС. Затем работа прорабом на сооружении здания ГЭС, где он становится секретарём партбюро. После завершения строительства ГЭС его переводят на возведение завода НВА, а в 1976 г. избирают секретарём парткома КЭПСа. С 1980 г. был заместителем начальника «Дивногорскэнергопромстроя» по кадрам и быту. За свой доблестный труд награжден орденом «Знак Почета», медалями «За освоение целинных земель», «За доблестный труд в ознаменование 100-летия Ленина». Его имя занесено на Мемориальную Доску Почета Красноярской ГЭС. 25 марта 2003 г., избран первым председателем Совета ветеранов КрасноярскГЭСстроя. Много времени А. Е. Медведь уделяет воспитанию подрастающего поколения. Пожалуй, нет такого учебного заведения, где бы не выступил ветеран. Умелый оратор, интересный рассказчик, он и сегодня увлекает молодёжь, заряжая окружающих своей неуёмной энергией. Он является «Почетным Гагаринцем» школы № 2 им. Ю. А. Гагарина. Вместе с женой Юлией Степановной вырастили двух прекрасных дочерей Екатерину и Валентину, дав им самые благородные профессии – учитель и врач. А зять, Андрей Александрович Лака, инженер ТехПолимера, по словам Медведя, ему «как родной сын». Сегодня два внука Алексея Емельяновича, Глеб и Алексей, – студенты СФУ, внучка Анечка учится в 4-м классе гимназии № 10 им. А. Е. Бочкина. Гордостью этих юных дивногорцев всегда будет их любимый дедушка. А в истории Дивногорска он навсегда останется как легендарный вожак легендарной эпохи.

Моё босоногое детство проходило в большой деревне Новосибирской области, в верховьях речки Мельтюш, далее впадающей в Обь в районе города Бердска.

В нашей семье Емельяна Матвеевича и Натальи Петровн Медведевых, кроме меня, был брат-погодок Андрей. Так вот все они – Медведевы, а меня при рождении записали Медведь. Так я и прожил всю жизнь Медведем.

В деревне было два колхоза, разделенные речкой – «Завет Ильича» и «Ударник Ильича». Одна половина деревни звалась чалдоны, другая – хохлы. В деревне была школа-семилетка, магазин, машинно-тракторная станция (МТС), клуб в бывшем доме раскулаченной семьи, сельсовет в подобном же доме и там же почта.

Мы, сельские дети, с семи лет уже помогали своему колхозу решать проблемы жизни. После окончания занятий в школе мы возили копны при заготовке сена, топтали на лошадях силос в ямах, работали на граблях при уборке сена, пасли животных, убирали колоски, копали картофель и турнепс и т. д. и т. п. Дел в деревне хватало всем. Я уж не говорю о том, что приходилось делать в своей усадьбе, ведь все, что нужно для содержания семьи, добывалось с собственного подворья.

От работы в колхозе мы имели зерно, какие-то крупы, участок для заготовки сена своим животным, помощь в заготовке дров и подвозе сена, иногда мед, но это было большой редкостью. Колхоз во время летней страды устраивал для детей что-то вроде детского сада.

Наш отец Емельян Матвеевич рожден в 1910 г. Во время финской войны был призван, воевал до ее окончания. По возвращении работал в колхозе. В июне 1942 г. был призван на войну с германским фашизмом, мне было тогда 5 лет. Я помню эти проводы, когда все собрались возле сельсовета. Сплошные слезы у всех присутствующих. Отец по очереди брал нас с Андреем на руки и что-то говорил. В деревне остались женщины и 2–3 мужика-инвалида, вот и весь арсенал тружеников.
То было особое, тревожное, голодное и очень тяжелое время. Наша мама, уходя на работу, давала нам с Андреем задание. Одному – быть дома, полоть грядки, беречь их от куриц, чтобы не навредили в огороде, а другому – идти на речку, чтобы поймать пескарей, накопать корней саранки и вечером сообразить что-то на ужин.
В июле 1943 г. пришла бумага, в которой сообщалось, что наш отец пропал без вести. Что было потом, не буду перечислять, мне и сегодня это больно и неописуемо. Подобное горе было и в других семьях. Отец воевал в звании красноармеец. Вот так получается, что я до сих пор не нашел, где же он пропал без вести. Из его писем известно, что он воевал под Курском и Орлом.

Вскоре в деревне разместили новобранцев. Им предстояло уехать на фронт. Они у нас учились ходить на лыжах, стреляли из автоматов и карабинов. Мы, деревенские мальчишки, наблюдали за этим, а потом собирали стреляные гильзы, когда они уходили. Любимой игрой у нас было строить штабы в разных местах села, наблюдательные вышки на деревьях. Телефоном считались длинные нити, веревки. Количество дерганий за ту или иную верёвку соответствовало определенным сигналам. Так мы по-своему воевали с фашистами. У нас по этому поводу всегда были конфликты – кто в очередной раз будет фашист. Потому как доставалось этой стороне и тумаков, и оскорблений, и всего прочего. И всегда, конечно, побеждали бойцы и командиры Красной Армии.

Запомнились мне и особые задания старших товарищей. Нам давали быка, впряженного в телегу, на которой была бочка с водой. Вся наша «бригада» ехала на соседнее с селом поле, где были норы хомяков. Мы лили воду в нору, «хозяин» выскакивал, а далее с него снимали шкурку и сдавали приезжему заготовителю за всякую мелочь: рыболовные крючки, конфетки, кусочки мыла, шарики резиновые и т. д. Этими своими действиями мы приносили пользу своему колхозу: хомяки причиняли ощутимый вред, похищая зерно.

Одно из очень важных поручений для нас – ночная пастьба лошадей. За день уставали, лошадей надо было отогнать на хорошие выпасы за село, чтобы к утру они были сыты и готовы к работе. Всегда к нам был приставлен один старший товарищ. Мы за эту ночь и покататься на лошадях успевали, и у костра посидим, картошки испечем, по очереди поспим в стоге сена на своих фуфайках. А сколько рассказов! И всё это оставалось в памяти.

Центром всей детской жизни была школа-семилетка. Ставили мы в школе даже спектакли. Запомнилось мне, как играли «Молодую гвардию». К тому времени у нас в селе появились беженцы из Ленинграда – умные, образованные люди. Они внесли определенную культурную страницу в жизнь деревни в такое трудное для страны время. Одна из таких ленинградок стала директором школы. И в этом спектакле, о котором я сказал выше, я играл Серёжу Тюленина. Ох, как мы переживали, как добросовестно репетировали, а потом играли. Вроде получалось. Родители присутствовали.

По окончании школы – работа в колхозе. В наших краях в то время шла эпопея – подъем целинных и залежных земель. Мы, сельские подростки, были привлечены к этому – трудились в составе молодежных бригад. В 1956 г. меня призвали в ряды Советской Армии, в танковые войска. Так закончилось моё послевоенное босоногое детство.


Комментарии: