Мы продолжаем рубрику «Дети в прозе войны – это мы», в которой рассказываем о дивногорцах, которым пришлось жить в суровые годы предвоенных, военных и послевоенных лет.

Наш очередной рассказ посвящен Людмиле Леонидовне Шабуровой, урожденной Максимовой.

Родилась Людмила Леонидовна 31 мая 1938 г. в Ачинске. В 1955 г., успешно окончив школу, поступила в Канское педагогическое училище. В 1957 г., после окончания училища, её направили работать в Абанский совхоз учителем рисования и пения.

Вышла замуж, родила сына и дочь. В Дивногорск семья Шабуровых приехала в 1963 г. Поначалу Людмила Леонидовна устроилась воспитателем в детский сад № 9. Через год ее пригласили в школу № 1 учителем рисования и музыки. В 1970 г. перешла в школу-интернат. Это было звездное для неё время. Интернатовцы стабильно занимали первые места в самодеятельности, были впереди всех городских школ. Так как своих детей растила одна, испытывала финансовые трудности. Поэтому приходилось подрабатывать – в школах № 3 и № 4, а также в Доме пионеров. Воспитанники участвовали во всевозможных городских, зональных и краевых концертах, выставках.

Шабурова Л. Л. активно выступала на дивногорском радио, красноярском телевидении. На протяжении 10-ти лет ездила с трудовыми отрядами старшеклассников в Шушенское, Сухобузимо, Краснодарский край, на Украину. На заслуженный отдых ушла в 1988 г. За свой добросовестный труд награждена значком ЦК ВЛКСМ, двумя почетными грамотами Министерства образования РСФСР, медалью «Ветеран труда», является Отличником народного просвещения. После выхода на пенсию более 20 лет руководила клубом ветеранов педагогического труда «Радуга». Она и сейчас помогает клубу со своим баяном, рядом с которым изобразительное искусство, участие в выставках, в том числе в музеях Дивногорска и Красноярска. Еще одним увлечением Людмилы Леонидовны является поэзия. Пишет лирические стихи, печатается в городской газете «Огни Енисея», различных поэтических сборниках.

Я родилась 31 мая 1938 г. в Ачинске, но вскоре семья переехала в Канск, где жила мать отца. Отец, Леонид Демьянович Максимов, был музыкантом. Мама, Валентина Васильевна (урожденная Овсянникова), работала учителем. До войны у нас родилась моя сестра Вера. В сентябре 1941 г. отец ушел на войну, а 8 ноября родилась сестренка – Галина. Хотя мне было три с небольшим года, я хорошо помню, как папа уходил на войну. Папа играл на баяне вальс «Березка», вокруг все плакали. Затем он поднял меня высоко-высоко, под самый потолок. Папа воевал под Ленинградом. Через год его привезли в Канск, тяжелобольного, у него открылась скоротечная чахотка.

Мама пошла забирать его на станцию, но не нашла. Санитар сказал, что ее муж здесь лежит, мол, ищи лучше. И вот на полу она увидела худого старика, который смотрел на нее огромными глазами. Мама забрала его к бабушке, у которой мы все жили. Отец умер через три месяца, было ему 27 лет. На поминках я опять услышала этот вальс «Березка». Играл дядя Алеша, отцов брат, который спустя два месяца погиб на фронте. Вальс «Березка», по рассказам мамы, был их самым любимым. И как только я научилась играть на баяне, первое что сыграла – этот вальс, который звучит во мне всю жизнь.

В городе было очень трудно, страшный голод. Помню вечное ожидание мамы с хлебом (лучшая еда до сих пор!). Не было игр, часто плакали дети и взрослые. По земле ходили босиком, было много стекла и камней без зелени, травы, цветов. Нет ярких красок, нет песен. Все серо.

9 мая 1945 года помню очень хорошо. Мимо нашего дома бежит женщина и голосит: «Война закончилась!». Вокруг все стали кричать, бегать, обниматься, плакать! Вскоре мы переехали из Канска на Подсобное хозяйство Туберкулезного санатория в 7–8 км от города. Эта маленькая деревушка нас спасла. Мама работала заведующей в санаторной школе. Там я пошла в первый класс. Мы с сестренками впервые увидели и попробовали овощи, ягоды, другие продукты. Началась наша новая жизнь, мое детство. Мы увидели поля, огороды за школой, сад, ручеек Моховушка. Было много игр и первое купание. Бегали в лес. Много животных, птиц, осенняя яркая природа, букеты цветов из чудных листьев – все это в тот победный год.

А потом начались будни. Много работы. Сестры – по дому, работа на огороде. Мои обязанности – дрова, вода, стирка с обязательной паркой (мыла нет, а золы много), куры, поросенок, а главное – корова Майка. Сначала мы траву рвали руками, всё лето готовили на сено. Перчаток не было, мозолей много и всяких заноз. С четвертого класса с мамой ходили в лес, готовили (косили) сено. С 4 класса мы, вся наша детвора Подсобного, помогали матерям. Работали на полях с тяпками. Интересно, дружно. Радовались каким-то деньгам для наших матерей. После работы бегали купаться на реку Кан. Солнце, вода! Красота! Игры: лапта, хороводы на праздниках Пасха, Троица. Зимой игры на каникулах, в Рождество. Наряжались, бегали по домам, пели колядки. Катались на чем придется. Зимние игры – все на улицах. Дома не сидели: нет радио, нет света.

Когда я училась в 7 классе, мама спросила у нас: “Купить вам сарафаны ситцевые?” А мы попросили велосипед! Купили велосипед. Радость на все Подсобное. Ходили в старых, совершенно белых сарафанах – вылиняли. Но мы не замечали: все вокруг так же плохо одеты. Но зато я хозяйка велосипеда – чистила, ухаживала. Вокруг меня вся детвора: велосипед один на нашем Подсобном. Катались все, и я всех катала по очереди. Катались мальчишки, даже подростки. Мой велосипед все берегли. До самого снега я ездила на нем в школу. Ведь после начальной школы я училась в семилетней школе № 19 в Канск-Перевозе, а это больше 5 км от Подсобного, а затем в средней школе № 20 в Канске, а это уже 8 км от дома. Так что каждый день приходилось выходить затемно и через поле, лес, грязь, сугробы идти в школу. Но училась с удовольствием, всегда была затейницей. Помню, привезли в Подсобное кино, а нас, маленьких, не пускали. Мы придумали сами кино. Я нарисовала фигурки сказочные, лоскут простыни (мама не ругала), свеча. Фигурки пришитые, свеча, за лоскутом «шевелятся артисты» – мои сестры и другие читают роли. Радовались. Всем тоже надо показать. Во всех домах посмотрели наше кино. Позднее, когда все подросли, ходили в кино с билетами. А я без билета, потому что мне поручали писать афиши. Я гордилась.

По берегам Кана было много глины – белая, желтая, красная, голубая. На школьной крыше – моя мастерская. Лепила, дарила игрушки. Там же мы с девочками играли, лепили, уроки учили. На крыше было наше, девчонок, место. Никто не мешал. Мама знала, что я была старшей, мне доверяла, а я помогала маме во всем.

На Подсобном не было радио, приемников, а музыка звучала во мне. До войны всегда слушала, когда отец на баяне играл. Его довоенные песни помню до сих пор. И вот в 8 классе провели электричество, радио. У меня началась другая жизнь – звучит музыка целый день на столбе у школы. После работы лезла на крышу, «играла» на дощечках, как будто на баяне. Подсобное, это моя Родина – закалка на всю жизнь, работа на земле, с людьми, детьми. Всегда около меня ребятня, разные дела, самодеятельность. Водила в походы мальчишек и девочек. Все дружно, весело, интересно, не забывается то время нашего детства и юности. Помню все это с любовью и хорошими мыслями.


Комментарии: