22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Это скорбная дата в истории нашей страны. Вероломное нападение фашисткой Германии, которая без объявления войны ранним утром воскресного дня вторглась на территорию СССР, принесло в каждую советскую семью много горя и слез. Мы, потомки победителей, 22 июня отдаем дань памяти всем участникам тех трагических событий. И не только воинам-победителям, но и тем, чье детство пришлось на военные годы. Многие из них претерпели немало бед и лишений, испытали голод и холод, трудились наравне со взрослыми в тылу. Не все дождались с фронта своих отцов, матерей, старших братьев. В год 75-летия Победы на страницах газеты мы рассказываем о дивногорцах, детство которых было опалено войной. Наш очередной рассказ посвящен Любови Федотовне Дубовцовой. Редакция публикует ее воспоминания о детских годах в период Великой Отечественной войны.

Родилась Л. Ф. Дубовцова 30 декабря 1938 г. в г. Керчь (Крым). После войны, в 1947 году, переехала вместе с мамой в Кемерово. Окончила школу, поступила в Алтайский молочный техникум. По распределению уехала в Читу, работала на гормолзаводе. В Чите вышла замуж. Вместе с мужем переехала в д. Колга Читинской области. С 1966 по 2018 гг. прожила в п. Тяжин Кемеровской области, работала на молочноконсервном заводе. В 1994 году вышла на пенсию. В Дивногорск переехала в мае 2018 года. Здесь проживают ее сын Евгений, двое внуков – Андрей и Анна Дубовцовы и двое правнуков.

В далекие 30-е годы наша семья жила на Алтае. Там летом зачастую стояла жара, а потому нередко случалась засуха, неурожай, голод.

В молодой Республике Советов развернулись очередные мероприятия: раскулачивание, коллективизация. Мои родители с кучей детей, как и многие другие семьи, с ужасом смотрели на происходящее, пытались что-то предпринять. Рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше. Натерпевшись от всего, что тогда происходило, родители, спасая жизни детей (двое из младенцев умерли) и себя самих, вынуждены были уехать. Так оказались в Крыму, городе Керчи, который находится на берегу пролива, соединяющего Черное и Азовское моря, славившегося богатым уловом разной рыбы. Здесь в большой и дружной семье седьмым ребенком родилась я. Там нас и застала война. Керчь во время войны несколько раз переходила, как говорят, из рук в руки. То его захватывали немцы, то с неимоверными усилиями и большими потерями вновь отбивали наши войска. Папа ушел на фронт, и мама осталась одна с тремя детьми. Старшей сестричке было всего 14 лет, когда фашисты ее угнали в Германию.

Как-то по радио объявили, чтобы население уходило прятаться в Аджимушкайские каменоломни. Тысячи людей потянулись туда. Там было много военных и партизан.

Наша мама, будучи глубоко верующей, не повела нас, детей, в шахты. «Если Богу угодно, чтобы мы остались в живых, останемся здесь, в городе», – сказала она. Немцы следили за городом и, узнав, что большая часть жителей ушла в катакомбы, тут же начали отрезать путь, по которому в Керчь доставлялись продукты и вода. Сначала молодые девочки носили воду в ведрах в катакомбы из колодца, но потом и это стало невозможно, так как немцы держали колодцы под контролем. Затем в катакомбах стали выбирать людей, которые высасывали воду из камней потолка и стен. Колодцы с водой были отравлены или завалены трупами, а в катакомбы пустили ядовитый газ.

Матери, как потом рассказывали, якобы убивали детей, чтобы не видеть их страданий, а потом умирали сами. В глубине катакомб была братская могила из трупов.

Город был разрушен на 85%, в живых остались единицы, в том числе и мы. Когда немцев прогнали, нас, детей, мама на время перевезла в деревню Киянды, чтобы не умерли с голоду. Там мы и встретили День Победы. Мне тогда было всего 6 лет, но я отлично помню, когда объявили о Победе. Все люди хлынули в клуб, народу было столько, что все не вместились. В дверях поставили стол, чтобы никто больше не входил. Но мы пролезали под столом, между ног дежурной, и мигом растворялись в толпе. Услышав объявление о конце войны, все ликовали.

На другой день по главной трассе через деревню пошли наши танки. Солдаты бросали нам гостинцы: сахар, сухарики, конфетки. Стали возвращаться с фронта мужья, сыновья, дочери. Наша мама уехала в город раздобыть рыбки, а мы с братишкой остались одни. Вечером братик залез спать на печь, я легла на кровать. Проснувшись утром, вдруг увидела рядом с собой спящего крепким сном мужчину. Я осторожно слезла с кровати, подошла к изголовью и говорю: «Дяденька, вставай, уже утро!» Он открыл глаза. Встал с постели, поднял меня высоко над собой, расцеловал. Это был мой папа! Слез с печи и братишка. Со слезами они обнялись, расцеловались.

После объявления победы начался обмен пленными. Немцев отправляли в Германию, из Германии возвращались наши. Вскоре мы встретились со своей сестренкой Ниной, угнанной немцами. Сестра рассказала, что сначала ее отправили в концлагерь, но она оттуда сбежала. Помогли наши женщины, работавшие вместе с ней. Одиноко стоящую на остановке под проливным дождем, ее подобрала семья фермеров и взяла к себе.

У них Нина проработала до дня нашей Победы. Вскоре мы вновь с родителями перебрались в Керчь, на мою Родину.

Вот так неустанными молитвами моих родителей вся наша семья, пройдя через горнило испытаний, благодаря Богу, осталась в живых.

День Победы и сейчас для всего народа и для нас, детей, внуков и правнуков победителей, является не просто праздником, а днем воспоминаний, скорби и радости.


Комментарии: