Овсянка. Фото Е.С. Казакова

ОВСЯНКЕ – 350 лет!

Процветание крестьян овсянских приходится на XIX век.

Статский советник Иван Пестов описанию Овсянки посвятил целую главу в своей книге «Записки об Енисейской губернии Восточной Сибири 1831 года»: «Из деревень сего округа заслуживает внимания Овсянкина Подгорной же волости в 20 верстах от Красноярска на правом берегу Енисея. Деревня сия населена многолюдными и зажиточными крестьянами, как редкий пример размножения человеческого рода…». Используя только традиционные методы земледелия, овсянцы собирали богатый урожай: «рожь самодесятое зерно, ячмень двенадесятое, пшеница четвертое, овсянка седьмое, горох до двадцати, лен и конопля до двадцати пяти…».

Царицу полей – картошку – овсянцы, как и многие крестьяне приенисейского края, стали разводить только в начале XX века. Но и без нее столы в местных избах не пустовали. А как они умели встречать гостей, рассказал красноярский художник, ученик Сурикова, Дмитрий Каратанов: «В просторной комнате, в которую мы вошли, вокруг стола с расставленною на нем разнообразной снедью сидело около десятка крестьян. Мне прежде всего бросились в глаза стоявшие на столе деревянные, ярко расписанные цветами жбаны, содержимое коих, как оказалось потом, состояло из браги. Светло, тепло, разговоры. Появились пельмени. А через короткое время красный жбан с брагой появился и на нашем столе. Пили и похваливали».

Что касается численности населения, то по десятой ревизии 1858 года в Овсянке насчитывался 71 двор и проживало 337 душ мужского пола и 192 души женского пола. Мужчин все еще было побольше. Поставили овсянцы у себя и часовню деревянную, но на каменном фундаменте. Из ближайшего прихода – Торгашинского – по праздникам приезжал на службу батюшка. А потом, как построили Знаменский Скит выше по Енисею (будущий Дивногорск), уж из Скита приезжали иеромонахи крестить, отпевать, венчать и прочие христианские нужды отправлять. Не обидели овсянцы и ребятишек своих, построили им избу-школу. Да только часто пустовала она: учить было некому, а иногда и некого. Грамотных было мало, за ненадобностью дети, вырастая, быстро забывали свои навыки в письме и чтении. Но жили не тужили и гостей могли встретить не только своих, но и заморских. Да так, что те долго об этом помнили. В 1878 году первый японский посол в России, вице-адмирал Эномото Такэаки возвращался из Петербурга в Японию через Сибирь.

Два месяца сибирских путешествий подробно описаны в его дневнике. 7 августа он прибыл в Красноярск, но на ночлег остановился в Овсянке. А красноярскому окружному исправнику через переводчика передал, что остался вполне доволен ночлегом в Овсянке и хлебосольством радушных хозяев.
Чего не было в Овсянке в ту пору, так это кладбища возле села. И возили они покойников прямо в гробах через Енисей на лодках. Не раз и не два встречалась красноярцам сия жуткая процессия, пока не прозвали овсянцев «гробовозами». Потом и кладбище сельское появилось у Фокиной речки, и гробы перестали возить через реку, а прозвище так и осталось.

Много чего было в истории Овсянки за два с половиной столетия – и хорошего, и плохого. И люди разные рождались. Одни воевали да других защищали, другие землю пахали да хлеб растили, кто охотой да рыбной ловлей промышлял, были и мастеровые известные, и ремесленники умелые. Даже свой цирюльник был, снискавший уважение не только односельчан, но и красноярских кавалеров и модниц, когда перебрался жить в город. Много за эти годы поколений сменилось.

По материалам сайта школы №7
имени В.П. Астафьева и книги
Игоря Федорова «Сказания земли Овсянской».
Подготовила Ольга Гаманович

Фото Елена Казакова


Комментарии: