Сколь бы тщательно ни планировалось преступление, злоумышленники всегда оставляют следы. Другое дело, их нужно обнаружить, даже микроскопический волосок может помочь в раскрытии дела. Этим и занимается служба криминалистики, которая в самом начале марта отмечает свой профессиональный праздник.

ПО СЛЕДАМ ПРЕСТУПЛЕНИЙ3Технологии раскрытия преступлений далеко шагнули со времен Шерлока Холмса. Например, сегодня на вооружение полиции взяты достижения генетики, с помощю расшифровки кода ДНК на скамью подсудимых отправлен уже не один зло- умышленник. Современные криминалистические исследовательские центры оснащены высокотехнологичным оборудованием, где каждый сотрудник настоящий профессионал в своем направлении. К примеру, баллистик, который может рассказать об особенности огнестрельного оружия, его характеристиках по одной пуле, а дактилоскопист может сделать отпечатки пальцев даже по размытому и стертому следу. Но «на местах» у экспертов базовыми остаются старые приемы: пинцет, лупа, порошки и химические реактивы. Ведь улики сначала нужно найти и сохранить, а уж затем производить исследования, анализ, сопоставление и так далее. Поэтому и приходится криминалисту заглянуть в каждый уголок, каждую щелочку, поднять каждую травинку, чтобы найти тот самый след, который поможет раскрытию.
Об этом нам рассказал человек, посвятивший криминалистике большую часть своей жизни. Старший эксперт группы дислокации г. Дивногорск экспертно-криминалистического отдела Межмуниципального управления МВД России «Красноярское» Алексей Владимирович Жданов. Работает криминалистом 23 года.
ИЗ СЛЕСАРЕЙ В ЭКСПЕРТЫ
Изначально свою жизнь Алексей Жданов не планировал связывать со службой в правоохранительных органах. Учился в красноярском ВТУЗе (ныне Аэрокосмический университет). Хотел стать инженером, но судьба решила иначе. После свадьбы пришлось перевестись в другой вуз, на заочное отделение. Молодой семье нужны были деньги. Устроился на завод НВА слесарем-инструментальщиком, в те тяжелые годы платили нерегулярно – «усатиками». Такое положение дел Алексея не устраивало, поэтому и решил служить в милиции. С тех пор началась его работа экспертом-криминалистом. Специальность инженера-технолога, которую получил в красноярском государственном техническом университете, не очень подходила новой профессии. Законодательство и юридические нормы постигал во время службы, навыки криминалиста получил в Саратовской высшей школе МВД. Опыт перенимал у коллег в процессе деятельности. Алексей Владимирович с гордостью вспоминает своего руководителя Виктора Валентиновича Головизина, который, проработав в правоохранительных органах 33 года, после ухода на пенсию перешел работать в экспертно-криминалистический центр (ЭКЦ) Красноярска. И все-таки технические знания пригодились на новой работе, так как криминалист еще и химик, и физик, компьютерщик и фотограф. Собранные с места преступления образцы Алексей Жданов зачастую отвозит в ЭКЦ, где имеется дорогостоящее современное оборудование, например, установка для измерения скорости полета пули, но все исследования производит самостоятельно. Если случай особый, сложный, всегда на помощь придут красноярские коллеги.
ПО СЛЕДАМ ПРЕСТУПЛЕНИЙ5ПОМОГЛА СТОПКА
За 20 с лишним лет Алексею Жданову пришлось принять участие в раскрытии тысяч дел. В ходе нашей беседы он вспомнил о некоторых из них. Несколько лет назад в Дивногорске произошло убийство. Из квартиры пропали вещи жертвы. Прибывшая на место преступления оперативная группа опросила соседей и знакомых убитого. Выяснилось, что мужчина был любитель выпить, щепетильностью в выборе собутыльников не отличался. Мог запросто пригласить к себе домой первого встречного. Никаких улик, наводящих на личность преступника, милиции обнаружить не удалось. Казалось, уголовное дело попадет в разряд «темных», то есть тех, которые не удастся раскрыть. Но на столе, где распивались спиртные напитки, стояли две стопки, на одной из них обнаружили след отпечатка пальцев. (Именно след, пояснил Алексей Жданов, а не отпечаток. Отпечатком он становится, когда его распечатывают на бумаге или переносят на какой-либо другой носитель). Проведя дактилоскопическую экспертизу, пробив «пальчики» по базе, удалось выяснить имя и фамилию подозреваемого. Оказалось, он проживает в одной из деревень Красноярского края, в Дивногорске был проездом, никто об этом не знал, потому преступник был уверен, что его не найдут. Нашли. Местные, тогда милиционеры, приехали в деревню, где он проживал, на квартире нашли вещи убитого дивногорца. Отпираться не было смысла.
ПРО ПАССАТИЖИ И ТОПОР
Многие еще помнят времена, когда активизировались любители собирать «лом» цветных металлов. Некоторые из них не гнушались обрезать кабель, открутить табличку с памятника и так далее. Одно время в Дивногорске «орудовал» такой мастер. У милиции была оперативная информация на конкретное лицо, но поймать его с поличным не удавалось. Тогда на помощь пришла криминалистика. При обыске у подозреваемого было изъято несколько пассатижей. В ходе проведения экспертизы, сравнивая срезы проволоки и режущую кромку инструмента, удалось доказать, что кабель был «откушен» этими самыми пассатижами, что послужило уликой для привлечения к ответственности злоумышленника. В другом эпизоде исследовали топор. И доказали, что его владелец совершил незаконную порубку деревьев в Дивногорске. Таких примеров у криминалистов множество.
ПО СЛЕДАМ ПРЕСТУПЛЕНИЙ2ПЕРВЫЙ РАЗ БЫЛО ЖУТКО
– Свой первый выезд на убийство, – рассказал Алексей Жданов, – запоминаешь навсегда. Преступление произошло в одном из домов по
ул. Гидростроителей. Несколько молодых мужчин пили водку, поссорились, вспыхнула драка. Она завершилась трагически – одного парня преступник порубил топором, но он выжил. Другого, получившего множественные ножевые ранения, спасти не удалось. Зашли мы в эту квартиру, а там кровищи… Спертый запах табачного дыма и водочного перегара смешался с запахом крови. Картина впечатляющая. Мне стало плохо, напарник увидел это, отправил меня на улицу. Я продышался, вернулся и продолжил собирать улики.
– Основная часть убийств – это так называемые «бытовые», – продолжил Алексей Владимирович, – они легко раскрываются, так как преступник чаще всего находится на месте преступления, рыдает в соседней комнате, а бывает и спит за столом рядом с трупом. Это нелепые убийства, но они самые жестокие и кровавые. Только что сидели, выпивали, мирно беседовали, потом у кого-то «сносит крышу», хватаются за то, что под рукой, – нож, топор, молоток или бьют бутылку, чтобы порезать человека ее осколками. Представляете? Бытовые убийства, если так можно выразиться, выглядят гораздо страшнее заказных, где только несколько огнестрельных ран. Не дай Бог такое увидеть! Хотя любое убийство – страшное дело.
ПО СЛЕДАМ ПРЕСТУПЛЕНИЙВ «ЛИХИЕ» 90-Е
Довелось Алексею Жданову столкнуться и с заказными убийствами. Выезжали на «огнестрел». Автомобиль с застреленным мужчиной стоял недалеко от дороги. Были случаи, когда из Енисея и Маны доставали трупы с привязанными к ногам гирями. В этом случае преступники хотели уйти от правосудия, поэтому старались оставлять как можно меньше следов. На месте совершения преступления криминалисты искали малейшие зацепки, вплоть до микроволокон и биологических следов. Окурки собирались со всей территории, берег становился чистым, словно после субботника.
– В 90-е еще не проводились исследования на ДНК, – уточнил А. Жданов, – это сейчас у нас есть ЭКЦ – великолепная лаборатория. Сегодня по окурку или жвачке можно установить преступника с высокой вероятностью. А тогда собранные улики, к сожалению, раскрыть преступление помогали не всегда. Но это не напрасный труд. Вещдоки заносятся в картотеку и долгое время хранятся. Бывает, что они «всплывают» при совершении другого преступления. Например, убили человека, пулю сохранили, хотя преступника найти не смогли. Проходит несколько лет, и тот самый пистолет вновь становится орудием преступления. Злоумышленнику предъявят оба убийства, старое и новое. Такие случаи в уголовной практике бывали.
О ЮРИДИЧЕСКИХ НЮАНСАХ И ЧЕМОДАНЕ
Порой и следы пальцев, собранные на месте преступления, помочь следствию ничем не могут, если дактилоскопические образцы отсутствуют в базе данных. В России нет закона об обязательной дактилоскопии для всех граждан, проходят ее лишь сотрудники силовых ведомств, а также люди, привлекавшиеся к уголовной или, в особых случаях, к административной ответственности. Заставить подозреваемого сдать «пальчики» добровольно практически невозможно, а юридического основания нет.
– Это в сериале «След» про криминалистов эксперт только получит отпечатки, – смеется Алексей Жданов, – как тут же знает, кто преступник. художественный вымысел, а в реальной жизни все иначе. Поэтому нередки случаи, когда отпечатки пальцев лишь пополняют базу данных, чтобы потом «выстрелить».
И все же на месте преступления ищут, прежде всего, следы пальцев. Для этого у криминалиста есть чемоданчик с различным оборудованием, порошками и кисточками, химическими аэрозолями. Оказывается, не все так просто. Как пояснил Алексей Владимирович, порошки бывают разных цветов и состава. Одни с металлическими присадками для магнита, другие на основе углерода. Светлые порошки для темных поверхностей и наоборот. Аэрозоли же применяются, чтобы снять отпечаток пальца по жировым отложениям.
– Тут много нюансов, – добавил Алексей Жданов. – У меня, так скажем, «средний чемоданчик». Есть дорогостоящие, в них входят специальные фильтры, позволяющие видеть в ультрафиолетовом спектре, а также различные приборы. Но нам такие и не нужны, хотя, конечно, хотелось бы, просто ради интереса. Они необходимы при раскрытии сложных преступлений. У нас подобное случается редко.
Профессию эксперта-криминалиста нельзя назвать романтичной. Она относится к элите МВД – и это не вызывает никаких сомнений. Ею могут овладеть только особо внимательные интеллектуалы, стремящиеся к личному постоянному совершенствованию и овладению новейшими технологиями проведения исследований и экспертиз. чтобы не оставить преступникам никаких шансов уйти от наказания.

Андрей ИВАНОВ


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ