Егор Оль: ТЕЛЕВИДЕНИЕ ПОЯВИТСЯ В ИЮЛЕ

0
706

(Продолжение. Начало – в «ОЕ» № № 19, 20 от 20 и 27 мая 2016 г.)

Редакция продолжает публиковать отчет с «прямой линии» главы города Дивногорска Е.Е. Оля с читателями «Огней Енисея» и жителями города и поселков. «прямая линия» состоялась 12 мая с.г. вопросов было задано много, и мы разбили публикацию отчета на несколько номеров. Напомним, что на «прямой линии» присутствовали и гости из Красноярска – депутат краевого Заксобрания Ю.М. Данильченко и председатель краевой общественной организации ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов А.П. Самков, а также заместители главы города, председатель дивногорского горсовета Ю.И. Мурашов, руководители городских служб и организаций. Модератором выступила главный редактор
«ОЕ»
 Л.И. Климович.

Егор Оль: ТЕЛЕВИДЕНИЕ ПОЯВИТСЯ В ИЮЛЕЛ.И.: Вопрос адресован, полагаю, не только Егору Егоровичу, но и нашим гостям – Юрию Михайловичу и Анатолию Петровичу: «На Красноярском море и на реке Мана земли отведены владельцам так, что нельзя подойти к воде. Как такое возможно?». Речь, видимо, идет о том, что строения у Енисея и Маны загораживают береговую полосу и пройти там невозможно. Особенно ярко это проявляется в Овсянке. Как вы считаете, с этим можно бороться? Это нас всех очень беспокоит.

Е. Оль: Согласно федеральному закону территория шириной 30 метров от кромки воды никоим образом не может быть никем занята. В данном случае необходимо обращаться к прокурору, в суд – других способов решения данной проблемы нет.

Егор Оль: ТЕЛЕВИДЕНИЕ ПОЯВИТСЯ В ИЮЛЕЮ. Данильченко: Егор Егорович правильно сказал, что есть федеральный закон, есть возможность обращения в природоохранную прокуратуру. Такая инициатива может исходить как от населения, так и от муниципальной власти. Я поясню на собственном опыте. У меня часть гостиничного комплекса находится на берегу Енисея. И чтобы избавиться от мусора, я взял и отгородил  ее от остального берега. И заплатил большую сумму денег. Мне указали: или отступай 30 метров, или делай калитку, чтобы был свободный доступ к реке. Инициировали этот вопрос жители, которые там живут. И я как законопослушный гражданин распорядился, чтобы сделали калитку. Она на замок не закрывается, у людей есть доступ к реке.

А. Самков: Вопрос очень злободневный, и я поддерживаю коллег в том, что прокуратура должна реагировать. К нам в региональное отделение Общероссийского народного фронта было несколько аналогичных обращений.
В частности, из деревни Минино Емельяновского района. Там был застроен весь берег вплотную к озеру. Как отреагировала прокуратура? Она привлекла застройщика к административной ответственности и понудила снести незаконно построенное в прибрежной полосе сооружение. Такая же история произошла в Шарыповском районе, на знаменитом озере Большое. идет многолетний процесс, он еще не закончен, но вместе с тем незаконные постройки и шлагбаумы сносят. Замечу, это нередко происходит на наших глазах, и поэтому нужно реагировать на более ранней стадии, пока ничего не сооружено, прекратить стройку. Тогда и конфликт будет не столь напряженным.

Л.И.: Вопрос задают ветераны Красноярскгэсстроя: «Молодые люди портят памятники Бочкину и Победе в Великой Отечественной войне. Как поработать с педагогами, чтобы они этого не делали?».

Е. Оль: Я уже приводил пример бабушки с внуком. Приведу еще один. Супруги с ребенком приходят к педагогу и спрашивают: «Когда начинать воспитывать малыша?».  «Сколько ему лет?», – спрашивает он. «Один год», – отвечают. – «Вы опоздали на два года». Мы же четко понимаем, что человек формируется как личность максимум до 7 лет. Что касается учителей, то не думаю, что хотя бы один преподаватель в Дивногорске советовал детям кататься на плитах у памятника Бочкину. Это святое место. человек формируется в семье, поскольку в школе он проводит 6 часов, а остальные 18 дома. Мы же понимаем, что основной метод воспитания – собственный пример. Наши дети нас копируют, и притом не лучшие наши качества. Поэтому давайте  обратимся к семье. Это же наши дети и внуки, и нам их нужно воспитывать, за нас это никто не сделает. А ставить у памятников и в других местах дежурить полицейских… Я полагаю, им и так есть чем заняться.

А. Самков: Должен заметить, что в Красноярском крае много фактов вандализма. И я не совсем согласен с Егором Егоровичем. В Красноярске в прошлом году в парке Гвардейский на памятниках Героям Великой Отечественной войны были изображены фашистские свастики, и сделали это молодые люди 18 – 20 лет. Один из них написал еще и пробандеровские фразы. В Ачинске у Вечного огня девушки танцевали, делали селфи, размещали в Интернете. Семья семьей, но есть и так называемое потерянное поколение. В 90­е годы слово «патриотизм» было очернено донельзя. Молодые люди росли в этой атмосфере бездуховности, и сегодня их много. Я полагаю, надо и ветеранским организациям, и образовательным учреждениям плотно работать с молодежью. У нас в некоторых учебниках истории о Великой Отечественной войне – две­три страницы. Дети не знают, кто войну начал: то ли Гитлер на нас напал, то ли мы на Германию…

Г. Волкова (вопрос из зала): На нашей территории был завод НВА. Его развалили, до сих пор стоят корпуса цехов. Если хозяин не хочет там убрать, город имеет право взять компенсацию за то, что развалили завод и все оставили. Там ведь можно что­то построить, организовать какое­то новое производство.

Е. Оль: Я почти пять лет был генеральным директором завода НВА. И разочарую вас: землю, будучи директором, я выкупил у муниципалитета. И эта земля сегодня принадлежит собственнику, который приобрел завод. А компенсации можно получить только в рамках действующего законодательства.

Г. Волкова: Еще один вопрос: «Почему закрыли библиотеку на ул. Чкалова?».

Е. Оль: Библиотека располагалась в помещении порядка 100 кв. метров, а буквально в 200 метрах – другая библиотека, в несколько раз больше по площади. И помещение библиотеки мы передаем молодежи. Ни пивной, ни магазина, ничего другого там не будет. Чьи права мы ущемляем таким решением? Молодежи в городе сегодня негде пристроиться, поэтому мы отдаем им это помещение. Что касается обеспеченности библиотеками на душу населения, то, уверяю вас, Дивногорск по этому показателю впереди всех территорий Красноярского края. И проблема с этой библиотекой совершенно надуманная.

Л.И.: Следующий вопрос от ветеранов города: «Город очень некрасиво застраивается домами под снос ветхого жилья. Почему?».

Е. Оль: Не знаю, мне нравится, вам – нет. Возьмем дом на ул. Чкалова, 44а – что  вам там не нравится? Фасад обшит керамогранитом. Он не выцветает, не стареет. Были опасения, что плиты будут разбивать, но они, к счастью, оказались напрасными. Проблем с этим нет. На ул. Лумумбы 17а, 19а, ул. Школьной, 2 и 3 – какие с ними проблемы? Чкалова, 37б – кирпичный дом. Что там некрасивого? Что касается строящегося дома на ул. Бочкина, то там будут цветные балконы – голубые или синие. Он уже достраивается. Энергоэффективный дом мне тоже не нравится. Но нам поставили условие – вы будете строить этот дом на 24 квартиры или не будете? Вопрос стоял так – он либо будет построен в Красноярске, либо в Шарыпове, либо еще где­то. Давайте спросим тех жителей, которых мы туда переселили: готовы ли они были ждать переселения, условно говоря, до сентября 2016 года? Думаю, что нет.

Л.И.: Вопрос: «Егор Егорович, зачем вы выключили так рано отопление в здании администрации? В помещениях – «дубак»!».

Е. Оль: «Дубак» за окном, а не в здании. Я в своем кабинете сижу в рубашке. Никто не предполагал, что в мае будет такой природный катаклизм. Но в ближайшее время ожидается до плюс 23 градусов. Поэтому тепло в жилых домах, скорее всего, отключим 23­25 мая (отопительный сезон завершился 27 мая – прим. ред.). По школам и детским садам в прошлом году мы закончили отопительный сезон 10 июня, в позапрошлом – 3 июня. В этом году решение примем по погоде.

Ю. Мурашов: Замечу, что на чиновниках Егор Егорович
сэкономил городу 100 – 150 тысяч рублей…

Л.И.: «Возобновит ли в городе работу местное телевидение? Или не стоит больше надеяться на новости в телеэфире?». Спрашивает Марина Сергеевна.

Е. Оль: Каждый понимает, что дивногорское телевидение – это частное предприятие и может функционировать лишь после того, как владелец убедится, что затраты на продление лицензии, замену оборудования (а это недешево – одна телекамера 200 тысяч рублей стоит) – все это будет не в пустоту… Я общаюсь с собственником этого бизнеса. Он обещает к июлю этого года телевидение реанимировать. В телекомпании идет работа, и будем надеяться, что это произойдет. Телевидение должно быть. И все от нас зависящее мы сделаем.

Александр СПИРИН

 


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ