Худенькая невысокая женщина неотрывно наблюдала за попутчиками, сидевшими напротив. Мама раздраженно отчитывала ребенка лет 12 за то, что он запачкал рукав куртки. Женщина некоторое время слушала высказывания родительницы, а потом, наклонившись к ней поближе, что-то негромко сказала. Я расслышала лишь окончание фразы: «… такая мелочь».
Мамочка вскинула на нее злобный взгляд и, проворчав в ответ «не ваше дело», пересела на другое сиденье. Женщина прикрыла глаза и помрачнела. Испугавшись, что ей стало плохо, я тихонько спросила, нужна ли ей моя помощь. Женщина в ответ отрицательно мотнула головой и отвернулась к окну.

Помолчав немного, она вновь повернулась ко мне и произнесла:
– Когда-то меня тоже выводили из равновесия подобные мелочи, – женщина кивнула в сторону ворчливой мамочки. – Но жизнь заставила пересмотреть отношение.
Моя собеседница снова замолчала и уставилась в окно рассеянным взглядом. Казалось, что она даже не замечает пейзажа, мелькающего за окном. Позже мы с ней все-таки разговорились, и Оксана (так звали мою попутчицу) рассказала мне о том, как менялись ее взгляды на жизнь.

Все началось три года назад. Ночью у дочери Оксаны, тринадцатилетней Насти, случился приступ. Сильно скрутило низ живота, и ее мама в панике вызвала «скорую». Медики приехали только через сорок минут. Все это время женщина металась рядом с дочерью, не зная, чем помочь. У девочки поднялась температура, боли были такие, что она, свернувшись комочком, лежала прямо на полу и плакала.

– Вещи собирайте, срочно в больницу, – хмуро сказал врач, осмотрев пациентку. В приемном покое девочку без промедления подняли в операционную. Оказалось, что у нее лопнула киста на яичнике. Все время, пока шла операция, Оксана мерила шагами больничный коридор, то и дело молясь про себя за удачный исход.

После выписки из больницы Настя долго не могла восстановиться. Не было аппетита, постоянно мучили боли и слабость. Оксана не находила себе места. Перемена в состоянии дочери была настолько резкой, что это замечали все. Девочка словно погасла после операции. Как будто кто-то нажал на выключатель, и детский озорной огонек в ее глазах перестал гореть. В какой-то момент Оксана не выдержала этой неопределенности и попросила у лечащего врача направление в краевую больницу для более полного обследования. С того дня, как она с дочерью перешагнула порог клиники, в их жизни начался самый настоящий ад. Бесчисленные обследования, анализы и скрининг-тесты в итоге показали, что у Насти рак.

Собрав все возможные средства, женщина отправилась с дочерью в Центр детской онкологии в Москву. Им пришлось пережить очень много страданий и боли, прежде чем была поставлена заветная метка «ремиссия» в больничной карте. Они вернулись домой через несколько месяцев. Казалось, болезнь отступила. Но потом начался новый круг. Дочь снова увезли на «скорой» с приступом. Последовала еще одна операция, после которой требовалось обследование и лечение, доступное только в Израильской клинике. Оксана продала квартиру вместе с мебелью, все равно перевозить ее было некуда. Собрав нехитрые пожитки, женщина с дочерью уехала в другую страну. Она в тот момент даже не думала о том, что им с Настей некуда будет возвращаться и не на что существовать. Не представляла себе, где будет в Израиле жить. Но эта клиника была их последней надеждой.

Настя перенесла в Израиле еще одну операцию и тяжелый курс химиотерапии. На сегодняшний день у девочки стабильное состояние, которое не вызывает опасения у врачей. Но при этом никто не знает, чем обернется завтрашний день.
Сейчас Оксана с дочкой живет на съемной квартире. Те, кто на самом деле был другом для этой маленькой семьи, не оставляет их и сейчас. Они помогли женщине снять квартиру и устроиться на работу.

– Самое удивительное, – сказала Оксана в заключение нашего разговора, – что эта болезнь стала для нас не только периодом серьезных испытаний и слез, но и временем, когда я училась понимать, что на самом деле важно, а что – мелочи жизни. Как, например, запачканный рукав. Когда находишься там, где жизнь и смерть ходят рядом, и ребенок, который сегодня, улыбаясь, рассказывает веселый сон, завтра может не проснуться, то начинаешь пересматривать приоритеты.

После встречи с Оксаной, я долго думала о том, стоит ли рассказывать эту историю здесь. Но вечером, возвращаясь с работы, стала свидетелем похожей сцены. Только в этом случае ребенок был помладше и совершил преступление посерьезней – он порвал куртку, катаясь с горки. Мама отчитывала так, что даже прохожим было неловко слушать. Она несколько раз повторила фразу: «Как ты мне надоел!» По всей видимости, это не первая порванная куртка. Но ведь на то они и мальчишки! Я сразу вспомнила Оксану и подумала о том, что она бы непременно сказала этой женщине, что на самом деле ценность представляет другое: когда родной человек жив и здоров. Он рядом, и вас никто не может разлучить. А порванная куртка через пару месяцев уже потеряет свою актуальность, потому что зима закончится. Жизнь должна строиться совсем на другом фундаменте, который состоит из безусловной любви друг к другу.

Искренне ваша Наташа


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ