Кому покоряются вершины профессионализма

Сразу после переезда в Дивногорск угораздило меня подхватить простуду. Да не простую, а с осложнениями. Уши будто заткнули ватой, каждую фразу переспрашивала, нос отказывался функционировать. Хотела было поехать к лору в Красноярск, но в конце концов из-за плохого самочувствия сдалась и пошла в дивногорскую поликлинику. Правда, настроение у меня было скептическое: почему-то заранее решила, что в провинциальной больнице мне не окажут должной медицинской помощи. Сейчас-то понимаю, что просто ещё с Александром Фёдоровичем Вершининым не была знакома.

Дивногорская больница, утро. В коридорах полно народа, что вполне ожидаемо, учитывая сезон простуд и ОРВИ. Но больше всего людей возле кабинета отоларинголога. Всё еще сомневаюсь: а может, лучше в Красноярск? Осторожно интересуюсь, за кем мне держаться, но, оказывается, очередь перепуталась: кто-то с талоном, кто-то с острой болью, кто-то просто спросить. Две женщины спорят, кто из них пришёл раньше. Очередь наблюдает с интересом, чья возьмёт. Со вздохом опускаюсь на лавку, понимая, что быстро мне отсюда не уйти, и от скуки начинаю следить за ходом спора. Победила женщина, у которой талон на 10.30, но пришла она в 8.30, то есть за два часа до назначенного времени. Сижу и думаю, зачем настолько заранее. Мои размышления прерывает медсестра, появившаяся в дверном проёме вожделенного кабинета. Назвав мою фамилию, приглашает войти. Чувствую завистливое дыхание очереди в спину.

Александр Фёдорович с первого взгляда произвёл на меня успокаивающее впечатление. Смотришь на него, и легко на душе делается, появляется уверенность, что, с чем бы ты к нему ни обратился, с какой бы страшной болячкой ни пришёл, он всё вылечит. Мне как-то сразу стало спокойно, ехать в Красноярск расхотелось. Может, такой эффект возник ещё и потому, что доктор поразительно напомнил моего отца. Такие же неторопливые, но уверенные движения, ровный мягкий голос. Видно, что перед тобой настоящий врач: знает своё дело, работает без суеты, но при этом от его цепкого взгляда не ускользнёт ни одна мелочь.

Откуда аншлаг у кабинета?

Во время приёма мне стало понятно, почему возле кабинета столько людей. Александр Фёдорович проводит осмотр пациентов с доскональной тщательностью. Я уже давно с таким не встречалась, привыкла, что в красноярских клиниках врач едва взглянет на пациента и сразу же утыкается в экран монитора, чтобы заполнить форму приёма больного в компьютерной программе. Бывает, «На что жалуетесь?» – единственный вопрос, который услышишь за время пребывания в кабинете. А его, времени, к слову, не так много – фиксированные 12–15 минут, ни больше ни меньше. Ведь ждёт следующий пациент. Вот и получается вместо врачебного осмотра конвейер больных, у которых даже давление измерить некогда, потому что нужно заполнить форму в программе. Быстро? Да. Эффективно? Вряд ли. Конечно, это не вина врачей, не они эти правила придумали.

Александр Фёдорович – врач старой закалки, привык работать на совесть, а не на скорость. Ни одного пациента не отпустит без осмотра. Не пропишет лекарства, не заглянув в каждое отверстие лор-органов. Пусть это увеличивает время приёма, зато гарантирует эффективное лечение. К слову, очередь двигалась бы намного быстрее, если бы люди сами не вносили путаницу. Кроме тех, кто приходит к доктору по талону, и тех, кого он принимает по «cito!», неиссякаем поток «япростоспросителей», пытающихся проникнуть в кабинет без очереди. И вот получается, что вместо двадцати пяти запланированных пациентов врач за день принял тридцать, а то и сорок больных. Как у Александра Фёдоровича хватает сил и терпения, не знаю. Насколько нужно любить свою работу, чтобы изо дня в день вести приём, к каждому человеку отнестись с вниманием, задать вопросы, выслушать, осмотреть, поставить диагноз. И это на протяжении почти пятидесяти лет, которые Вершинин отдал медицине.

Ветеран медицины

Обычно врачами становятся те, чьи родители медики. Но Александр Фёдорович в этом смысле исключение: его родители – педагоги. Зато жена тоже врач – Ирина Томасовна Вершинина проработала в дивногорской больнице более двадцати лет. Я с удивлением узнала, что Александр Фёдорович готовился стать вовсе не отоларингологом, а хирургом. И, возможно, сегодня в нашей больнице лор-врачом работал бы какой-то другой человек, если бы на тот момент была вакансия хирурга. Но таковой не оказалось, и Вершинину предложили место преподавателя хирургии в Дивногорском медучилище. Правда, долго он там не задержался – призвали в армию. Вернувшись домой, получил предложение от Леонида Васильевича Климова, назначенного тогда главврачом, переквалифицироваться в отоларинголога. Александр Фёдорович обдумал предложение и согласился, на радость дивногорцам.

Пожалуй, не будет преувеличением сказать, что на приёме «ухо-горло-носа» хоть раз в жизни побывал каждый житель нашего города. Ведь к Александру Фёдоровичу идут те, у кого в ухе застреляло, и проходят медкомиссию при устройстве на работу, а также призывники. Словом, работы хватает. Правда, сейчас стало полегче, ведь в больнице появился второй отоларинголог – Софья Сергеевна Бобрович. Но молодых специалистов всё-таки не хватает. Это проблема не только нашей больницы, сейчас везде так. Молодёжь не стремится работать в государственных клиниках – идёт в частные, ведь там зарплата в разы больше. Вот и получается, что ветераны медицины, как Вершинин, – «золотой фонд» дивногорской больницы, который берёт нагрузку на себя и не спешит уходить на пенсию. Совесть не позволяет бросить пациентов. Но, увы, врач не сверхчеловек, он так же устаёт, болеет, хочет в отпуск.

Так почему бы пациентам со своей стороны не попытаться сделать жизнь врача чуточку легче? Не лезть без очереди, не грубить, быть терпимее, если ожидание возле кабинета затянулось дольше, чем предполагалось. Это ведь не сложно вроде. Врач один, а нас много, давайте будем относиться к нему с уважением. Хотя бы потому, что мы приходим в больницу за помощью, а не за одолжением. А то сейчас стало модным путать сферу здравоохранения с бытовыми услугами.

Что тут говорить – работаю

Ещё не раз мне приходилось обращаться к Александру Фёдоровичу. Во время каждого визита он всё так же внимательно проводил осмотр, уверенно давал рекомендации по лечению. Но сегодня я шла к нему на беседу не в качестве пациента, а в качестве журналиста. Почему-то было предчувствие, что откровенного разговора не получится: ну не таков Вершинин, чтобы болтать попусту с малознакомым человеком, а уж тем более нахваливать себя. Так оно и получилось. Александр Фёдорович был хоть и приветлив, но сдержан. «Да что я могу о себе рассказать, – с улыбкой проговорил он, – работаю, как и все мои коллеги. Никаких особых заслуг за собой не вижу. Просто делаю своё дело». Удивительной скромности человек!

Заведующая поликлиникой Ткалич Валентина Алексеевна и другие коллеги Александра Фёдоровича единодушны в оценке его профессиональных и человеческих качеств. Восхищаются им и пациенты. Чтобы не быть голословной, позвольте, дорогие читатели, закончить сей опус словами одной моей хорошей знакомой, которая отозвалась об Александре Фёдоровиче примерно так: «Вершинин – жемчужина в золотом фонде дивногорской больницы. Он бессменно трудится в должности лор-врача уже не один десяток лет. За это время снискал уважение дивногорцев не только как квалифицированный специалист, но и как человек с большим сердцем. Он не может оставаться равнодушным к страданиям больного, чутко прислушивается к каждому пациенту. Это врач от Бога, врач с большой буквы. Пусть его добро вернётся к нему сторицей».

 

Катерина Абаулина (АП)
Фото Ольги Гаманович

 


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ