ТЕЛЕГРАФИСТКА ЛЕЛЯ

0
549

Ах, война, что ж ты, подлая, сделала:/ Вместо свадеб — разлуки и дым!/ Наши девочки платьица белые/ Раздарили сестренкам своим… Свое белое платьице в июне 41-го передала младшей сестренке и героиня нашей сегодняшней рубрики Ольга Евстафьевна Шарангович. Ей, как и многим ее сверстницам, война спутала все радужные мечты о светлом будущем, учебе и большой счастливой любви. В минуту, когда на смертный бой поднялась вся страна, солдатские ряды пополнили и совсем еще молоденькие девушки, которым едва ли исполнилось 18 лет. В их числе была и Ольга Евстафьевна. Хотя, конечно, в те годы так ее еще никто не звал. Для всех она была просто Лелей…

Улыбчивая, симпатичная Лелечка была второй из трех дочерей в дружной семье хлеборобов Софьи Герасимовны и Евстафия Иосифовича.  Несмотря на множество трудностей, которые пришлось испытать родителям девочки, на советскую власть они не были в обиде. Посвящали себя труду, воспитывали дочек. Те, также с малых лет не чурались работы, помогали колхозникам на необъятных плодородных полях колхоза Красный ключ Даурского района. Жили бы и не тужили в семье, пока тяжело не заболела и не умерла от водянки мама. Двенадцатилетняя Олечка, можно сказать, взвалила на себя всю материнскую заботу о младшей семилетней сестренке. После окончания школы-семилетки Леля перебралась в Красноярск, где работала в ателье на выкатке валенок. Здесь и застало ее кровавое зарево июня 1941 года. Прямо с рабочего места комсомолок призвали на краткосрочные курсы телеграфисток. Через каких-то восемь месяцев Леля и ее подруги уже ехали в поезде в самое пекло войны – на Западный фронт.

Поезд домчал их до Малоярославля. Там и высадили 18 девушек – всех как на подбор: высоких, сильных, красивых.

– Крепкое телосложение было отличительной чертой девушек из Сибири, – вспоминает Ольга Евстафьевна, – Не то, что хрупкие нежные москвички!

Девчоночий отряд во главе с молоденьким лейтенантом, только что вышедшим из училища, должен был пешком добраться в расположение военной части. Шли под гул самолетов, которые без конца пролетали над головой.  До тех пор, пока не попали
в поле зрения пилота немецкого «мессершмитта». И тут  с неба посыпалась смерть.

– Как сейчас помню ту местность и кладбище, – промакивая краешком полотенца набежавшие слезы, шепчет ветеран, – «мессер» – штука такая, что и иголку на земле видит. А на кладбище куда спрячешься? Никуда, на нем все, как на ладони. В одно сплошное месиво слились памятники, кресты, гробы… Из 18 девушек погибли 13(!).

Дошли до части впятером, и девушек распределили по армиям. Выдали форму: гимнастерку, юбку, ремень и пилотку. Для холодов были припасены  бушлаты, которые в скрутке носили на плече. Добавив к этому вес карабина, противогаза получим дополнительные 20 кг веса. И этот груз приходилось носить ежедневно.

Наша Леля попала в телефонно-телеграфную роту, командиром которой был некто Кузнецов. По словам собеседницы человек трусоватый. Уж очень он любил перед начальством, как сейчас называется, выстилаться.

За три с половиной года на передовой наша Ольга Евстафьевна многое увидела, многое перенесла. Неоднократно, совсем рядом ощущала ледяное дыхание смерти.

– Однажды, под Киевом, пошли с подругой на кухню за кашей, – вспоминает она, –
в котелки нам суп налили, в крышки – второе раздали. Идем, разговариваем,
в предвкушении обеда слюнки глотаем. А в это время как нас стали немцы обстреливать миновзрывными пулями, которые очень низко летят. Одна из них прострелила мне юбку. Пуля прошла навылет в аккурат между коленями. Я всего лишь шаг сделала,
и этого шага хватило для спасения.

Самым запоминающимся событием фронтовой жизни  нашей героини стали переговоры маршала Георгия Жукова с Иосифом Сталиным, которые довелось вести  Ольге Шарангович. Это было уже возле Германии. Командиру батальона Кузнецову, тому самому трусоватому типу, было дано задание найти человека, который не подведет во время переговоров. И он предложил кандидатуру юной телеграфистки Лели.

– Мы пришли в аппаратную раньше, – вспоминает она, –  Сели. Форма разглажена и выстирана. Заходит начальство – много, человек десять. В том числе и Георгий Жуков. А наш Кузнецов спиной ко мне стоял, и я даже увидела, как у него сзади штаны трясутся с перепугу. Мы все встали. А Жуков сразу замечание сделал, что мы должны сидя работать, чтобы не ошибиться. Я выбиваю: «ПП», «ПП» – прошу принять. А в это время перестала связь работать. Что ж – война! Провода рвутся от стрельбы. Я очень заволновалась, раскраснелась.  И Жуков это заметил.

– Что случилось? – спрашивает

– Лады зажаты, никак не могу на связь выйти!

– Не волнуйтесь, Леля, я подожду…

– Надо ж, кто-то даже успел ему сказать, что меня Лелей зовут! – удивляется Ольга Евстафьевна.

Через несколько минут из Москвы пришел позывной: «ПД», «ПД» – прошу давать.
И все, что нужно было, наша Леля  передала. Правда, переговоры велись зашифрованные. Жуков цифры диктовал, а она их передавала. О чем маршал докладывал Сталину, ей было неизвестно.

За свою телеграфисткую работу Ольга Евстафьевна получила благодарность и от Сталина, и от Жукова.

Хоть и миновали нашу героиню пули на фронте, но на передовой без повреждений невозможно. Получила все-таки телеграфистка тяжелую контузию. Дело было в Белоруссии. Связистки остановились в одной из деревенек в избушке, в которой старушка с маленьким мальчиком жила. Узел связи был расположен в другом месте. Леля, как старшая, ушла на дежурство. Подошло время обеда.

– Девчата сидят, кушают, а я уже поела, – говорит она. – Отошла к окошку, взяла
в руки гитару и стала наигрывать какую-то мелодию. Я ж большая любительница самодеятельности была. При каждом удобном случае со сцены выступала. В это время немцы обстреляли деревню. Дом со старушкой и мальчиком взорвали.  Меня волной выбросило через открытое окно. Прямо в привязанную у ворот лошадь. Ее мягкие бока и спасли от более тяжелых травм. А вот слух отбило. Три месяца провела в госпитале
в абсолютной тишине. Потом потихоньку поправилась и обратно в свою часть на фронт вернулась.

Помнит наша героиня и еще один случай из фронтовой жизни. Расстрел немецких солдат. Говорит, что некоторые были совсем молоденькими.

– Может, кто и воевать не хотел вовсе, – вздыхает ветеран.

А еще надолго остались в памяти английские и американские союзники, помогавшие
в разгроме фашистской армии.

– Англичане, как сейчас помню, все резинку жевательную изо рта не вынимали, так
и разговаривали, как коровы, жуя траву. А американцы уже тогда все победы себе приписывали. Погонят советские солдаты немцев с деревни, очистят ее от мин.
А американцы говорят, что это они сделали, – говорит Ольга Шарангович.

Пришлось нашей героине поработать и в аэропорту. Смешанный авиаполк состоял из сплошных украинцев.

– Какие ребята красавцы!  – отзывается о них  наша героиня. – Какие умнички! Никто ничего плохого себе не позволял. Уважительные к девушкам. Простые.

С будущим мужем Леонидом Николаевичем Шаранговичем, также прошедшим всю войну, Леля была из одной деревни – Красный ключ. Однако, семья сложилась  уже после войны. Встреча состоялась в районном центре – Даурске, где Ольга Евстафьевна к тому времени работала заведующей парткабинетом. Случайно встретились с Леней
и друзьями из деревни,и пошли на танцы. Парень поинтересовался, чья же это девушка. А ему друзья напомнили, что тот учился с ней вместе. Пошел он Лелю провожать и больше никуда от себя не отпустил.  Вскоре и поженились. Свадьба была за скромным ужином. В 1946 году родился первенец Володя. Потом и второй сыночек Сашенька осчастливил семью. В 1961 году переехали в Овсянку. Ольга Евстафьевна Шарангович  долгое время работала в ОРСе, занимала должность директора магазинов «Чайка» и «Маяк».

Сегодня настоящим помощником для нее является сын Александр. Внучка Елена – дизайнер, также помогает по дому. Радуют бабушку правнуки.  Говорит, что в силу возраста, проживать в Овсянке ей становится сложнее. Бытовые неудобства дают
о себе знать. Летом нет горячей воды, что привносит дополнительные трудности. Жалуется, что во время проведения ремонта не сообразила вовремя, и ремонтники установили высокую ванну. Теперь без посторонней помощи не может помыться.
И вроде бы и хотелось ей жилье более благоустроенное, но и квартиру, в которой прожито больше полувека, жалко.

Наша героиня внимательно следит за новостями и с нетерпением ждет газету «Огни Енисея».

– Очень уважаю нашего президента Владимира Путина, – утверждает ветеран, – дай Бог ему терпения, чтобы не допустить такого кровопролития, какое испытали мы! Пусть на земле будет мир и все национальности дружат друг с другом!

Автор: Ольга ГАМАНОВИЧ

 

 


Комментарии:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ