Повод для сегодняшней публикации другой. Совсем немного времени прошло с тех пор, как в Дивногорске трудится С. И. Егоров – глава нашего города. Говорить о каких-то серьезных достижениях, конечно же, преждевременно. Но заметить почерк в стиле работы руководителя, по-моему, можно. По наблюдениям, Егоров не приемлет брать все на веру. Ему нужно убедиться во всем самому. Отсюда многочисленные встречи, личное посещение, если можно так выразиться, мест напряжения. Вот и это инициированное главой мероприятие можно смело отнести к разряду таковых.

Наш Дивногорск – уникальная административная единица, куда входит не только город, но и несколько поселков: Усть-Мана, Манский, Слизнево, Молодежный, Овсянка, Верхняя Бирюса, Хмельники, Бахта. Любопытно, что при таком количестве поселков иные территории имеют в структуре местных органов власти еще и сельские советы, что, несомненно, упрощает характер управления территорией.

В микроскопическом Кежемском районе, например, сосуществуют, не скажу, что мирно, райсовет, горсовет и несколько сельсоветов. Знаю не понаслышке, так как это моя малая родина. В Дивногорске, как говорится, все в одном флаконе. Сегодня сложившаяся ситуация решительно влияет на то самое управление территорией.

Страдает оперативность, прежде всего. Единственными помощниками на местах являются добровольные старосты – люди активной жизненной позиции, не получающие за это ни копеечки. Благодаря им да депутатам Горсовета от поселков Е. Г. Коршун и В. Н. Коваленко существует система взаимоотношений поселкового населения с администрацией города. Но поселков много, а депутатов всего два, поэтому нередко решение проблем проседает, в том числе и из-за недостаточной информации.

Вот и посчитал глава необходимым этот пробел минимизировать, организовав масштабный рейд. Участниками стали практически все руководители городских служб, от кого во многом зависит качество жизнеобеспеченности населения. Дороги, отопление, благоустройство… Глава, не изменяя своему правилу, принял решение ознакомиться с положением дел на месте. На месте же обсудить с подчиненными алгоритм дальнейших действий. Мне со стороны показалось, что у него это получилось. Кому-то глава сходу звонил, договариваясь о решении наболевшей проблемы, с кем-то советовался по скорому ремонту в ноль развалившейся лестницы длиной метров в сто пятьдесят.

Зная рельеф дивногорских поселков, можно было ожидать, что, преодолев пару почти вертикальных подъемов и спусков, глава убавит пыл. Но ничего подобного.

Обследованию подверглись все улицы и переулки, все проблемные места. Было заметно, Сергей Иванович избегал массовых встреч с населением. Как можно было предположить, сознательно – из-за коронавируса. Если и случалось общение, то только с руководителями. В их числе заведующие клубами в п. Слизнево и Усть-Мана, а также директор библиотеки В. П. Астафьева. Глава обнадежил всех, с кем общался, в скорейшем решении проблем подведомственных объектов. В этой связи так и слетает с языка: “Ну-ну, поживем – увидим”. А пока поинтересуемся у главы города, какие впечатления от рейда он вынес, какую программу действий для себя и своей команды определил.

– Сергей Иванович, что побудило Вас провести такой рейд?

– Изначально я планировал другой формат рейда. Мне хотелось встретиться с жителями. Но, к сожалению, пока нет возможности проводить большие собрания. Не секрет, что в администрацию поступают жалобы от жителей поселков – я знаю, что их волнует. Но одно дело, когда узнаешь об этом со слов специалистов учреждений либо из письменного заявления, а другое – своими глазами увидеть и принять решение, не опираясь только на мнение людей. Например, слизневцы жалуются на плохую дорогу. На самом деле мы увидели обычную проселочную дорогу. Конечно, без излишеств, но сегодня по ней вполне можно ездить. Есть проблема, связанная с запыленностью в летний период. Например, по одной из улиц в Слизнево за сутки проезжает более 500 машин. Эта дорога ведет к примерно 1 тыс. индивидуальных участков, где люди строятся, куда приезжает техника. И другого варианта, как заасфальтировать проезжую часть, быть не может.

– Насколько это реально?

– В этом году точно нет. А в следующем будем ставить ее в приоритет, чтобы асфальт там появился. Всего необходимо заасфальтировать порядка 500 метров. По-другому решить эту проблему, повторюсь, невозможно.

– По итогам рейда что Вам показалось возможным к исполнению?

– В поселках есть проблемы, не требующие большого финансирования. Например, на территории у библиотеки им. Астафьева требуется выполнить благоустройство. На это необходимы не очень большие средства, их нужно выделить из местного бюджета. В полузаброшенном состоянии находится мемориал в Овсянке. Он зарос травой, и нужна хозяйская рука. Чтобы прибраться у этого объекта, много средств не требуется. Важная история – это лестничная инфраструктура, которая есть в Усть-Мане, Молодежном и других поселках. Многие лестницы необходимо срочно ремонтировать. Особенно те, которые идут от остановки «Молодежный» в сторону поселка, да и в самом поселке. Они находятся просто в ужасном состоянии. Мы этот вопрос проработали, и нам выделили дополнительные средства. Этим летом будем ремонтировать. Лестницы должны стать более безопасными и удобными.

– Если уже о лестницах заговорили, продолжим тему. Деревянная лестница в Усть-Мане, думаю, не только меня повергла в шок. Что будет с ней?

– В ближайшее время ее ожидает ремонт. В похожем состоянии находятся тротуары внутри поселка. Кроме того, обозначена проблема по деревянным тротуарам вдоль федеральной трассы. По ним решение будет принято чуть позже. Сейчас
КрУДор проектирует такие дорожки вдоль федеральных трасс, через год они появятся.

– В завершение рейда в Усть-Мане зашла речь о заброшенном тротуаре. Какое по нему возможно решение?

– В том случае налицо самозахват земли жителями. Нужно сделать нормальную дорогу и пешеходный тротуар.

– Самозахват земли повлек за собой прекращение доступа к летнему водопроводу. Какое решение Вы видите в этом случае?

– Нужен диалог с жителями. Этот забор возник не так давно. К сожалению, проблемы с самозахватом у нас повсеместно. Похожая ситуация в индивидуальном поселке, где люди захламляют не принадлежащую им территорию за своим забором, тем самым мешая уборке дороги грейдером в зимнее время. Потом обижаются, что где-то не было убрано. Здесь должна активно работать административная комиссия, чтобы понуждать людей соблюдать порядок.

– Сергей Иванович, что Вас, как человека нового на посту главы города, больше всего удивило в результате рейда. В чем, на Ваш взгляд, особенность нашей территории?

– В Усть-Мане меня удручает состоянии народного музея. Будем прикладывать усилия, находить средства, чтобы привести его в божеский вид. Это место, которое по личной инициативе обустраивали многие поколения жителей поселка. Зданию музея необходим текущий ремонт, а прилегающей территории – благоустройство.
В целом же хочу, чтобы у нас было не как у всех. Наши поселки отличаются от классической сельской территории. В них все больше не сельского, а, скорее, дачного уклада. Как бы то ни было, уровень жизни в поселках должен быть приближен к городскому. Тем более что через наши поселки проходят и туристические маршруты. Например, Овсянка – это не только усадьба Виктора Петровича Астафьева и библиотека, но и другие объекты. Необходимо обустроить нормальный выход к Енисею. Сейчас берег без конца захламляют отдыхающие. Как с этим бороться, пока непонятно. Камеры видеонаблюдения в данном случае не решение проблемы. Будем думать.

– В ходе рейда Вы проявили интерес к кладбищу у п. Молодежного, где захоронен В. П. Астафьев. Какие у Вас намерения относительно этого погоста?

– Это и мемориальный объект, и место захоронения жителей города и поселков. Там все меньше и меньше остается места, ресурс по захоронению не очень большой. Поэтому рассматриваются варианты расширения кладбища, обустройство его новой очереди. Земля под эти цели уже выделена. Это дело ближайших двух лет. Замечу, что и городское кладбище тоже имеет ограниченный ресурс.

– Люди в Молодежном самостийно разбивают огороды у своих домов, устанавливают ограждение, кому какое вздумается. Это характерно и для города Дивногорска. Как Вы к этому относитесь?

– Да уж, все эти огородики – особенность Дивногорска. Появились они не вчера, а много-много лет назад. Я же понимаю, что для горожан их палисадник – это своеобразная отдушина. Мало того, мини-огородики чаще всего имеют те, кто не обзавелся дачей. По моему убеждению, мы не можем лишать людей того, что сложилось исторически. Заметьте, это при том, что все палисадники наверняка расположены на муниципальной земле.

Мое мнение такое: если земельный участок заброшен, то его нужно аннулировать. Если землей пользуются, жители выращивают цветы, овощи, то принимать запретительные меры не следует, но обязательно потребовать должного содержания участка. Имеется в виду прежде всего соответствующее ограждение.
В городе должен быть принят единый стиль. Сегодня в этом вопросе полный кавардак. У кого-то палисадник голубой, у кого-то в нелепый цветочек. Кто-то соорудил высокий забор, а кто-то маленький. В ближайшее время (после снятия ограничительных мер) планируем провести совещания с управляющими компаниями и жителями домов по этому вопросу. Интерес и ответственность управляющих компаний здесь должны быть велики. Возможно, организуем конкурс на лучшую приусадебную площадку.

– И в Молодежном, и в черте Дивногорска немыслимое количество сараев и сарайчиков. Многие из них уже развалились: хозяев либо нет, либо давно не пользуются старыми постройками. По Вашему мнению, как скоро с этим безобразием можно будет разобраться?

– Все сарайки в Дивногорске, чьих хозяев мы найти не можем, в течение этого года будут снесены. В Молодежном есть разные объекты. Некоторые пора сносить, но есть такие, за которыми люди ухаживают. После того, как будут разрешены массовые мероприятия, будем проводить собрания с жителями по этому вопросу. Возможно, кому-то нужна помощь, чтобы привести свою сараюшку в порядок. Я понимаю, что для многих это место, где можно хранить свое несезонное имущество. Поэтому мы не будем сносить сараи в Молодежном при условии, что они будут приведены внешне в порядок и не будут портить нынешний вполне ухоженный вид поселка.