Твои люди, Дивногорск!

Персона. К неизведанным далям
с Петром Зверевым

Что, как не любопытство, издревле влекло человека к новым открытиям? Страсть к познанию нового во все времена побуждает встать и отправиться
на поиски неизведанного. Что там, за той горой? А дальше, где линия горизонта венчает небо с землёй?


Как написал в своём блоге сегодняшний гость нашей постоянной рубрики «Персона»: «Наш городок – это капля в море городов России, но любая капля несёт в себе содержание вселенского творения». Речь, конечно же, о Дивногорске, а автор этих строк – Пётр Васильевич Зверев, чью биографию я вкратце, но с удовольствием поведаю читателям «ОЕ». Стоит упомянуть, что после переезда из г. Кызыл, где был сотрудником радио-телецентра, и службы в ВВС, прошедшей в Германии, он переехал в Дивногорск, работал на ДЗНВА и Красноярской ГЭС. Но истинный смысл жизни Пётр Васильевич видел в открытии этого мира, созерцании его в дальних походах по родному краю, а потому всё свободное время посвящал и продолжает посвящать туризму.

Тува


«склонность к путешествиям в меня была заложена с младенчества. Она только ждала своего проявления», – так пишет Зверев в своих воспоминаниях о первых серьёзных походах по Туве, когда он в 1970 году стал членом турклуба «Демир-сал». Действительно, тягу к перемене мест Пётр Васильевич впитал с детства: будучи геологами, работающими на приисках, его родители часто переезжали из одного района Тувы в другой. «Как и весь люд геологоразведки, мы вели полукочевой образ жизни», – пишет путешественник. Когда семья осела в Кызыле, ребёнок уже не смог жить на одном месте: огромный неизведанный мир манил к себе. В первый свой самостоятельный «поход» Зверев отправился в двенадцать лет – в одиночку исследовать окрестности города. А уже потом начались настоящие путешествия: ночёвки в лесу и степи, искры костра, уносящиеся в небо под мелодию гитарных струн и первые серьёзные жизненные уроки. «Анализируя всё, с чем я соприкоснулся в походе, прихожу к пониманию того, что туризм является эффективным инструментом воспитания человека. Если относиться к лесу, как к Храму природы», – из воспоминаний Зверева.

Долг


Организатор клуба и школьный товарищ Зверева Яша Кром смог хорошо наладить работу: установил контакты с ведущими клубами СССР, участники «Демир-сала» проходили всесоюзные семинары, проводили сборы, соревнования. И, что немаловажно, оказывали серьёзную помощь государству в качестве добровольцев при чрезвычайных ситуациях – искали пропавших на маршруте туристов, вели поиски пострадавших при сходах снежных горных лавин. До МЧС в системе туризма существовала контрольно-спасательная служба. В клубную систему она не входила, а была подчинена советам по туризму, осуществляющим контроль над туристами на маршрутах. Турклубы вели серьёзную деятельность по подготовке специалистов – именно специалистов, поскольку люди без соответствующих знаний к ней категорически не допускались – по оказанию помощи пострадавшим в труднодоступных районах. Эта работа приравнивалась к исполнению государственного долга и требовала определённых навыков, которые могут быть только у туриста, имеющего большой опыт, морально-волевые качества, стрессоустойчивость, прошедшего походы самой высокой, пятой, категории, то есть подготовленного к любым чрезвычайным ситуациям. А в горах это может быть всё что угодно – от тяжёлых погодных условий до повторного схода лавины и встреч с дикими животными.

Мужик в шапке


К слову, о последних я не могла не спросить у Петра Васильевича, ведь по логике, подобные ситуации наверняка имели место, ведь туристический маршрут идёт по непроходимой тайге, горам и скалам. Это вам не прогулка по набережной, где бурых мишек тоже иногда можно увидеть, правда, издалека – на другом берегу Енисея – и наблюдать за косолапыми с вполне безопасного расстояния. В тайге медведь – хозяин и очень опасный хищник, и встреча с ним в биографии Зверева была:
– Шли мы вдвоём с товарищем высокотравьем по звериной тропе. Трава выше человеческого роста, куда идти дальше – не видно. И тут замечаю впереди слева мужик какой-то в зимней шапке, вроде черемшу собирает. Решил я у него дорогу спросить. Стал подходить ближе, мужик повернулся, а на шапке у него ушки кругленькие, а ниже глазки умненькие на меня смотрят. Медведь! Косолапый был удивлён встречей не меньше меня. Мгновение мы смотрели друг на друга, а в следующую секунду я уже видел только сверкающие пятки и густую шерсть, которая волнами поднималась и спадала по ходу бега медведя. Солнце как раз садилось, подсветив его шкуру, заискрившуюся в свете, и это необычайное по красоте зрелище навсегда осталось в моей памяти.

Первый поход в Дивногорске


Поселившись в наших краях, Пётр Васильевич без труда нашёл единомышленников и отправился вместе с ними в первый ознакомительный поход в окрестностях города. Знали ли вы, что, кроме всем знакомого «Монаха», наши дивные скалы носят не менее поэтические названия – «Парус», «Пасхальная стенка», «Дракон», «Кентавр» и прочие? Эти имена вы не увидите ни на одной карте, не найдёте ни в одной туристической брошюре. Да и не многие дивногорцы, я уверена, их знают. Не знают и того, что всего в нескольких километрах от р. Заречная Лиственка есть удивительная скала «Спартак» и каньон, в котором совсем недавно бушевал горный водопад. К сожалению, водопад и каньон Малая Лиственка сейчас разрушены обвалами.


Оставив товарищей в импровизированном лагере, он пошёл в одиночестве исследовать скалистые ущелья и неизведанные тропы. Увлечённый прогулкой, спустился к неизвестной реке – Заречной Лиственке, как выяснилось впоследствии. Подкралась ночь, до лагеря идти далековато, да и не хотелось снова лезть наверх, обдирать об камни руки. Можно и тут переночевать, но спички, котелок и спальник остались в лагере. как быть? У Петра Васильевича за спиной огромный опыт, и выход из ситуации нашёлся, как и спички, которые случайно выронил, проходивший здесь ранее турист. Вспомнив, как в одном из походов тувинцы кипятили в туеске из берёзовой коры чай, кидая в него разогретые в костре камни, мужчина снял крышку с объектива фотоаппарата и вскипятил в ней воду подобным образом. Вместо спального мешка была выбрана трухлявая берёзовая колода, из которой Зверев выбросил труху и забрался внутрь. Ночь он проспал вполне комфортно, а на рассвете, когда утренняя роса сверкала на листьях, без происшествий вернулся к товарищам.


Для меня услышать, что человек может вот так запросто переночевать в лесу, не имея при себе ни спичек, ни укрытия, было высшим удивлением. А для Петра Васильевича это привычная реальность. Неутолимая жажда к перемене мест снова и снова влечёт этого человека в лес, в тайгу. забраться на самую высокую гору, заглянуть – а что там, за горизонтом? «В путь, в дорогу!» – зовёт сердце. И снова он шагает по земле, которая открывает ему свои удивительные тайны, ищет свою «terra incognita» – неизведанную землю.


Катерина Абаулина
Фото из личного архива П. В. Зверева