Если не победить, то хотя бы снизить риск

94

Архиважно. Решить проблему помогут гражданская позиция и материнский инстинкт

НА ЗЛОБУ ДНЯ

Кирилл никогда не был проблемным ребенком. «Мамино счастье» называла его соседка, которая никак не могла справиться со своим отпрыском, вступившим в подростковый период.

Почти обычная история


Женщина по-доброму завидовала Елене, маме Кирилла, и всё пыталась понять, какие методы воспитания применяются в семье, где мальчишка растёт таким послушным. Но всё когда-нибудь кончается. Кирилл переменился так резко, словно кто-то нажал на выключатель, и свет погас. Мальчик стал раздражительным, нервным, часто просил денег на карманные расходы. Некогда домашний ребенок практически поселился на улице, а его утомляемость перешла в стадию болезненной: Кирилл засыпал, как только голова касалась подушки, а просыпаясь утром, выглядел уставшим, словно и не ложился отдыхать.


Явные перемены Елена заметила, но причину определить не могла долго, списывая все на переходный возраст. Однако дело оказалось в другом. Складывая вещи сына в стиральную машину, привычно перепроверяла карманы и нашла в брюках странный предмет, похожий на большую зажигалку. Крутя яркую вещицу в ладонях, женщина вдруг с ужасом осознала, что это прибор для курения. Вейп.


Эта история похожа на сотни других, ставших сегодня чем-то обычным. Количество подростков, употребляющих эту адскую смесь, сосчитать невозможно. Курит каждый второй – ​вот печальная неофициальная статистика. И со временем возраст тех, кто уже попробовал «парить», все моложе.
Так ли это опасно?


Сейчас трудно найти родителя, который не знал бы о новой страшной моде. Вейпы, словно эпидемия, распространяются среди подростков с космической скоростью. В своё время производитель презентовал их как безопасную альтернативу табачным изделиям, но медики утверждают: это далеко не так.


– Жидкость для курения содержит ароматические вещества, которые с высокой вероятностью могут вызвать аллергическую реакцию. И если это будет просто сыпь, то можно сказать, что повезло! А если отёк Квинке, известный осложнением в виде отёка слизистой? Это уже чревато летальным исходом, – ​рассказывает Андрей Викторович Потылицын, заведующий педиатрическим отделением детской поликлиники дивногорской больницы. – ​Помимо этого, в составе есть глицерин, тяжёлые металлы, например, свинец. Они легко провоцируют атипичную пневмонию.
Мама Кирилла прошла много трудных дорог, прежде чем вытащила сына из этой зависимости. Пробовала разговаривать, лишать карманных денег и прогулок с друзьями. Последнее вообще не помогало, потому что мальчик вполне свободно курил в школе. Вейп – ​штука хитрая: запаха табака, который можно учуять за версту, нет. Пахнет жидкость фруктами или цветами.


Спасательный круг бросила та самая соседка. Женщина имела печальный опыт со своим сыном. Поэтому, узнав о проблеме, посоветовала сходить к психологу. Не сразу, но помогло.
Елене не давал покоя вопрос: где сын брал запрещённые для продажи несовершеннолетним смеси? Методом шпионажа (по-другому и не назовешь) узнала, что делалось это элементарно – ​просто покупал в магазине.

Вопрос непосредственно к тем, кто стоит за прилавком табачного магазина. А если вашему внуку или сыну продадут смертельно опасное вещество? Что сделаете вы в таком случае?

Кто продаёт детям смерть?


В Дивногорске подростки с вейпами даже не прячутся: это ведь не сигареты! Взрослым, кто в теме, уже страшно, потому что явление становится чем-то обыденным. И тех, кто ещё пытается бороться, с каждым днём всё меньше. Ибо напасть кажется непобедимой.


История Кирилла не уникальна, но есть момент, о котором хочется поговорить подробнее. Почему несовершеннолетнему ребёнку продали вейп? Может быть, некоторые продавцы не в курсе, но эта штуковина – ​никотиносодержащий продукт, и отпускать его детям запрещено законом. Это то же самое, что продать алкоголь или сигареты. Карается штрафом. Но дело-то вовсе не в положенном наказании. Суть в том, что люди без зазрения совести отдают в детские руки потенциального убийцу. Неужели ничего нигде не ёкает? Нет материнского инстинкта?


У меня вопрос непосредственно к тем, кто стоит за прилавком табачного магазина. А если вашему внуку или сыну продадут смертельно опасное вещество? Что сделаете вы в таком случае?
Недавно я стала свидетелем такой сцены: в магазине продавец ожесточённо спорила о чём-то с юнцом лет 14. Оказалось, что женщина не продала пацану энергетик. А ведь запрета чёткого нет. Он всего лишь не рекомендован лицам младше 18 лет. После того как перепалка закончилась и скандальный юноша ушёл ни с чем, я поинтересовалась, почему продавец отказала. Её ответ тронул меня до глубины души: у женщины внук того же возраста, поэтому и рука не поднялась вручить вредный напиток ребёнку. Вот что значит гражданская ответственность в действии! Кстати, ответственность, помимо всего прочего, формирует статистику. На это мы обратили внимание, работая над материалом.

Когда молчание – ​преступление


Поясню. Пытаясь разобраться в этой теме, поинтересовались у инспекторов по делам несовершеннолетних, много ли дивногорских подростков употребляют вейпы. Казалось, что ответ очевиден: их пруд пруди. Но услышали нечто очень удивительное. Оказывается, что процентов 25–30%.


При этом мы сами, как жители города, которые смотрят по сторонам, знаем, что гораздо больше. Такой разрыв между действительностью и официальной статистикой из-за того, что о правонарушениях в торговых точках, да и о самих курильщиках, мало кто сообщает.


Начальник отдела полиции № 13 по делам несовершеннолетних инспектор Елена Алексеевна Кошелева рассказывает: «Среди взрослого населения Дивногорска очень мало имеющих стойкую гражданскую позицию. И дело не только в тех, кто отпускает подросткам запрещённый товар, но и в тех, кто становится свидетелем. Понятно, что придётся потратить время, чтобы сообщить в полицию, написать заявление, подтвердить, что на ваших глазах произошло преступление. А ведь, коснись ситуация наших детей, наверное, мы бы рвали и метали, пытались привлечь продавца к ответственности. Не так ли? Почему тогда проходим мимо, видя явное правонарушение? Промолчать в данном случае – ​это тоже преступление».


Резюмируя, что хотелось бы сказать. Во-первых, бороться с проблемой можно и нужно. У мамы Кирилла это получилось. Им очень помогли психолог и желание избавиться от зависимости. Ну а во‑вторых, давайте всё-таки начнём эту самую гражданскую позицию формировать. Надо выходить на поле битвы. Никто не позаботится и не спасёт наших детей, кроме нас самих. Ведь получилось со спайсами, снюсами и прочей ядовитой гадостью. А значит, можно снизить риск и здесь. Но только всем вместе.


Ольга Фролова (АП)